Деятельность Миссии ООН в Косово и Югославский федерализм

Внешняя политика

Обозреватель - Observer

Деятельность Миссии ООН в Косово и Югославский федерализм

З.КЛИМЕНКО, кандидат политических наук, Институт сравнительной политологии РАН

За последние 10 лет само существование югославской федерации во второй раз подвергается серьезной угрозе. Если в начале 90-х годов была разрушена большая - социалистическая - федерация, то в их конце перед подобной перспективой оказалось уже малое федеративное государство - Союзная Республика Югославия, ставшая осколком большой СФРЮ.

Вариант федерализма СФРЮ обладал многими недостатками, ставшими причиной его хрупкости и слабой сопротивляемости охватившему страну системному кризису. Однако с созданием СРЮ была сохранена главная, можно сказать - генетическая, идея союзного государства: общая политическая структура югославянских народов (сербов и черногорцев) на их исторических землях. Сейчас в СРЮ наблюдается острейший кризис в отношениях в целом славянской Сербии, за которой стоит нынешний федеральный центр, и одним из ее автономных краев (АК) - Косово, населенном по преимуществу албанцами, то есть неславянским народом. 

Этот кризис не стал кратковременным явлением. Он продолжается уже несколько десятилетий. Непрекращающаяся национальная напряженность заставила искать решение албанского вопроса через предоставление косовским албанцам очень широкой политико-территориальной автономии в социалистическом федеративном государстве. Однако политическая практика показала, что в Косово в социалистический период фактически было заблокировано функционирование югославского федеративного государства.

Очередной удар югославскому федерализму, равно как и суверенитету СРЮ, был нанесен в ходе агрессии НАТО 23 марта - 11 июня 1999 г. с последующим введением в АК Косово военных контингентов стран альянса в виде Сил для Косово (СДК), или KFOR.

В соответствии с мирным планом Черномырдина - Ахтисаари, резолюцией СБ ООН №1244, в июне 1999 г. в Косово были развернуты силы международного гражданского присутствия, то есть Миссия ООН по делам временной администрации Косово (МООНВАК) и присутствия по безопасности, называемые "Силы для Косово" (СДК, или KFOR). Именно деятельность МООНВАК является красноречивым примером нарушения суверенных прав СРЮ на территории Косово и подрыва основных принципов югославского федерализма. 

Полномочия миссии очень широки. Ее глава французский дипломат Б.Кушнер, являющийся специальным представителем Генерального секретаря ООН (СП), наделен правом законодательной инициативы в пределах Косово через издание так называемых распоряжений (regulations), имеющих обязательную силу на всей территории края. Эти распоряжения находятся в силе до тех пор, пока не будут отменены самим же Б.Кушнером или же косовскими переходными властями, когда они будут созданы. Законы же СРЮ и Сербии действуют на территории Косово лишь в том случае, если они не противоречат международно признанным стандартам в области прав человека или распоряжениям самого СП. Исполнительная власть также возлагается на МООНВАК. Б.Кушнер имеет право назначать или смещать любого сотрудника МООНВАК, включая и сотрудников, занятых в судебной сфере. Вся собственность СРЮ и Сербии (движимое и недвижимое имущество, наличные средства, банковские счета и т.п.) считается оставленной и поступает в распоряжение МООНВАК для управления ею. При этом данные полномочия предоставлены СП отнюдь не резолюцией СБ ООН № 1244, которая единственная может регламентировать подобные процессы и предоставляет МООНВАК лишь право осуществлять основные гражданские административные функции в период формирования временных органов автономного самоуправления, а собственно первым распоряжением Б.Кушнера от 25 июля 1999 г.1

На сегодняшний день СП издал несколько десятков распоряжений. Как считают власти СРЮ, большинство из них прямо или косвенно ущемляет суверенитет и территориальную целостность Республики Сербии и страны в целом, поскольку ими узурпируются функции, закрепленные за соответствующими республиканскими и федеральными органами власти.

Так, например, распоряжение № 3 от 31 августа 1999 г. вводит в Косово сепаратную от федеральной таможенной системы таможенную службу, все сборы которой направляются в Приштину и находятся в распоряжении главы МООНВАК. При этом положения действующих законов СРЮ, касающиеся таможенной службы, действуют в Косово при условии соблюдения разделов данного распоряжения.

Распоряжение №4 от 2 сентября 1999 г. вводит свободное составление договоров в любой валюте по согласованию сторон, все финансовые документы составляются в валютах, определенных СП, при этом отменяются отдельные статьи Закона об операциях с иностранной валютой СРЮ, ограничивавшие использование иностранных валют в качестве расчетного или платежного средства. Распоряжения №5 от 4 сентября, №6 и №7 от 7 сентября 1999 г. учреждают Верховный суд и Генеральную прокуратуру Косово, деятельность которых выходит из правовых рамок СРЮ2

Распоряжение №9 от 24 сентября 1999 г. регулирует оборот нефтепродуктов в Косово через выдачу лицензий специальным представителем, которые среди прочего предусматривают управление имуществом предприятий "Югопетрол" и "Беопетрол", естественно, без согласия последних.

В итоге имущество СРЮ и Сербии (общественное и государственное) не только находится в распоряжении МООНВАК, но и переходит в собственность иностранных фирм. Например, контроль над краевыми отделениями государственных предприятий "Беопетрол" и "Югопетрол", отделениями "Беобанка", телефонной компании по обслуживанию мобильных телефонов переданы французской компании "Алкатель", а большинство бензозаправочных станций в Косово находятся под контролем бывших членов ОАК. 

Распоряжение №10 от 13 октября 1999 г. отменяет ряд сербских имущественных законов, в частности "Закон об условиях, путях и процедурах отвода сельскохозяйственных земель гражданам, которые желают работать и жить на территории автономного края Косово и Метохии" от 20 июля 1991 г. Этим законом предусматривались механизмы, поощряющие сербов не уезжать из Косово или же возвратиться туда, если они уже его покинули из-за тяжелой межэтнической и экономической обстановки.

Распоряжения №11-14 вводят в Косово отдельную систему государственных выплат, устанавливают контроль МООНВАК над предприятиями почты и связи на территории Косово.

Распоряжение №15 вводит отдельную систему регистрации транспортных средств (ТС) и новые номерные знаки, запрещая эксплуатировать те ТС, которые не зарегистрированы по новым правилам. И это в условиях, когда около 12 тыс. автомобилей в Косово угнано, а около 250 тыс. - ввезено из Македонии и Албании без уплаты таможенных пошлин и без документов.

Распоряжения №20 и 21 от 15 ноября 1999 г., по сути, учреждают Центральный банк Косово (Орган по регулированию банковской деятельности и расчетов в Косово) и регламентируют его деятельность.

Согласно распоряжению №23 от 15 ноября 1999 г. в Косово создаются Управление по жилищным и имущественным вопросам и Комиссия по жилищным и имущественным претензиям. Претензии в отношении жилой собственности принимаются в том случае, если права на нее были отменены после 23 марта 1989 г.3 на основе "дискриминационного по характеру законодательства" или потеряны после 24 марта 1999 г., а также в случае недобровольного перехода собственности от одного владельца к другому4. Таким образом, этим распоряжением прекращается действие имущественных законов СРЮ и Сербии в Косово, регулировавших права собственности, владения или аренды жилых помещений. Острота ситуации с жильем в крае приводит к тому, что происходит захват албанцами имущества и жилья все еще остающегося в Косово неалбанского населения. 

Распоряжением №1 от 14 января 2000 г. создается Объединенный временный административный совет Косово, который формируется лично Б.Кушнером и состоит преимущественно из албанцев. По сути, это будущее правительство края, созданное до выборов и в нарушение обычной демократической практики5. Также МООНВАК взяла на себя право выдавать удостоверения личности (так называемые "кушнеровские паспорта") и свидетельства о рождении ею же разработанных образцов, в которых отсутствуют государственные символы СРЮ и нарушен действующий в Югославии принцип дву- или многоязычия, поскольку информация о гражданине дается только на албанском языке, а в графе гражданство указано "косовское"6

Эти распоряжения нарушают соответствующие статьи Конституции Сербии, согласно которым выдача личных документов является исключительной прерогативой республиканских властей.

Кроме того, данное намерение главы МООНВАК весьма опасно. В ходе агрессии НАТО и последующего ввода в Косово военных контингентов стран этого блока на территорию края нелегально проникло большое число албанцев из соседних Албании и Македонии. Нелегальное проникновение в Косово имело место и в социалистический период, в силу чего трудно было установить точную численность албанского населения края, поэтому данные переписей отражали численность лишь официально зарегистрированных граждан албанской национальности СФРЮ, а затем и СРЮ. Нелегалы же не имели официальных югославских документов, не участвовали в переписях населения. В 1970-1980-е гг. их численность оценивалась в пределах от 200 до 300 тыс. Число нелегальных эмигрантов в Косово сейчас оценивается югославскими властями в пределах 200 тыс., причем многие из них были замешаны в террористической деятельности. В условиях, когда книги записей актов гражданского состояния в Косово либо уничтожены, либо находятся в Сербии, государственный архив Косово и Метохии захвачен ОАК, многие незаконные эмигранты получат возможность легализоваться. К тому же при отсутствии 360 тыс. неалбанских граждан из Косово проведенная МООНВАК регистрация населения не отражает истинную численность и структуру корпуса избирателей. Тем самым достижение главной цели, для чего, собственно, и была развернута МООНВАК, - создание многоэтнического Косово при условии существенной автономии края на основе местного самоуправления в рамках Югославии, - подрывается самими методами ее осуществления. Более того, лидеры ОАК, которая должна быть разоружена и исчезнуть с политической сцены Косово, превращаются в председателей регистрируемых МООНВАК политических партий. Так, не столь давно, в мае 2000 г. один из руководителей ОАК Х.Тачи стал главой Демократической партии Косово. В результате проводимых МООНВАК мероприятий изменение этнической картины края, сложившееся в последний год, будет только закреплено.

Действие всех этих и последующих распоряжений Б.Кушнера вычленяет Косово и Метохию из правового, конституционного, экономического, финансового, таможенного, денежного, банковского, не говоря уже об оборонном и пограничном, пространства СРЮ.

Как показывает анализ структуры МООНВАК, сейчас миссия ООН представляет собой фактическое правительство Косово, "министерствами" которого являются ее департаменты. Это позволяет сделать вывод, что пока вся полнота гражданской власти в Косово принадлежит МООНВАК, а военной - СДК. Создается впечатление, что на практике международное сообщество воспринимает Косово как нечто отдельное не только от Сербии, но и от Югославии. Косово также не воспринимается и как независимое государство, а скорее как территория, находящаяся под опекой международного сообщества.

В этом отношении показательной является уже сама резолюция СБ ООН №1244. В ней сказано, что Косово предоставляется существенная автономия и самоуправление при условии сохранения территориальной целостности Югославии (или в рамках СРЮ)7.

По югославской и сербской конституциям Автономный край Косово является частью Сербии, которая, в свою очередь, имеет статус одной из федеральных единиц. Таким образом, при отсутствии какого бы то ни было внутреннего югославского юридического акта о выводе Косово из состава Сербии в состав Югославии международное сообщество фактически повысило статус АК Косово до республиканского, уравняв его с Сербией и Черногорией и сделав Косово третьим субъектом югославской федерации. Тем самым СБ ООН вмешался в процесс строительства югославского федерализма, не говоря уже о том, что при этом были нарушены важные юридические формальности. 

В случае, например, возможного отделения Черногории от СРЮ у албанских политических деятелей Косово, продолжающих настаивать на полной его независимости, появляется определенный аргумент, который может содействовать обоснованию их политической программы. Если исходить из формулировок резолюции СБ ООН №1244, с отделением Черногории как одного из двух субъектов федерации СРЮ прекращает свое существование именно как федерация.

В связи с этим албанский сепаратизм непременно станет апеллировать к мировому сообществу, всячески акцентируя тот факт, что "при отсутствии югославской федерации теряет смысл выражение "территориальная целостность и суверенитет СРЮ". Если же исходить из официального правового статуса АК Косово, который определен в сербской конституции и других республиканских законах, с гипотетическим отделением Черногории Косово не сможет автоматически получить независимость, поскольку с возможным распадом СРЮ сербская государственность не прекратится, равно как и ее суверенитет над этой территорией, несмотря на сегодняшний его подрыв в результате политики МООНВАК. 

Только в случае принятия специального закона о прекращении существования федеративного государства и урегулировании имущественных споров, как это было в Чехословакии, можно будет правовым путем решать возникающие противоречия, связанные с политическим статусом того или иного субъекта югославской федерации, как межреспубликанского, так и внутриреспубликанского уровня. Однако в отличие, например, от Чехословакии, где федеративный центр предоставил дополнительные полномочия республиканским парламентам и правительствам по выработке процедуры государственного разъединения, оставив за собой лишь функции ее последующего утверждения, в СРЮ федеральный центр не занимает столь пассивной позиции, а пытается защитить целостность федеративного государства и соблюдение союзного законодательства. Поэтому при любом сценарии развития событий понимание юридической сути происходящих в СРЮ процессов в связи с Черногорией и Косово будет различным в СРЮ, Сербии, Черногории, ООН и НАТО, как это уже продемонстрировал опыт, накопленный в ходе югославского кризиса.

* * *

Все это заставляет сделать вывод, что целью политики международного сообщества в Косово является препятствование восстановлению суверенитета СРЮ над территорией Косово и Метохии и закрепление своего присутствия на максимально длительные сроки. При этом международное сообщество не останавливают и возможные человеческие потери среди своего персонала. 

В пользу тезиса о серьезных попытках окончательного устранения Югославии из Косово, да и в целом оттеснения ее от балканского урегулирования свидетельствует тот факт, что СРЮ даже не была приглашена на очередное заседание Совета по выполнению мирного соглашения по Боснии и Герцеговине (БиГ), которое состоялось 23-24 мая 2000 г. в Брюсселе, хотя эта страна является одним из гарантов соблюдения Дейтонского мирного процесса. Однако, как показывает опыт БиГ и Хорватии, без равноправного участия СРЮ не может быть достигнут прочный мир на Балканах. В противном случае максимум, на что можно рассчитывать, - это сохранение на долгие годы крайне неустойчивого равновесия, чреватого в любой момент взрывом.

1 Документация ООН S/1999/779. Р. 8, 9; Документация ООН S/1999/987. Приложение. С. 16. 2 Распоряжения Б.Кушнера №1-7 за 1999 г. Документация ООН S/1999/987. С. 14-34. 3 >Период пересмотра объема автономии Косово и возвращения многих объектов собственности, изъятых у неалбанского населения под принуждением (примечание автора). 4 Документация ООН S/1999/1250/Add. 1. С. 4-108. 5 Документация ООН S/2000/177/Add.1. P. 14-19. 6 Документация ООН S/1999/1247; S/2000/19. Р. 3; S/2000/337. 7 Документация ООН S/RES/1244 (1999). Р. 3, 5, 6.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации