Состояние преступности против порядка подчиненности и уставных взаимоотношений в Вооруженных Силах, меры по искоренению причин и условий этих проявлений

Наука и военная безопасность, №3/2004, стр.48-52

Состояние преступности против порядка подчиненности и уставных взаимоотношений в Вооруженных Силах, меры по искоренению причин и условий этих проявлений

Полковник юстиции

И.Д. ЛАПЕКО,

первый заместитель

белорусского военного

прокурора

Одним из принципов строительства Вооруженных Сил Республики Беларусь, руководства ими и взаимоотношений между военнослужащими является единоначалие. Оно заключается в наделении командира (начальника) всей полнотой распорядительной власти по отношению к подчиненным и возложении на него персональной ответственности перед государством за все стороны жизни и деятельности воинской части, подразделения и каждого военнослужащего. Единоначалие выражается в праве командира (начальника), исходя из всесторонней оценки обстановки, единолично принимать решения, отдавать приказы в строгом соответствии с требованиями законов и воинских уставов и обеспечивать их выполнение. Командир (начальник) несет ответственность за отданный приказ и его последствия

Принцип единонача-лия в Вооруженных Силах Республики Беларусь предпола-гает беспрекословное повинове-ние подчиненных начальникам, точное и своевременное выпол-нение подчиненными приказов своих командиров (начальников). Случаи неисполнения подчинен-ными отданных по службе при-казов командиров (начальников), сопротивления или принуждения их к нарушению служебных обя-занностей, а также физического или психологического насилия над ними нетерпимы в условиях армии, они наносят непосред-ственный вред интересам обеспе-чения постоянной боевой готовно-сти войск, воинской дисциплины и требуют решительной борьбы с ними, в том числе мерами уго-ловно-правового воздействия.

Серьезную опасность для воин-ского правопорядка представляют также нарушения уставных правил взаимоотношений между военно-служащими, в том числе со сто-роны начальников к подчиненным, которые препятствуют исполнению потерпевшими служебных обязанностей, нарушают нормальную жизнедеятельность войск.

Преступления против порядка подчиненности и воинских устав-ных отношений в большинстве случаев сопровождаются при-менением различных видов насилия, посягая тем самым не только на воинский правопо-рядок, но и на жизнь, здоровье, честь и достоинство военно-служащих. Рукоприкладство со стороны командиров (начальни-ков) подрывает основы воинской дисциплины, так как престу-пление совершает должностное лицо, законом уполномоченное решительно противодействовать подобным правонарушениям в войсках.

Именно поэтому борьба с названными воинскими престу-плениями наряду с защитой прав и свобод военнослужащего как человека и гражданина имеет также целью охрану установлен-ного порядка несения военной службы.

В Вооруженных Силах для анализа и создания системы пред-упредительных мер к совершению преступлений против порядка под-чиненности и воинских уставных отношений применяется такое понятие, как «преступность в обла-сти межличностных отношений». По-видимому, с точки зрения воен-ной психологии оперирование этим понятием имеет право на суще-ствование, однако с точки зрения уголовно-правового запрета эти правонарушения корректнее обо-значать предлагаемой нами форму-лировкой: «преступления против порядка подчиненности и воинских уставных взаимоотношений».

Межличностные взаимоотно-шения предполагают более широ-кие формы общения - в быту, не связанные со службой и т.д. В Уголовном кодексе имеется спе-циальная глава (19), в которую входят 27 статей, предусматрива-ющих уголовную ответственность именно за преступления против личности.

Такой большой охват спектра взаимоотношений людей (военно-служащих) не будет сказываться положительно на выявлении именно тех причин, которые при-водят к конфликтам на служеб-ной почве, посягают на воинский правопорядок.

Общественно опасные деяния военнослужащих, посягающие на установленный порядок под-чиненности и воинских уставных взаимоотношений, занимают зна-чительное место в системе соста-вов воинских преступлений.

В гл. 37 Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее УК) из 28 статей, предусматривающих конкретные виды преступлений против военной службы, 8 статей (ст. 438 - 444; ст. 455) устанавли-вают уголовную ответственность за эти преступления:

- неповиновение (ст. 438);

- неисполнение приказа (ст. 439);

- сопротивление начальнику либо принуждение его к нару-шению служебных обязанностей (ст. 440);

- насильственные действия в отношении начальника (ст. 441);

- угроза начальнику (ст. 442);

- нарушение уставных правил взаимоотношений между военно-служащими при отсутствии отно-шений подчиненности (ст. 443);

- оскорбление подчиненным начальника или начальником под-чиненного (ст. 444);

- превышение власти или слу-жебных полномочий, сопряжен-ных с насилием (ст. 455 ч. 2).

Перечисленные преступления тесно связаны между собой (зача-стую неповиновение подчиненного влечет за собой превышение вла-сти со стороны начальника в виде насилия), но по одному признаку - наличие насилия - их можно раз-делить на две группы.

Как уже указывалось, наибо-лее опасными для армии формами преступных посягательств на воинский правопорядок являются преступления, связанные с пося-гательствами на жизнь и здоровье военнослужащего.

Наибольшее распространение среди насильственных воинских преступлений в Вооруженных Силах получили неуставные вза-имоотношения между военнослу-жащими при отсутствии между ними отношений подчиненности (ст. 443) и превышение власти (ст. 455). Превышение власти совершается только должностными лицами (начальниками) по отноше-нию к своим подчиненным.

Эти два преступления состав-ляют 30% от совершенных в войсках преступлений и 60% от воинских (данные за 2003 год). Причем динамика учтенных пре-ступлений и рукоприкладств (пре-вышений власти) неутешительна. Если с 1997 года наметилось хоть и небольшое, но снижение, то последние три года их количество остается на стабильно высоком уровне (в 2001 году 45 превыше-ний власти и 117 неуставных отно-шений; 2002 год - 57 и 94; 2003 год - 44 и 99). За 5 месяцев 2004 года произошел рост неуставных вза-имоотношений и рукоприкладств соответственно на 24% и на 38% и составил 36 и 18 преступлений; почти в два раза увеличилось количество участвующих в этих преступлениях офицеров.

Всю совокупность криминоген-ных факторов, детерминирующих насильственные преступления в войсках, можно разделить на две большие группы:

1. Связанные с военной служ-бой.

2. Не связанные с военной службой.

Человек призывается в армию в значительной мере сформировав-шимся - в этом один аспект влияния факторов, не связанных с военной службой. В процессе службы также нет полной изоляции от общества - в этом второй аспект.

Как показывает судебно-следственная практика, к причинам насильственных преступлений, не связанных с военной службой, относятся:

1. Пороки семейного воспита-ния:

- формирование криминоген-ных качеств в семье (примеры насилия и грубости);

- неспособность родителей воспрепятствовать формированию отрицательных качеств у ребенка, скорректировать развитие лич-ности, исправить его.

2. Пороки школьного воспи-тания:

- дети, не способные воспри-нимать стандартную программу, отстают в учебе, начинают про-гуливать занятия, озлобляются на одноклассников, бросают школу, и общество утрачивает канал соци-ального контроля;

- многие школьные функци-онеры рассматривают главной задачей школы передачу детям только определенной суммы зна-ний. Формирование личности, раз-витие индивидуальной культуры ребенка, коррекция и компенсация пороков семейного воспитания при таком подходе либо отходят на задний план, либо вообще теря-ются из виду.

3. Неразвитость сферы досуга способствует праздности, а празд-ность - главное условие развития криминальных инициатив.

4. Алкоголизация и наркотиза-ция молодежи (для сведения: за 5 месяцев 2003 г. не было учтено ни одного преступления, связанного с наркотиками, за аналогичный период текущего года - уже 5. В Вооруженных силах Российской Федерации преступления, связан-ные с наркотиками, после уклоне-ний и насильственных занимают третье место.

5. Экспансия криминальной культуры, проникновение запад-ной массовой культуры с культом насилия и индивидуализма.

6. Негативная роль российских средств массовой информации (главным образом, ТV), обрушив-ших на белорусов информацион-ные потоки, основным содержа-нием которых являются ужасы, порнография, насилие.

7. Недостатки во внедрении идеологии белорусской государ-ственности, в политической и эко-номической сферах, социальное расслоение - социальная дезорга-низация - формирующие вседоз-воленность, утрату авторитетов власти, закона, родителей.

8. Неэффективное функцио-нирование правоохранительной системы.

9. Неразвитость системы виктимологической (защита жертвы) профилактики преступлений.

10. Неразвитость системы выявления и блокирования лиц с патологией психики, генерирую-щей склонность к насилию.

11. Развитие представителями преступного мира склонности к насилию у молодежи (так назы-ваемая криминальная самодетер-минация).

Детерминанты (так называют причины и условия в совокуп-ности) насильственных престу-плений, находящиеся в военной сфере, можно классифицировать на несколько групп:

1. Связанные с недостатками деятельности военного коман-дования:

- отрицательный пример, грубость и насилие со стороны командиров. Основными причи-нами рукоприкладств офицеров и прапорщиков являются упущения в их правовом воспитании, отсутствие педагогического такта и культуры поведения. Большинство рукопри-кладств совершено из ложно поня-тых интересов службы, явилось незаконной формой выражения негативного отношения к право-нарушениям подчиненных. В каче-стве предлога к применению наси-лия нередко служат упущения по службе пострадавших (нарушение формы одежды, нерасторопность и т.п.). Возмутительно вдвойне, когда избивают солдат офицеры, призванные их воспитывать, прово-дить предупредительную работу.

Заместитель командира 82-го отдельного ремонтно-восстановительного батальона 120-й отдель-ной механизированной бригады по морально-психологическому обеспечению майор В. на про-тяжении длительного времени с апреля 2003 г. по февраль 2004 г. применял насилие к подчиненным военнослужащим срочной службы - за незначительные проступки наносил им удары по телу пояс-ным ремнем.

Следствию стало известно, что отдельные командиры и пра-порщики части не только знали о насильственных методах «вос-питания» офицером военнослужащих, но и угрожали солдатам расправой майора В. над ними, а при недейственности таких угроз сообщали о нарушителях офицеру для применения телесных наказа-ний. О какой профилактической работе в части в этом случае могла идти речь при таких методах вос-питания? Возникает еще один вопрос. Откуда у офицера в звании майора, в должности заместителя командира отдельного батальона такие методы работы?

В связи с ростом офицерской преступности в апреле - мае сего года Белорусской военной проку-ратурой проведена прокурорская проверка исполнения законода-тельства по укреплению закон-ности и правопорядка, улучшению учебно-воспитательного процесса при подготовке офицерских кадров для силовых ведомств республики в Военной академии Республики Беларусь.

Проверка показала, что руко-водством академии не в полной мере выполнялись требования Указа Президента Республики Беларусь от 25.03.2003 г. «Об утверждении Устава учрежде-ния образования «Военная ака-демия Республики Беларусь», Закона Республики Беларусь «Об образовании», постановле-ния Министерства обороны от 3 января 2002 г. №1 «О деятель-ности органов военного управле-ния по поддержанию и укрепле-нию дисциплины в Вооруженных Силах Республики Беларусь» и других нормативно-правовых актов, регулирующих учебно-вос-питательный процесс, что отрица-тельно сказывалось на качестве выпускаемых из военно-учебного заведения офицеров.

Выявленные в ходе проверки нарушения в проведении воспи-тательной работы с курсантами связаны, прежде всего, с упуще-ниями офицеров низового звена, непосредственно работающих с курсантами, а также с низким уровнем контроля за проведением воспитательных мероприятий в курсантских взводах, группах со стороны органов морально-психо-логического обеспечения.

Не проводился в учебном заведе-нии глубокий анализ прохождения службы выпускников, не выраба-тывались и своевременно не вноси-лись необходимые коррективы по совершенствованию учебно-вос-питательного процесса.

В нарушение п. 5.2 поста-новления Министерства обо-роны Республики Беларусь от 3.01.2002 г. №1 «О деятельности органов военного управления по поддержанию и укреплению воин-ской дисциплины в Вооруженных Силах Республики Беларусь и мерах по ее совершенствованию» отдельные командиры частей и соединений Вооруженных Сил не направляли в академию отзывы на выпускников военного вуза.

Требует улучшения правовая подготовка выпускников военного вуза.

Низка личная примерность отдельных офицеров академии.

В 2000 - 2003 гг. на первом - седьмом факультетах, готовя-щих офицеров в основном для Вооруженных Сил, из 53 лиц, совершивших преступления, 11 - офицеры (20,8%), при этом 8 из них - старшие. Более того, офицеры совершили 46% пре-ступлений, зарегистрированных за академией в 2003 г.

За 4 месяца 2004 г. офицеры академии допустили более 40% дисциплинарных проступков, среди которых преобладали упо-требление спиртных напитков, невыходы на службу и др.

Таким образом, воспитательная работа в академии требует совер-шенствования. На устранение выявленных нарушений коман-дованию Военной академии было внесено представление;

- бесконтрольность, попусти-тельство, сокрытие преступле-ний. Несмотря на то, что в этом году не выявлено скрытых коман-дованием неуставных взаимоот-ношений и рукоприкладств, не во всех подразделениях стало нормой выполнение военнослужащими требований общевоинских уставов по своевременному докладу коман-дованию, дежурным службам о совершенных в подразделении правонарушениях. Латентность их по-прежнему высока.

В ночь на 1 февраля 2004 г. пьяные младшие сержанты 5-й отдельной бригады специаль-ного назначения Силков и Сорокин в спальном помещении центра спе-циальной связи предъявили наду-манные претензии к сослуживцам более позднего срока призыва рядовым Лаврику и Ковалюку, после чего их избили.

В указанном случае незнание командованием, а правильнее сказать, нежелание знать реаль-ную обстановку в подразделении привело к порочной традиции рас-пития спиртного при прибытии в подразделение для дальнейшего прохождения службы новых воен-нослужащих, так называемое «вливание в коллектив».

Рядовой Макаревич, зная, что будет переведен в другую роту, через родственников приобрел спиртные напитки, которые в течение двух недель хранил в кладовой подразделения, а затем продолжил хранить под матрасом своей кровати. В ночь на 1 февраля 2004 г. после отбоя Макаревич совместно с новыми сослужив-цами Сорокиным и Силковым распили спиртное в спортивном уголке, после чего последние совершили преступление.

Несмотря на указанные грубые нарушения воинской дисциплины и совершенные преступления, командование подразделения повело себя беспринципно, харак-теризовало Силкова и Сорокина исключительно с положительной стороны. Более того, принимав-шие участие в массовом употре-блении спиртного рядовые Шуба и Пашкевич после наложения на них дисциплинарных взысканий были назначены на командные должности и им присвоены сер-жантские звания.

В связи с этим предлагаем для получения более полной инфор-мации о совершенных правона-рушениях, в том числе неуставных взаимоотношениях и рукоприклад-стве, предусмотреть анкетирова-ние бывших военнослужащих, отслуживших срочную военную службу при постановке их на учет в военные комиссариаты, а также обучающихся в высших учебных заведениях после службы в армии. Для этого управлению морально-психологического обеспечения совместно с управлением право-вого обеспечения целесообразно разработать соответствующий перечень вопросов по согласова-нию с Белорусской военной про-куратурой и произвести анкетиро-вание осенью текущего года.

2. Связанные с недостатками функционирования правоохра-нительных органов.

В частности, отдельные воен-ные прокуроры в представлениях ориентируют командиров на коли-чественные показатели вместо того, чтобы в ходе проверки и проведения следствия выяснять реальный правопорядок в части. Нас не удовлетворяет судебная практика, не отвечающая потреб-ностям дня.

3. Связанные с пассивностью сослуживцев.

4. Связанные с недостаточ-ной подготовленностью (физи-ческой, психологической, вик-тимологической) потерпевшего к военной службе.

Предупреждение насильственных преступлений в войсках

Данные анализа состояния, динамики и структуры преступ-ности военнослужащих сви-детельствуют о том, что хотя полностью искоренить насиль-ственные преступления в войсках изолированно, без оздоровления обстановки в стране, невозможно, максимально снизить, довести до минимального размера не только возможно теоретически, но и практически.

Армия настолько своеобраз-ный институт, что некоторые причины и условия преступности, расцветающие пышным цветом в гражданском обществе, в военной организации с ее единоначалием, четким распорядком дня, посто-янным контролем командования дают сбой.

Как показывает анализ, кри-минологическая характеристика преступных проявлений военнос-лужащих имеет весьма существен-ные специфические особенности. Они определяются своеобразными условиями жизни, быта и деятель-ности воинских частей и подраз-делений, возможностью опасных ситуаций военного времени и боевой обстановки, изменением численности Вооруженных Сил, социально-демографическими осо-бенностями военнослужащих (пол, возраст), существованием уголов-ной ответственности за совер-шение воинских преступлений, изменениями военно-уголовного законодательства и другими. Все перечисленное - не причины пре-ступных проявлений военнослу-жащих, а особенности, которыми объясняются различия кримино-логической характеристики пре-ступлений в Вооруженных Силах по сравнению с общей характери-стикой преступности в стране.

Особенности причин и мер предупреждения неуставных взаимоотношений

По существу неуставные отно-шения («дедовщина») являются одним из проявлений феномена социальной стратификации, детально исследованного еще Петеримом Сорокиным. Он установил, что в любом обще-стве всегда образуется иерархия.

Это имеет место и в макросистеме (например, в стране), и в микро-группе. Иерархия может способ-ствовать развитию сообщества, когда в основу положен позитив-ный признак (честь, заслуги, спо-собности). Она же может иметь деструктивный и даже крими-нальный характер: иерархия по признаку коварства, угодничества, физической силы, жестокости.

В. Шаламов в книге «Очерки преступного мира» приводит интересное наблюдение. Когда всех униженных заключенных («обиженных», «опущенных» и т.п.) разместили отдельно для пресечения издевательств, в их среде очень скоро установились порядки, практически полностью соответствующие типично тюрем-ному стилю взаимоотношений (выделились свои «паханы» и свои «униженные и оскорбленные»).

Избежать стратификации в коллективе практически невоз-можно. Управлять этим процессом можно лишь в двух аспектах:

- повышать престижность социально полезных оснований стратификации и дискредитиро-вать негативные способы приоб-ретения авторитета (тем самым изменять направление развития этого процесса);

- контролировать характер взаимоотношений между пред-ставителями различных уровней социальной иерархии, развивая приемлемые способы доминиро-вания высших (например, отли-чия в одежде, питании, характере служебных функций) и пресекая неприемлемые (физическое наси-лие или издевательство).

Сегодня проблема неуставных взаимоотношений в армии бес-покоит наше общество, пожалуй, в большей степени, чем проблема убийств в стране (хотя по ста-тистике убийств в Республике Беларусь совершается примерно в 15 раз больше, чем нарушений уставных правил взаимоотноше-ний между военнослужащими).

На протяжении десятилетий не удается избавить вначале совет-скую, теперь уже белорусскую армию от этой раковой опухоли. Главная причина неудач в том, что на системный объект пыта-ются действовать несистемными мерами, которые не затрагивают главных (системообразующих) элементов криминального фено-мена.

Несмотря на все усилия госу-дарственных органов, военного командования и общественно-сти, факторам, образующим данную криминальную систему, удается уцелеть - и «дедов-щина» возрождается словно птица Феникс после всех атак на нее. Казарменное хулиганство появилось в Советской Армии в 60-х годах. Вначале безобидные ритуалы (удары ложками, рем-нем) вскоре трансформировались в невиданное проявление жесто-кости. В 80-е годы «дедовщина» процветала в самых непригляд-ных формах. В 1983 году была принята специальная норма - в Законе об уголовной ответствен-ности военнослужащих появилась новая статья, предусматриваю-щая суровую ответственность за нарушение уставных правил вза-имоотношений между военнослу-жащими. «Дедовщина» превра-тилась в «неуставщину», однако избавиться от этого общественно опасного явления не удалось.

Политорганы в середине 80-х провели широкомасштабную вос-питательную кампанию, направ-ленную на развитие гуманизма в воинских правоотношениях. Однако реальных результатов не последовало. Была разработана «Методика поэтапной профи-лактики неуставных взаимоотно-шений». Ее внедрение также не привело к заметным результатам. Наряду с указанными мероприя-тиями постоянно ужесточались требования к командованию. При выявлении неуставных взаимо-отношений в воинской части или подразделении командиров при-влекали к дисциплинарной ответ-ственности, переводили к новому месту службы в более отдаленные районы с плохими бытовыми усло-виями. Но преступность скры-валась, а молодых солдат про-должали калечить физически и нравственно.

Суть феномена «непотопля-емости дедовщины» в том, что система преступности оказалась значительно сложнее системы принимаемых мер.

«Дедовщина» как социальное явление имеет несколько степе-ней защиты, которые делают ее весьма устойчивой, чрезвычайно затрудняют организацию эффек-тивного процесса разрушающего воздействия на нее.

Устойчивость этого негатив-ного явления имеет свои истоки в культуре и социальных традициях нашего общества (терпимость к проявлениям насилия, грубости и нетерпимость к «жалобщикам»), в характере типичных взаимоотно-шений между молодыми людьми (как в гражданской, так и военной среде), а также в стиле реализации воинской подчиненности (нередко сопряженный с грубостью и даже рукоприкладством). Она зависит от материальных и демографи-ческих ресурсов государства, от политики в области военного строительства.

Воздействовать на рассматри-ваемое общественно опасное явле-ние можно в нескольких направ-лениях:

- устранять его предпосылки;

- организовать защиту и само-защиту потенциальных жертв;

- брать под усиленный контроль или изолировать нарушающих уставные правила взаимоотноше-ний между военнослужащими.

Устранение предпосылок не-уставных взаимоотношений - про-блема крайне сложная, решение которой возможно лишь в весьма отдаленной перспективе. Однако без этого избавить армию от дан-ного социального зла не удастся.

Оптимальная стратегия на неуставную преступность должна охватывать весь спектр мер. С определенной долей условности их можно классифицировать на:

- перспективные (реализация которых требует десятилетия),

- оперативные (их эффект может проявиться через несколько лет),

- тактические (те, что могут дать заметный позитивный резуль-тат в течение года).

К тактическим мерам воз-действия на «дедовщину» можно отнести:

- активизацию деятельности военной прокуратуры (МВП), отдела военной контрразведки (ВКР), общественных организа-ций, направленную на выявление издевательств в солдатской среде и привлечение виновных к ответ-ственности;

- усиление уголовной ответ-ственности за нарушения устав-ных правил взаимоотношений;

- развитие виктимологической профилактики.

Нам нужны быстрые резуль-таты, поэтому остановлюсь под-робно на тактических мерах:

I. Активизация МВП, ВКР, общественных организаций, направленная на выявление изде-вательств в солдатской среде и привлечение виновных к ответ-ственности, - одно из важнейших направлений оперативного реа-гирования на «дедовщину». Здесь есть немалые резервы.

Опросы офицеров Вооруженных сил Российской Федерации пока-зали, что военные прокуроры выявляют лишь около 15% преступлений, совершаемых в воин-ских частях. Уровень латентности неуставных взаимоотношений еще выше. Проблема привлечения лиц, виновных в нарушении уставных взаимоотношений между воен-нослужащими к ответственности, непроста.

Ее решение предполагает, во-первых, выявление таких фактов, во-вторых, сбор доказательств. И если решение первой составля-ющей возможно путем не очень дорогостоящих организацион-ных мер (например, совместные с комендатурой ночные рейды), то решение второй составляющей без активной помощи потерпевшего и свидетелей представляется затруд-нительным.

Потерпевшие в большинстве случаев не верят в то, что дать правдивые показания о случаях издевательств достаточно для того, чтобы их страдания прекратились. Ярлык «стукача» и моральное осуждение сослуживцев подчас оказываются бременем не менее тяжким, чем избиения со стороны старослужащих. Оперативно эту проблему можно решить при-командированием потерпевших к другим воинским частям до окончания службы. Конечно, этот вопрос требует более фундамен-тального решения - например, создания специальной воинской части, укомплектовывающейся в основном потерпевшими от не-уставных отношений и лицами, давшими свидетельские показания по таким уголовным делам.

Привлечение общественности к выявлению фактов неуставных взаимоотношений могло быть эффективной мерой при отла-женном механизме сбора дока-зательств. При определенных условиях представители обще-ственности могли бы выступать и в качестве свидетелей (если проведение проверки организо-вать таким образом, что они могли бы оказаться очевидцами). Такой подход мог бы оказаться наибо-лее эффективным. Для оказания общественности организационной и методической помощи целесо-образно было бы создание спе-циального сектора, например, в управлении морально-психологи-ческого обеспечения или в Главной военной комендатуре.

Усиление уголовной ответ-ственности за нарушение устав-ных правил взаимоотношений между военнослужащими и уже-сточение соответствующей кара-тельной практики военных судов - достаточно непопулярная мера для отдельных национальных тео-ретиков уголовного права.

Однако в данном аспекте необходимо иметь в виду следу-ющее. Разорвать порочный круг традиции, связанный с издева-тельством старших над млад-шими, без «шоковой терапии» - кратковременного применения жестких мер - вряд ли удастся. Эффективные мягкие меры всегда требуют значительного времени и существенных материальных затрат. Чем более бедным явля-ется государство, тем чаще оно вынуждено апеллировать к жест-ким и сверхжестким мерам обе-спечения порядка. Повышенная жестокость мер воздействия на преступность в войсках (по срав-нению с гражданским обществом) является принципиальным усло-вием успеха в обеспечении и под-держании дисциплины.

Что же мы имеем у нас? Зачастую военные судьи вопреки позиции государственного обви-нителя за преступления с повы-шенной в условиях армии обще-ственной опасностью определяют неоправданно мягкие наказания.

Так, 28 мая 2004 года Витебским межгарнизонным военным судом по ст. 443 ч. 2 УК РБ (нарушение уставных правил взаимоотноше-ний между военнослужащими при отсутствии отношений под-чиненности, совершенное груп-пой лиц) осуждены рядовые 19 бхвт Бородич и Жаврида в виде направления в дисциплинарную воинскую часть сроком на 1 год условно с испытательным сроком на 2 года.

Оба признаны виновными в том, что в суточном наряде по столо-вой части по надуманному поводу избили рядового Константинова, причинив ему побои.

Безусловно, такой приговор вызвал сомнение в своей закон-ности по причине мягкости и был опротестован военным прокуро-ром.

Развитие виктимологической профилактики.

В условиях неспособности государства обеспечить полную безопасность военнослужащим, прибывающим на службу в воин-скую часть, особую актуальность приобретает провозглашенный еще И. Ильфом и Е. Петровым принцип: «Спасение утопающих - дело рук самих утопающих». Меры, разрабатываемые виктимологией, в этом смысле приоб-ретают исключительную цен-ность. Организация воздействия на преступность в этом направле-нии не требует фундаментальных материальных затрат, эффект от таких мер может быть быстрым и существенным.

Наиболее продуктивным, как нам представляется, могли бы быть следующие меры виктимо-логической профилактики:

- организация кратковремен-ного (от нескольких часов до нескольких дней) специального курса подготовки призывника в военкоматах и школах. Программа этого курса должна включать рекомендации по рациональному поведению призывника после при-бытия в часть (от способов избе-жания конфликтов до уяснения положений необходимой обороны, подбора друзей для коллективной самозащиты, регистрации теле-сных повреждений, возможных каналов обращения с жалобами и т.п.);

- разработка соответствую-щих учебных пособий и памяток, доведение их до каждого призыв-ника;

- разъяснение родителям, как следует поступить, если сын сообщит, что над ним издеваются в воинской части;

- формирование в военкома-тах микрогрупп призывников (2-3 человека) и направление к новому месту службы группой, что значительно повысит способность к психологическому и физиологи-ческому сопротивлению.

Оптимизация организацион-ной структуры войсковых единиц - проблема глобальная. В данном контексте имеется в виду следу-ющая ее грань. Законом и воин-скими уставами предусмотрена следующая схема поведения сол-дата в случае, если он оказался пострадавшим от неуставных взаимоотношений:

- солдат докладывает коман-диру,

- тот через вышестоящее командование инициирует уго-ловное судопроизводство;

- виновный привлекается к ответственности.

По нашим данным, эта схема практически не срабатывает. Почему?

1. Нежелание пострадавшего докладывать по команде о фактах неуставных взаимоотношений (от стыда оказаться «стукачом», из страха мести либо по причинам недоверия командованию).

2. Привлечение к уголовной ответственности правонаруши-теля для командира сопряжено с определенными отрицательными последствиями (его могут при-влечь к дисциплинарной ответ-ственности, в отношении него могут быть применены нефор-мальные ограничения по службе - неодобрение вышестоящего начальника, задержка продвиже-ния по службе и т.д.).

Наиболее типичные варианты разрешения конфликтов таковы:

А. Со стороны потерпевшего:

- военнослужащий терпит побои в надежде отыграться через полгода на более молодых,

- солдат уклоняется от военной службы,

- военнослужащий оказывает сопротивление. Причем в сопро-тивлении всегда присутствует налет отчаяния (ведь в длительном противостоянии молодому солдату никогда не переиграть более спло-ченных старослужащих), поэтому нередко оно приобретает крайние формы суицида.

Б. Со стороны командира - избиение или угроза избиением правонарушителя.

Вспомним пример с майором из 120 омбр - такого командира, кото-рый способен навести порядок, не вынося сор из избы, уважают и подчиненные, и начальники. В БВП уже поступили несколько коллективных заявлений о пре-кращении уголовного дела и от солдат, и от офицеров. Именно у таких наиболее вероятные пер-спективы стать командирами частей и соединений. Их опыт наведения правопорядка таким образом закрепляется в армей-ской системе.

Надо смотреть правде в лицо - в современных условиях нет воз-можности радикально изменить ситуацию.

В качестве одной из мер, кото-рая позволит поставить устойчи-вое негативное явление на службу обществу, можно предложить создание в роте (подразделении) штрафного отделения для выпол-нения наиболее непрестижных работ (командовать таким отде-лением сможет только военно-служащий контрактной службы). Перевод в это отделение на срок от 1 недели до 1 месяца, с одной стороны, позволил бы командиру роты обходиться без избиения, а с другой - не имел бы для него никаких отрицательных послед-ствий.

Вообще сегодня, по нашему мнению, очень остро стоит про-блема расширения единоличных и коллективных дисциплинарных прав командования, а также раз-вития военно-пенитенциарной системы. Под коллективными дисциплинарными правами мы имеем в виду создание системы дисциплинарных судов, кото-рые при упрощенной судебной процедуре могли бы направлять военнослужащих, совершивших незначительные проступки, в дис-циплинарные подразделения при той же воинской части или соеди-нении, где они проходили службу, на срок от 1 до 3 месяцев.

Приглашаю читателей к обсужде-нию этого важного для белорусских Вооруженных Сил вопроса.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации