ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯ

ТЕХНИКА И ВООРУЖЕНИЕ № 3/2010, стр. 35-40

ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯ

Виктор Марковский

Продолжение. Начало см. в «ТиВ» № 3,8,9.11/2009 г., № 1/2010

Иллюстрации предоставлены автором

Как известно, новое - хорошо забытое старое. Погоня за увеличением скорострельности заставила конструкторов обратиться к системе с вращающимся блоком стволов (система Гатлинга), изобретенной еще в XIX веке и использовавшейся в скорострельных картечницах. Стволы такого оружия собраны в единый пакет, который при стрельбе вращается в неподвижном кожухе вокруг центральной оси, параллельной стволам. Каждый ствол имеет свой затвор, скользящий в направляющих. На внутренней цилиндрической поверхности кожуха, охватывающего блок, имеется замкнутый криволинейный паз (копир), в котором скользит ролик затвора. При вращении блока стволов затворы, вращаясь вместе с ним, совершают одновременно возвратно-поступательное движение в направляющих. При этом движении каждый из затворов производит плавное досылание патрона в патронник, запирание ствола на время выстрела, отпирание, а затем экстракцию гильзы.

В отличие от ранее распространенных схем оружия, где происходила остановка механизмов на время выстрела, в этой схеме блок стволов и связанные с ним механизмы совершают непрерывное движение в течение всей очереди выстрелов, а операции цикла автоматики происходят параллельно и «растянуты» в течение полного поворота блока до прихода в положение «выстрел» соответствующего ствола. Число стволов в многоствольной пушке зависит, главным образом, от заданного темпа стрельбы. Увеличивать число стволов в оружии целесообразно только до определенного предела. Слишком большое число стволов сделает орудие громоздким и тяжелым, малое - приведет к перегреву и чрезмерной нагрузке на стволы, вынужденные пропускать десятки снарядов в секунду. В пушках системы Гатлинга скорострельность ограничивается прочностью патрона, патронной ленты и звеньев, подвергающихся рывкам при работе кинематики, способной разорвать и смять ленту, словно бумагу. Предельно допустимый темп стрельбы для пушек калибра 23-30 мм, с учетом указанных ограничений, может быть получен при 4-7 стволах.

Для вращения блока стволов и работы связанных с ним механизмов могут быть применены как внешние (электрические, гидравлические), так и внутренние газопороховые двигатели, использующие давление пороховых газов, образующихся в стволах при стрельбе. Первая схема применяется, например, в американской шестиствольной 20-мм пушке Мб 1А1 «Вулкан». Для привода ее автоматики используется электрический двигатель мощностью 35 л.с. Схема с внутренним приводом применяется на более поздних модификациях пушки «Вулкан», а также в отечественных многостволках ГШ-6-23 и ГШ-6-30. Внедрение газопорохового двигателя позволило получить компактные и автономные артиллерийские системы, чем и объясняется широкое применение этих пушек как в неподвижных установках истребителей, истребителей-бомбардировщиков и бомбардировщиков, так и в различных подвесных контейнерах. Недостатком этой системы являются затраты времени на раскрутку блока стволов при выходе на режим (до 1 с) и относительно низкая скорострельность в этот промежуток времени. Электропривод более громоздок, однако позволяет избежать проблем, связанных с загрязнением узлов пороховым нагаром и живучестью газоотводов, подвергающихся высоким нагрузкам и температурам.

Пионерами в создании системы с вращающимся блоком стволов выступили американцы, продолжившие дело своего соотечественника-изобретателя. У нас в стране в 1937-1938 гг. работы над многоствольными пулеметами велись на Ковровском заводе, где были разработаны системы конструкторов И.И. Слостина и М.Н. Блюма, именовавшиеся «пулеметами шквального огня». Приводом должен был служить электромотор и даже автомобильный двигатель. В 1943 г. Наркомат вооружений дал указание о доводке пулемета Слостина, однако при тогдашнем уровне технологий перспектив у разработок не было. Конструктор предлагал варианты многоствольной системы под калибр 14,5 мм, но после полигонных испытаний в 1947 г. все работы в этом направлении прекратились.

Война в Индокитае и возможность ознакомления с зарубежными образцами, безусловно, ускорили создание у нас в стране многостволок системы Гатлинга. Работы над такими системами были начаты Грязевым и Шипуно-вым еще в НИИ-61, причем принципиальным являлось обеспечение автономности авиационной артсистемы, обусловившее использование в схеме автоматики газопорохового двигателя. Такое орудие было легче за счет отсутствия внешнего силового привода и не перегружало энергосистему самолета потреблением лишних киловаттов. Начиная с 1972 г. самолеты Су-24 вооружаются 23-мм шестистволкой ГШ-6-23 (АО-19 или 9А620 по системе обозначений МО), использующей штатный патрон калибра 23 мм.

ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯ

ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯ

К конструктивным особенностям пушки ГШ-6-23 относится наличие пиротехнического стартера, снаряженного специальными пиропатронами с пороховым зарядом, создающим при открытии огня и перезарядке требуемое давление для раскрутки блока стволов (так же производится и первый выстрел из ГШ-23). Он отключается после первого выстрела в очереди, и в дальнейшем автоматику приводит в движение газопороховой двигатель, работа которого аналогична принципу действия обычного двигателя внутреннего сгорания, только в роли его «камеры сгорания» выступает ствол. Пороховые газы из стволов поступают в газовый двигатель в виде цилиндра с поршнем, находящийся внутри блока стволов (в конструкции ГШ-6-23 и ГШ-6-30 этот узел состоит из двух цилиндров, переднего и заднего, с индивидуальными поршнями, двигающимися на общем штоке по оси вращения пушки). Возвратно-поступательное движение поршней и штока преобразуется шатунно-кривошипным механизмом во вращательное движение блока стволов и связанных с ним деталей автоматики. Пороховые газы подаются в цилиндры попеременно из стреляющих стволов, обеспечивая работу как на прямом, так и на обратном ходу штока и позволяя обойтись без возвратных пружин.

Некоторой экономии в потребной мощности газового привода удалось достичь учетом направления вращения ствольного блока. Умозрительный, на первый взгляд, вопрос: влево или вправо вращаться блоку стволов, при детальном рассмотрении оказался существенным при оценке возникающих в механизмах орудия усилий и моментов, которые можно было бы использовать для разгрузки двигателя оружия. В частности, силы реакции от вращения снаряда в стволе, возникающие при врезании его ведущего пояска в нарезы ствола, стремятся повернуть ствол в сторону, обратную вращению снаряда. Обычным образом нарезка ствола правая, и описанный реактивный момент от движения снаряда направлен против часовой стрелки (если смотреть по направлению стрельбы). Чтобы не затрачивать усилий привода оружия на его преодоление, вращение блока стволов осуществляется направленным в ту же сторону, что позволяет сэкономить до 10-15% мощности двигателя. Соответственно, во всех отечественных, а также известных зарубежных системах многоствольного оружия блоки стволов вращаются влево, против часовой стрелки.

ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯГазовый привод, используемый в конструкции отечественных многоствольных пушек, позволил создать компактную и легкую систему, развивающую высокую мощность: достаточно сказать, что газовый двигатель пушки ГШ-6-23 на рабочем режиме развивает мощность порядка 90 л.с, а мощность газоотводного привода автоматики пушки ГШ-6-30 достигает 105 л.с.

Схема позволяет создать автоматическое оружие с высоким темпом стрельбы при сравнительно малом весе и габаритах (по сравнению с числом обычных пушек). При массе 73 кг ГШ-6-23 имеет скорострельность до 8000 выстр./мин, а в модификации ГШ-6-23М (9А678) с уникальной системой беззвеньевого и бесконвейерного питания темп стрельбы доведен до 10000 выстр./мин. Помимо прочих конструктивных отличий, ГШ-6-23М отличается устройством пиростартера, приводящего в движение блок стволов в начале работы (с его помощью устраняются также задержки типа осечки). На базовом изделии пи-ростартер имел вид снаряжаемой пиропатронами кассеты, встроенной в крышку приемника боепитания; в модернизированном образце его выполнили в виде компактного поворотного барабанчика на десять пиропатронов, устанавливаемого в нижней части орудия.

Помимо ленточного питания боеприпасами со звездчатой подачей, для пушки разработали уникальную беззвеньевую систему бесконвейерной подачи. Боезапас в ней размещен и подается из вращающегося барабана, «ссыпающего» патроны в приемник пушки. Барабан приводится в движение шестеренчатым механизмом от пушечной кинематики.

Иногда утверждается, что внедрение системы беззвеньевого питания понадобилось из-за того, что обычная лента уже не выносила высочайшей скорости подачи. Наделе история с ее появлением имела несколько иные обоснования: отправной точкой, прежде всего, являлись особенности компоновки истребителя МиГ-31, для которого пушка предназначалась. Поскольку ни о каком патронном ящике речь не могла идти (для достаточно громоздкого сооружения в фюзеляже перехватчика, целиком занятом силовой установкой, попросту не оставалось места), понадобилось более компактное размещение боекомплекта. Впрочем, бытовала и другая версия, согласно которой новую систему подачи конструкторская группа КБП во главе В.А. Дульневым создала в качестве «нашего ответа Чемберлену», отработав оригинальное решение в пику уже существовавшим зарубежным образцам. Беззвеньевую систему питания уже использовали американцы на своих «вулканах», где подача осуществлялась из барабана с патронами посредством транспортерной ленты, а механизм питания включал подающие звездочки, подводящие патроны в захваты затвора.

Каких-либо других отличий пушка не имеет и поставляется с набором принадлежностей, позволяющих собрать ее для установки на самолете с приемником патронной ленты либо беззвеньевого питания. Отечественное устройство при малом весе стало исключительно надежным и безотказным в работе, однако эти эксплуатационные достоинства несколько подвела необходимость снимать пушку вместе с барабаном при обслуживании, что оказалось не самым удобным при подготовке машины.

Высокая плотность огня и эффективность действия снарядов позволяет использовать пушку для поражения как наземных, так и воздушных целей - в этом качестве она применяется на перехватчике МиГ-31.

ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯПомимо прочего, орудия с вращающимся блоком стволов оснащались стопорным устройством, введенным по настоянию заказчика. На складах накопилось довольно много патронов с большими сроками хранения, внушавших сомнения в их надежности, однако остававшихся на снабжении. В случае затяжного выстрела, который пришелся бы в собственный самолет, стопор останавливал ствольный блок (впрочем, за всю службу ГШ-6-23 затяжных выстрелов отмечено не было, и механизм стопорения с пушки сняли).

ГШ-6-23 используется в качестве встроенной пушки в подвесных установках. Необходимо отметить, что применение ГШ-6-23 на фронтовом бомбардировщике Су-24 оправдывалось необходимостью увеличения огневой мощи самолета для действия по наземным целям. Привлеченный возможностями системы П.О. Сухой и вовсе хотел оснастить Су-24 пятью такими пушками, которые давали бы небывалый ливень огня - до 650 снарядов в секунду, однако чрезмерные нагрузки на конструкцию заставили отказаться от их размещения на подвижных консолях.

На Су-24 боекомплект пушки расположен в патронном ящике с лентой на 400 патронов, съемном для перезарядки, а на перехватчике МиГ-31 пушка питается из встроенного барабана на 260 патронов. Плотная компоновка самолета оставила немного места для боезапаса: установку пришлось монтировать вынесенной на борт фюзеляжа, и выступающие обтекатели барабана и пушки несколько ухудшили аэродинамику машины. Разместить пушечную установку под фюзеляжем, подобно МиГ-21 и МиГ-23, не позволяли особенности перехватчика - все брюхо у него занято пусковыми установками для ракет.

Поначалу на Су-24 осуществлялся сбор не только отработанных звеньев, что является обычной практикой, но и стреляных гильз, ссыпавшихся в специальный отсек-гильзосборник фюзеляжа (что, в свою очередь, на современных машинах выглядело уже примером необычным). На поздних сериях Су-24 и модификации бомбардировщика Су-24М от «экономии» при сборе гильз отказались, перейдя к привычной практике их отвода из пушки и выброса за борт при стрельбе.

Магазинное питание не нашло применения в пушках современных самолетов, хотя, в общем случае, принудительная подача патронов снимает ограничения по прочности патронной ленты, необходимость в которой отпадает, а емкость боекомплекта можно повысить при снижении массы за счет отказа

от звеньев (масса звена к 23-мм патронам современных пушек составляет 100- 120 г). Однако при магазинном питании сложно организовать принудительную подачу с высоким темпом для обеспечения требуемой скорострельности, сам магазин оказывается громоздким, а его снаряжение патронами - неудобным и осложняет эксплуатацию, что позволило А.А. Рихтеру, работавшему с такими системами, однажды заметить, что «обоймы и магазины пусть останутся в пехоте».

ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯ

ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯ

Принятой на вооружение в 1975 г. пушкой ГШ-6-30 (9А621 или АО-18) калибра 30 мм был вооружен истребитель-бомбардировщик МиГ-27. История появления ГШ-6-30 была не вполне обычной: прототипом для нее послужил корабельный шестиствольный автомат артустановки АК-630, создававшийся согласно постановлению СМ СССР от 15 июня 1963 г. в комплексе с новым патроном повышенной баллистики с увеличенным зарядом пороха и новыми снарядами. Для размещения на самолете орудие существенно доработали, удалив ненужное жидкостное охлаждение, облегчив конструкцию и укоротив блок стволов. По сравнению с корабельной АО-18 масса авиационной пушки АО-18А уменьшилась с 205 кг до 145 кг, а сама установка стала компактнее по габаритам. Устройство пушки и принцип действия ее автоматики аналогичны пушке ГШ-6-23.

К особенностям пушки относятся использование для стрельбы патронов с электрокапсюлем и наличие пневматического стартера раскрутки блока стволов (в корабельном варианте - электромотор). Проектирование системы начинали под тот же патрон, что и у НР-30, но быстро выявилась потребность внедрения нового, более мощного патрона.

ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯПроект такого патрона промежуточного калибра был разработан в НИИ-61 еще в 1961 г. при поддержке специализировавшегося на авиационных боепрпасах ГСКБ-398 (ныне - ГНПП «Прибор»). Предложение сразу заинтересовало заказчика: при том же калибре, что у пушек НР-30, баллистику снаряда значительно улучшили за счет оптимизации формы, что привело к увеличению начальной скорости, а пороховой заряд был увеличен. Для снаряжения патрона предусматривался также малоградиентный порох со стабильными характеристиками во всем температурном диапазоне эксплуатации. Вместо металлических ведущих поясков снаряд типа АО-18 оснастили «мягкими» полимерными поясками, что позволило шестикратно повысить живучесть стволов. Использование в патроне электрокапсюля давало возможность упростить устройство оружия, обходясь без ударника. Снаряд комплектовался также новым малогабаритным взрывателем высокой чувствительности.

Со введением в эксплуатацию патронов с электровоспламенением правила работы с боеприпасами дополнили существенным пунктом: при снаряжении лент, протирке и прочем обращении с патронами, во избежание накопления статического электричества на одежде и инструментах, опасного искрой и разрядом на чувствительный электрокапсюль, время от времени «статику» требуется снимать либо работать, будучи «заземленным» к токопроводящим предметам.

ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯПоскольку шестиствольное орудие в авиационном варианте отличалось меньшей длиной стволов, патрон под него пришлось несколько доработать, для сохранения приемлемых баллистических качеств еще больше увеличив дозировку пороха и перейдя на «свой» снаряд. Помимо обычных осколочно-фугасно-зажигательных снарядов ОФЗ-30, снабженных трассером ОФЗТ-30 и бронебойно-разрывных БР-30, стали применяться специально разработанные для поражения живой силы многоэлементные снаряды МЭ-30, содержащие 28 пуль с вышибным устройством (пули-«элементы» сохраняют убойную силу в 400 м после разлета). С учетом возросшей скорострельности, более мощного патрона и нагрузок в системе подачи потребовалось соответственное усиление патронной ленты: ее звенья были выполнены из двухмиллиметровой стали с применением упрочняющей технологии (у НР-30 достаточной была толщина штамповки звеньев 1,8 мм), однако даже при повышенной прочности ленты за счет более удачного исполнения «крабов» удалось обеспечить ее лучшую гибкость. По характеристикам шарнирности и веерности эта лента превосходит использовавшуюся для питания НР-30 в два с лишним раза, позволяя более компактно укладывать боекомплект и рациональным образом организовать прокладку тракта боепитания, изобилующую изгибами и поворотами.

Ввиду повышения калибра и скорострельности системы понадобилось организовать удаление гильз за пределы оружия. Прежде в артиллерийских системах, в том числе и в ГШ-6-23, они выбрасывались, по сути, самими деталями кинематики, направляющими их наружу с помощью выступов-отсекателей. Поскольку в орудии ГШ-6-30 дело приходилось иметь с настоящим ливнем более массивных гильз, отводя из орудия 30 килограммов металла в секунду, для повышения надежности «разгрузки» внедрили специальный механизм-ускоритель в виде валика с выбрасывающими пальцами, вращающегося чуть быстрее блока стволов, подхватывая и удаляя стреляные гильзы из патронников. По положительному опыту, механизм ускорения выброса гильз использовали и на ГШ-6-23М, где он также приводится в действие валиком отбора мощности от блока стволов.

Поскольку в силу компоновочных особенностей «шестистволки» устанавливались на самолетах на изрядном удалении от строительной плоскости и центра тяжести (а ГШ-6-23 еще и не в плоскости симметрии самолета), возникала необходимость компенсировать влияние их отдачи.

При ее хоть и кратковременных, но весьма ощутимых усилиях, сопоставимых по величине с тягой двигателя самолета, отдача размещенного в нижней части фюзеляжа орудия создает пикирующий момент, а стрельба из пушечной установки, размещенной сбоку (как на МиГ-31 и Су-24), стремится развернуть машину в сторону. Такое воздействие отдачи мешает пилотированию и уводит очередь, снижая точность стрельбы.

Для многоствольных пушек с их высочайшим темпом стрельбы понадобилось внедрить достаточно эффективные устройства локализаторов. При стрельбе дульные срезы пушек извергали настоящий сноп огня в виде факела догорающих пороховых газов, отвести которые от самолета становилось достаточно объемной задачей: масса пороховых газов оказывалась такой, что грозила не только повреждениями обшивки самолета, но и захлестыванием воздухозаборника, помпажом, а то и пожарной небезопасностью. Особенно напряженным вопрос представлялся на МиГ-27, где стрельба из пушки выглядела со стороны натуральным пожаром, бушевавшим под самолетом.

Для борьбы с вредным влиянием моментов, создаваемых силой отдачи, были отработаны и применялись дульные тормоза и компенсаторы, выбросом части дульных газов в сторону создающие поперечный импульс, парирующий стремление машины к развороту или пикированию. На пушках обычной схемы они выполнялись в виде насадок на стволы, довольно простых в исполнении. Однако в пушках с вращающимся блоком стволов задача усложнялась: прежде всего, с ростом скорострельности возросла сама отдача, да и множество стволов требовало более эффективного устройства, сочетающего качества компенсатора и локализатора, устраняя моменты отдачи и отводя пороховые газы от самолета. При вращающихся стволах конструкцию этого приспособления требовалось выполнять жестко связанной со ствольным блоком, с установкой на его дульной части, но с креплением на самолете через подшипниковый узел, позволяющий компенсатору передавать поперечные импульсы на планер самолета, вращаясь вместе со стволами при работе пушки.

В итоге стволы «шестистволок» увенчало довольно сложное устройство из набора поперечных диафрагм и отводящих пластин со штангой-толкателем и креплением на роликовом подшипнике. На ГШ-6-23М и ГШ-6-30, кроме того, конструкция на-ствольной насадки приобрела еще и деталь с несимметричными надульниками, способствующими вращению блока стволов в помощь к двигателю пушки (нечто подобное можно наблюдать в виде насадки на стволе автомата Калашникова, где она работает сходным образом с использованием давления дульных газов, правда, там речь идет о куда меньших усилиях, и она служит в качестве компенсатора увода оружия при стрельбе). В окончательном виде наствольный узел, именуемый по-прежнему локализатором, приобрел многофункциональную роль, служа одновременно для рассеивания и отвода пороховых газов, создания дополнительного крутящего момента и выступая в качестве газового компенсатора и дульного тормоза, снижающего силу отдачи.

Орудия АО-18 и АО-19 были поставлены на производство на Ижевском Машиностроительном заводе. Увеличение калибра оружия и мощный патрон позволили получить высокоэффективную систему, способную одинаково хорошо поражать маневренные воздушные и защищенные наземные цели (в первую очередь, бронемашины и прочую боевую технику: именно борьба с бронетанковой техникой, в массовых количествах появившейся в боевых порядках войск, наряду с общей необходимостью повышения боевой эффективности диктовала рост калибра). Ресурс орудия при ведении огня очередями по 100-200 выстрелов с естественным охлаждением между ними составляет 6000 выстрелов.

ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯВ отличие от прочих машин со съемными патронными ящиками, ввиду большой мощности орудия и нагрузок на конструкцию на МиГ-27 боекомплект разместили в специальном патронном отсеке, встроенном в фюзеляж и являющемся его силовой частью. По мере расходования ленты туда же в отсек ссыпались отработанные звенья. Весь боезапас из 300 патронов при длинной очереди мог быть выпущен за три секунды. Причем, в отличие от большинства артиллерийских систем, «шестистволки» не имели ограничений на продолжительность ведения огня, у орудий обычной схемы оговоренной во избежание износа ствола (к примеру, у НР-30 предельная длина очереди не должна превышать 150 выстрелов). Возможно было также вести огонь с управлением в ручном режиме, при котором длина очереди регулировалась удержанием пальца на боевой кнопке, или с установкой в режим «остаток», когда автоматически срабатывала отсечка и в ленте оставалось 75 патронов «на всякий случай».

На земле очередь ГШ-6-30 оставляла настоящую канаву порядочной глубины, а при ведении огня снарядами ОФЗ и ОФЗТ с зажигательной «начинкой» у мишеней начинал бушевать настоящий вулкан. Для поражения танка требовалась известная удача, поскольку баллистикой орудия и воздействием снарядов пробитие брони обеспечивалось только с определенных ракурсов, при попадании в верхнюю и заднюю проекции. Однако прочая боевая техника с бро-незащитой классом полегче, типа самоходных орудий, БТР и БМП, пушечной очередью с любых прицельных дистанций уверенно превращалась в крошево пылающих обломков, о чем убедительно свидетельствовали избитые и продырявленные машины, выступавшие мишенями на полигонах. Благодаря высокому поражающему действию 30-мм снаряда и повышенной баллистике он являлся значительно более эффективным в действии по «броне», в том числе и на больших дальностях стрельбы (свыше 900-1000 м), где скорости и кинетики 23-мм снарядов для уверенного пробития защиты таких целей зачастую уже становилось недостаточно. Весьма действенным оказывался 30-мм снаряд и при ведении огня по живой силе: приведенная зона поражения снаряда типа ОФЗ-30 при нахождении личного состава противника на открытой местности составляла 20 м2, что обеспечивало осколочное поражение на уничтожение в радиусе 4-5 м (от разрыва одного только снаряда!).

Одного снаряда хватало и для уничтожения самолета типа истребителя или штурмовика. В воздушном бою за счет лучшей баллистики боеприпасов и оружия расчетная зона воздушной стрельбы, в которой возможны и эффективны атаки самолетов противника, при ведении прицельного сопроводительного огня из пушки ГШ-6-30 оказывается втрое большей, чем из ГШ-23.

Однако установка на МиГ-27 столь мощного оружия с усилием отдачи до 5-5,5 т потребовала усиления конструкции планера. Всех проблем это не решило: все же МиГ-27 являлся переделкой довольно легкой конструкции истребителя. Уже при отработке ГШ-6-30 на макете самолета орудие проявило свой норов: после первых же очередей деревянная конструкция, на которой отлаживалась пушечная установка, попросту начала рассыпаться. Не менее сильные впечатления испытывали при стрельбе и летчики: по их отзывам, самолет ощутимо встряхивало, в кабину врывался раскат гулкого грома, а после длинной очереди самолет словно замирал в воздухе. В эксплуатации стрельба то и дело сопровождалась разрушением фар и снесенными лючками, находящимися вблизи пушки, отказами оборудования, «выбивавшегося» ударами и сотрясениями отдачи, выходом из строя топливного насоса соседнего бака, частыми трещинами по планеру и даже невыходом передней стойки, которую клинило покоробленными створками ниши шасси. Бывали случаи, когда после стрельбы самолет оставался без радиосвязи, средств навигации и даже ответчика «свой-чужой», страдавших от чрезмерной встряски. Время от времени после очередного случая нанесения ущерба собственному самолету стрельбу из пушки на время запрещали во избежание дальнейших повреждений авиатехники.

ОРУЖИЕ БЛИЖЕНГО БОЯСамо изделие с газопороховым двигателем и сложной кинематикой не без проблем осваивалось в строю. Разработчики не без юмора вспоминали, что в лидерной части на МиГ-27 группа обслуживания после разборки пушки то и дело обнаруживала лишние детали, которые некуда было пристроить. Избегая подобных проблем, 150-кг пушку для чистки целиком окунали в корыто с керосином, проворачивая блок стволов с помощью электродрели и безо всякой разборки промывая ее от нагара. После этой процедуры пушку таким же образом погружали в поддон со смазкой и, поболтав, вытаскивали, давали стечь лишней, после чего орудие считалось боеготовым. Способ оказался вполне действенным, и КБ даже внесло уточнения в инструкцию по эксплуатации пушек, допустив метод «погружения» к использованию. К недостаткам самой установки пушки относились частые отказы при продолжительной стрельбе из-за перегрева и загрязнения пороховым нагаром, а также разрушения звеньеотвода и порывы ленты. Звенья ленты, прошедшие через пушку, к повторному использованию уже не допускались (в прочих системах, в частности, ГШ-23, собираемые звенья допускали повторное применение до пяти раз). В конечном счете, применение ГШ-6-30 ограничилось единственным типом самолета, и даже для штурмовика Су-25 выбрали менее мощную пушку.

По огневой производительности пушка ГШ-6-30 оказалась непревзойденной среди всех отечественных артиллерийских систем. Секундный залп ГШ-6-30 достигает 40,2 кг (для сравнения, у НР-30 - 6,15 кг, а у ГШ-23 - 9,33 кг). Характеристики ГШ-6-30 в этой части оставляют далеко позади большинство западных образцов: так, у американской 30-мм пушки GE.430, имеющей четыре ствола, при сходной массе снаряда темп стрельбы равен 2400 выстр./мин. Даже у семиствольной GAU-8A, выглядящей настоящим монстром, уместившимся только на специально созданном под нее тяжелом штурмовике А-10, темп стрельбы составляет до 4200 выстр./мин, а секундный залп равен 24,6 кг. При этом по весу GAU-8A, оснащенная собственным гидроприводом, тянет за 280 кг, вдвое превосходя ГШ-6-30 (ее вес равен 145 кг).

Показательными выглядят и характеристики пушки ГШ-6-23 при сопоставлении с ее ближайшим аналогом - Мб 1А1 «Вулкан»: та ведет огонь 20-мм стограммовыми снарядами, тогда как отечественная система использует боеприпасы со снарядами весом 175 г, имея массу секундного залпа 23,3 кг против 10,3 кг у американского образца. Вес «Вулкана» (как моделей с внешним приводом от электромотора, так и с газоотводным двигателем) составляет 120 кг - в 1,5 раза больше веса ГШ-6-23 (73 кг).

Вместе с тем, зарубежные артиллерийские системы имеют свои неоспоримые достоинства, прежде всего, высокие баллистические характеристики, значительную начальную скорость снаряда, практически у всех имеющихся на вооружении образцов находящуюся на уровне 1000 м/с и более (в частности, даже у GAU-8A начальная скорость снаряда равна 1030 м/с), а также хорошие характеристики по живучести. Например, в конструкции «Вулкана» для обеспечения надежности действия кинематики организована принудительная смазка под давлением механизмов, работающих в напряженном динамическом режиме, для чего была внедрена специальная синтетическая полужидкая смазка с повышенной «липучестью» к поверхности деталей, препятствующей ее стеканию. Стволы имеют прогрессивную нарезку для уменьшения износа. Оригинальным образом на «Вулкане» обеспечена безопасность орудия от перегрева патронов, остающихся в затворах по окончании очереди: с этой целью пушка оснащена устройством автоматического разряжания, после стрельбы отводящим затворы всех стволов назад так, что каналы стволов остаются открытыми и продуваются потоком набегающего воздуха для охлаждения. Благодаря конструктивным ухищрениям и высокой технологической отработанности живучесть многих узлов пушки была повышена, а ресурс орудия достиг примечательного значения - 20000 выстрелов.

Продолжение следует


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации