Проблемы подготовки войск по опыту локальных войн

Наука и военная безопасность, №3/2004, стр.3-5

Проблемы подготовки войск по опыту локальных войн

Генерал армии М.А. ГАРЕЕВ,

Президент Академии военных наук Российской Федерации,

доктор военных наук, профессор, действительный член

Академии военныхнаук Российской Федерации

Белорусский военный округ и вообще Белоруссия всегда были эталоном того, как надо относиться к защите Отечества, генератором творческой военной мысли, военной школой и полигоном, где практически отрабатывались и проверялись уставные документы, наиболее передовые новаторские идеи в области строительства и подготовки Вооруженных Сил. Большим событием в научной жизни Вооруженных Сил Республики Беларусь является выход журнала «Наука и военная безопасность». Во многом способствует развитию военного творчества также активная работа Белорусского отделения Академии военных наук, работу которого непосредственно курирует и направляет министр обороны Республики Беларусь генерал-полковник Л.С. Мальцев, отличавшийся всегда большим творческим потенциалом

Академия военных наук возникла как объективная потребность в условиях, когда после распада СССР для России, Беларуси и дру-гих республик сложилась совер-шенно новая геополитическая обстановка. Новое международ-ное окружение, новые границы, угрозы и оборонные задачи, совсем иные экономические и военные возможности. Следовательно, все оборонные задачи надо было заново обдумать (в этом основной смысл военно-научной работы), а научный потенциал резко сни-зился. В России, например, до 90% докторов наук оказались вне Вооруженных Сил. Этот научный потенциал надо было как-то объ-единить и использовать в интере-сах своего Отечества.

Деятельность Академии воен-ных наук позволяет расширить и углубить фронт оборонных исследований, привлечь к военно-научной работе дополнительный отряд наиболее опытных военных ученых, ветеранов военной науки, решать исследовательские задачи более экономно, а также создает возможность выражать объек-тивные, независимые суждения и вырабатывать альтернативные предложения по актуальным обо-ронным проблемам.

Следует подчеркнуть, что XX век был переполнен собы-тиями огромного исторического значения. В течение одного сто-летия произошло две мировые и более 450 локальных войн, воору-женных конфликтов и несколько десятков революций. Что нас ждет в XXI веке, какие войны могут возникать и чем они будут отли-чаться от прежних?

В этом отношении особенно характерна война в Ираке. С самого начала было ясно, что главными ее целями были нефть, разрешение возникших экономических про-блем и дальнейшее укрепление геополитических позиций США. Ставится задача ликвидировать неугодные режимы, «навести порядок во всем мире» под эгидой США. Практически после «холод-ной войны» происходит новый передел мира и прежде всего энергетических ресурсов. После Ирака на очереди теперь Сирия, Иран, КНДР, Куба, Беларусь. Эти, с точки зрения США, «изгои» прямо пока не называются, но что со временем доберутся и до них - в этом сомневаться, по-моему, не приходится.

Как известно, президент Владимир Путин занял принци-пиальную позицию по иракской войне и осудил «кулачное право» в мировой политике. Но все громче раздаются голоса в поддержку аме-рикано-английской агрессии про-тив Ирака, мол, Путин, Шредер и Ширак совершили ошибку и един-ственно верная политика - присо-единиться к победителю.

В последнее время развернута крупномасштабная кампания с целью обелить и обосновать пра-вомерность «кулачной» политики. О чем же нам толкуют?

Во-первых, иракскую войну провозгласили презентацией однополярного и похоронами много-полярного мира. Считается, что ООН себя изжила, ООН нужно заменить неким мировым прави-тельством. Как заявил известный политолог Хантингтон: «В мире, где не будет главенства США, будет больше насилия и бес-порядка и меньше демократии и экономического роста...»

Во-вторых, объявляется уста-ревшим понятие суверенитета государства. Некоторые полито-логи считают, что в результате национально-освободительной борьбы образовалось большое количество политически и эко-номически несостоятельных госу-дарств. Они порождают кризис-ные явления и дестабилизируют обстановку в мире. Поэтому так называемые «развитые демокра-тии» приобретают право свергать неугодные режимы в подобных странах и насильно обращать их в «подлинную демократию».

В-третьих, разрабатываются соответствующие формы прав-ления покоренными народами. Профессор Оксфордского уни-верситета Нил Ферпосон опу-бликовал широко рекламируемую книгу «Империя. Как Британия сделала современный мир», где доказывается, что Британская империя была наиболее целесоо-бразной цивилизованной формой управления отсталыми народами. Автор книги приходит к выводу, что «наиболее логичным мето-дом противостояния хаосу, и при этом наиболее широко применяв-шимся в прошлом, является коло-низация... возможности и, быть может, даже необходимость коло-низации являются сейчас ничуть не меньшими, чем они были в XIX столетии». А это будет вызывать противодействие стран, стремящихся отстоять свои нацио-нальные интересы. Однако, несмо-тря на видимость легких побед в Югославии, Афганистане, Ираке, осуществление американских целей по установлению «нового мирового порядка» пробуксовы-вает. Обстановка в этих странах не только не стабилизируется, там возникают новые острые про-блемы и конфликты.

В современных условиях миро-вая ядерная война маловероятна и вообще уменьшается возможность возникновения крупномасштаб-ных войн.

Но не прибегая к большим вой-нам, можно достигать политиче-ских целей и «приводить в поря-док» непокорные страны методами политического, экономического, информационного давления или развязывания локальных войн. Пример Югославии, Ирака, Грузии показывает, как будут устранять неугодные правительства.

В новом облике и масштабе предстала перед человечеством угроза международного терро-ризма. Но против этой угрозы невозможно бороться лишь спец-подразделениями, как это пыта-ются изобразить. Опыт того же Афганистана показал, что терро-ристы могут захватывать целые страны, имея в своем распоря-жении тысячи орудий, танков, десятки самолетов. Для действий против таких крупных террори-стических сил нужны регулярные войска и проведение полномас-штабных операций. В новых усло-виях во многом обновляется воен-ное искусство. Боевые действия приобретают высокоманевренный воздушно-наземный характер с преобладанием бесконтактных действий. Но нет основания и для утверждений, что в Ираке потер-пела поражение советская и рос-сийская военная система. Разве в Ираке были разрушены мосты и другие сооружения, создавались минные поля на пути движения противника, устраивались бар-рикады, рвы, надолбы и засады в городах, отчаянно велось сра-жение за каждый дом, этаж, как это было, скажем, в Сталинграде? Наоборот, все делалось вопреки российским военным канонам.

Все дело в том, что наша военная школа требует воли и решимости руководства, народа и армии до конца сражаться за свое Отечество, требует от воинов огромной нравственной силы. При этом необходимо заимствовать все полезное и у других армий, в том числе и у американской. Но воен-ное сотрудничество предполагает взаимный обмен и взаимное обо-гащение опытом и военно-науч-ными знаниями, а не бездумную подгонку всего и вся под натовские стандарты.

К сожалению, налицо дезин-формационные веяния в области военной науки, рассчитанные на то, чтобы увести нас в сторону от реальных проблем.

Ведь если внимательно присмо-треться к «теории войн шестого поколения», то вся ее суть состоит в том, что описывается, как воюет и собирается воевать против дру-гих стран единственная в мире супердержава. Утверждается, что от ядерного оружия надо отказаться, ибо оно уже не будет оказывать никакого влияния на достижение целей войны и можно обойтись дальнобойным высоко-точным оружием. Сухопутные войска не нужны, по ним даже ударов не следует наносить, ибо они сами разбегутся после раз-рушения экономики и коммуникаций страны, существующие ВВС и ПВО тоже себя изжили.

В этих ультрасовременных новациях нет места каким-либо соображениям или рекомендациям - как противостоять подобным действиям агрессора вооружен-ным силам других стран, кото-рые не располагают и не будут в обозримом будущем располагать таким вооружением.

Нам внушают, что война будет носить односторонний, полигон-ный характер, и стране, подверг-шейся нападению, бесполезно сопротивляться, лучше сразу капитулировать.

Некоторые политические и военные деятели говорят: «Только сумасшедший может думать о войне против блока НАТО, кото-рый в четыре раза превышает нас в военной силе». Наши страны, как известно, никогда не собирались и не собираются нападать на дру-гие государства. Россия стремится сотрудничать с НАТО. Но всякая уважающая себя страна не может не думать о том, что ей делать, если она подвергнется нападению.

Думаю, что российский и белорусский народы при самых неблагоприятных условиях будут стремиться постоять за свою неза-висимость, как это было не раз в истории. Вспомним, как легендар-ный крейсер «Варяг» отважился дать бой 14 японским боевым кораблям.

Конечно, России и Беларуси нужно увеличить совместные вложения в разработку и создание новых видов дальнобойного высо-коточного оружия, космических средств, новейших средств раз-ведки, связи, автоматизации управ-ления, чтобы бить противника издалека по самым его уязвимым объектам. Но пока таких средств нет, надо изыскивать новые, более эффективные способы использо-вания существующего оружия, навязывать противнику то, чего он больше всего избегает, а именно активные и решительные кон-тактные действия. Кроме того, разведывательно-диверсионными и другими неожиданными действи-ями проникать в тыл и на фланги неприятеля, всеми возможными силами и средствами воздейство-вать на его дальнобойное вооруже-ние и технику, создавать помехи его космическим и другим средствам управления. Опыт боевых дей-ствий в Ираке, например, в районе Басра, Эль-Каем показал, что там, где войска остаются надежными и хоть как-то сражаются, противник теряет многие свои преимущества.

Ведь именно на севере Ирака фел-лах из винтовки времен Бурской войны сбил современный вертолет «Апачи».

В одной из российских газет появились статьи, где доказыва-ется, что Минин и Пожарский были реакционерами, они еще 400 лет назад сорвали процесс присо-единения России к Западу. Но если бы наши народы тогда и в после-дующие годы не сопротивлялись, скажем, нашествию Наполеона или Гитлера, то, возможно, белорусы, русские и другие народы нашей страны давно уже перестали бы существовать. Поэтому, если мы хотим остаться на этом свете, сохранить свои страны, их сувере-нитет, лучше настраиваться не на капитуляцию, к чему нас всячески подталкивают, а думать больше о том, как и какими средствами защищать свое Отечество.

В наше время надо думать и о том, как обеспечить оборону страны не только силой оружия, но и другими невоенными сред-ствами.

В условиях глобализации поли-тико-дипломатические, экономи-ческие, информационные формы борьбы ведутся как в мирное, так и в военное время. Они приобрели более целеустремленный и скоор-динированный характер, возросли их масштабы, технологическая оснащенность и результативность. Поэтому их значение и опасность значительно возросли.

В связи с этим возникают новые задачи по обеспечению оборон-ной безопасности и новые формы противодействия этим угрозам. Согласитесь, чем успешнее реша-ется задача по предотвращению конфликтов, по их разрешению невоенными средствами, тем меньшая тяжесть ложится на военную силу. Однако, если новые формы теории и практики военной защиты государства у нас разра-ботаны и освоены сравнительно полно, то проблемы комплекс-ного использования невоенных средств для отстаивания наци-ональных интересов и противо-действия новым формам борьбы на международной арене остаются недостаточно разработанными. Направленные на их решение практические мероприятия до недавних пор осуществлялись различными государственными органами разрозненно, недоста-точно целеустремленно. Поэтому, не исчерпав всех мирных, полити-ческих возможностей, приходи-лось прибегать к военной силе, как это было в 1979 г. в Афганистане и в 1994 г. в Чечне.

Учитывая такой сложный и разнообразный спектр угроз и вытекающие из них оборонные задачи, совершенно очевидно, что задачи обороны страны теперь не могут сводиться только к мерам военного характера. Они должны решаться в более широком госу-дарственном плане. Речь должна идти об оборонной безопасности государства в целом, а не только о военной безопасности. И госу-дарственная система управления должна охватывать применение как военных, так и невоенных средств. Все элементы системы управления на военное время (пусть в виде небольшого ядра) должны быть определены еще в мирное время.

К сожалению, в печати, в заяв-лениях некоторых политиков часто неадекватно его смыслу употребляется слово «война». Говорят война «финансовая», «экономическая», «информаци-онная» и т.д. Утверждают даже, что против России и Беларуси уже идет «третья мировая война». А в военных доктринах наших стран записано, что ни одна из стран мира не рассматривается как про-тивник, противников вообще не существует. Так с кем же воюем? Да, борьба, соперничество, конку-ренция в различных сферах всегда шли и идут. Но не всякая борьба, противостояние, и тем более в мирное время, является войной. Война - особое состояние обще-ства, отношений между государ-ствами. В соответствии с российским Законом «Об обороне» (ст. 18) война начинается с началом военных действий и заканчивается с их прекращением. Разумеется, война ведется не только воору-женной силой, но и экономиче-скими, информационными и дру-гими невоенными средствами. Но главное отличие состояния войны в том, что и эти вроде бы нево-енные формы борьбы приобре-тают насильственный характер. Вместо экономических санкций или блокады, вместо противо-стояния информации - прямое уничтожение экономических и информационных объектов.

И не всякий вооруженный конфликт является войной. У нас случались конфликты у озера Хасан, на Халхин-Голе, у острова Даманский, но наша страна не находилась в состоянии войны ни с Японией, ни с Китаем.

Говорят, без применения воо-руженной силы перестали суще-ствовать СССР, Чехословакия или другие федеральные государства. Но не все, что рушится на свете, от войны - целые страны и конти-ненты вымирали или исчезали от эпидемий, землетрясений и наво-днений. Здесь причины другие. Никакой третьей мировой войны пока еще не было и нет. Дело в том, что сколько существует чело-веческое общество, столько же существуют и будут существовать различные формы экономической, торговой, религиозной, идеологи-ческой борьбы, и если любая такая борьба - это война, то выходит, что мира никогда не было, и мы вечно живем в состоянии войны. При таком подходе мы бы никогда не узнали, когда была Первая или Вторая мировые войны.

Поэтому следовало бы более внимательно и критически подхо-дить к различного рода суждениям о так называемых «нетрадицион-ных войнах», рассматривающих всякое противоборство на между-народной арене как войну.

Война как была, так и остается продолжением политики иными, насильственными средствами. Без применения военной силы никогда не было и не может быть войны. По законам логики чрезмерно расширенное толкование любого понятия приводит к стиранию тех граней, которые определяют существо, специфику явления, и в конечном счете лишает то или иное понятие основного его смысла и существа.

Не только в теории, но и на практике это не такая уж без-обидная вещь. В современных условиях, когда различного рода агрессивные действия и экспансии начинаются с развязывания вроде бы небольших конфликтов, при-крываемых и маскируемых дру-гими невоенными или полувоен-ными акциями, отождествление или размывание понятий «война» и «борьба» не способствует свое-временному выявлению подго-товки и развязывания войны и эффективному противостоянию военной опасности.

В теории мы должны разра-батывать и новейшие способы вооруженной борьбы, не ограничивая себя теми возможно-стями, которыми мы сегодня располагаем. Когда в 20-е годы В.К. Триандафиллов разрабатывал теорию глубокой операции, над ним тоже посмеивались, говоря о том, что в Красной Армии всего 200 устаревших танков, нет авиации, десантных войск - о какой глубо-кой операции может идти речь в таких условиях? Триандафиллов отвечал: «Нужно вначале выра-ботать научно обоснованную перспективную теорию и под нее вести строительство и подготовку Вооруженных Сил. Хотите вести современную войну, создайте то, что нужно, идите к намеченной цели». Это актуально и для нас сегодня.

Конечно, самое обидное из того, что сейчас происходит, это невостребованность опыта и новых знаний. Но несмотря на все это, главное, чтобы были осно-вательно разработаны научные основы решения назревших про-блем, а жизнь их рано или поздно востребует.

Сегодня, может быть, это не дано, но все подлинно научные знания и мысли никогда не про-падают. Они имеют свойство воз-вращаться и жить новой жизнью. В свое время А. А. Свечина рас-стреляли, труды его запретили. Но, когда началась война, его идеи использовали.

Поэтому в научном плане надо смело и самоотверженно работать над исследованием важнейших научных проблем, и жизнь непре-менно их востребует.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации