ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА ОТ ТЕРРОРИЗМА НА МОРЕ И ПУТИ ЕЕ РЕШЕНИЯ

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 1(14)/2006

Генерал-лейтенант В.В. ТУМИН,

кандидат юридических наук, доцент,

заслуженный сотрудник органов

безопасности Российской Федерации;

 

контр-адмирал Н.В. ЖАРИНОВ,

кандидат экономических наук, доцент;

 

капитан 1 ранга Г.В. ИВАНОВ,

кандидат военных наук

ПРОБЛЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ГОСУДАРСТВА ОТ ТЕРРОРИЗМА НА МОРЕ И ПУТИ ЕЕ РЕШЕНИЯ

 Среди приоритетных задач государства в последние десятилетия Россия, как и большинство развитых стран, выдвигает проблему борьбы с различными формами террористических и экстремистских проявлений, наносящих существенный вред как личной безопасности граждан, так и несущих экономическую, политическую, общественную нестабильность в странах и даже в отдельных регионах.

Результаты анализа отечественного и зарубежного опыта по антитеррористической деятельности показывают, что в подавляющем большинстве случаев действия по борьбе с терроризмом имеют не упреждающий, а реагирующий характер. И даже в тех случаях, когда превалирует принцип всеобщего осуждения международного терроризма, все же конкретные действия, даже имеющие высокую степень эффективности, не носят в целом системный характер, а напоминают действия «от случая к случаю».

Особое место в комплексе террористических мероприятий занимает терроризм на море - радикальная форма экстремистских действий на акваториях океанов, морей, внутренних водных акваториях в отношении жизни и деятельности людей, военных кораблей, судов различного назначения, морской инфраструктуры, стационарных морских объектов с целью уничтожения или нанесения значительного ущерба. Сферой этих действий в соответствии с действующей законодательной базой разделяется на территориальные воды, экономическую зону, внутренние водные акватории, где действуют принципы национальных законодательств, а также на акватории открытых морей и океанов, где действуют принципы международного (международного морского) права.

Именно в наше время феномен терроризма на море и способы его предотвращения принимают значительно более важное значение по сравнению с этим же явлением в прошлом веке. Такое понимание проблемы способствует всестороннему и своевременному проведению исследований в области оценки безопасности государства от угроз на море. Нетрудно представить, что терроризм на море может принять неуправляемые формы и способы, нанося значительный ущерб экономически развитым станам.

Анализ результатов терроризма на море показывает, что они являются тщательно спланированными, глубоко законспирированными и высоко организованными действиями преступных сообществ, знающих специфику морской деятельности, и имеют устойчивую тенденцию к росту.

Особенности терроризма на море, в отличие от террористических действий в воздушной среде или на берегу, связаны прежде всего со спецификой морской деятельности.

Недооценка предотвращения терроризма на море ввиду значительной протяженности водных акваторий и чрезвычайно больших транспортных потоков приводит зачастую к необходимости впоследствии бороться с последствиями террористических проявлений в других сферах.

Исследования в области законодательной базы и мер воздействия органов государственной власти различных государств показывают1,2,6,7, что в настоящее время существует различная интерпретация понятия терроризма в зависимости от национальной принадлежности явлений, географического положения, политической ситуации, а также уровня экономического развития государства (региона), что недопустимо в интересах единого понимания этого наиболее опасного в смысле обеспечения жизни граждан и государства феномена. Для решения этой задачи целесообразно иметь универсальное понятие терроризма (международного терроризма) и соответствующей единой системы мер по предотвращению терроризма на море. При этом наиболее важными для военной науки продолжает оставаться вскрытие причин и источников терроризма, а также определение существенных связей в системе террористических действий и способности в осуществлении наиболее эффективных мер по их противодействию. Отметим, такие формы противоправных действий, как терроризм на море, пиратство, контрабандные действия морским путем длительное время находятся вне зоны внимания соответствующих специалистов.

Отметим некоторые статистические данные, являющиеся, как показывает анализ, предметной базой для терроризма на море и борьбы с ним. По данным ЦОС ФСБ России, только за 9 месяцев 2005 года пограничными органами береговой охраны ФСБ РФ осмотрено более 16300 судов, в том числе 590 - иностранных. За различные нарушения пограничного и природоохранного законодательства 406 судов задержаны, из них 81 - иностранное. Российские пограничники с начала года задержали более 400 судов-нарушителей, действовавших в исключительной экономической зоне России. Изъято 1245,85 тонны незаконно добытой морепродукции. Наибольшее число нарушений фиксируется пограничными органами Дальнего Востока. На юридических должностных лиц и граждан наложено штрафов на сумму 77 млн 604 тыс. рублей и 28 тысяч долларов. Предъявлено исков за причиненный ущерб должностным и юридическим лицам и гражданам на сумму более 12 млн 853 тыс. рублей и 13 тыс. долларов.

Существует реальная угроза, как показали учения, проведенные в рамках российско-американской программы «Вторая линия защиты», незаконного перемещения делящихся радиоактивных материалов через таможенную границу РФ, противоправных действий на морских, речных и иных водных коммуникациях, прилегающих портовых, морских и гидросооружениях, имеющих целью нанесение значительного экономического ущерба государству, инициирование экологических и техногенных катастроф, применение различных видов оружия (в том числе оружия массового уничтожения) и равное ему осуществление транспортировки различных видов вооружения с целью проведения дальнейших террористических действий.

В целом недооценка потенциальных возможностей по нарушению террористами морских транспортных путей мира, портовой и иной морской инфраструктуры (плотин, морских шлюзов и т.д.) позволяет эффективно проводить антитеррористические мероприятия лишь на сухопутной части различных стран, т.е. на тех конечных участках общей транспортной сети, куда, как правило, уже завезены взрывчатые вещества, технические средства и приспособления, где осуществлены подготовительные мероприятия террористического характера. Вместе с тем следует отметить, что судоходство обеспечивает около 80% международных грузовых перевозок.

Несмотря на специфичные особенности терроризма на море в его чертах продолжает оставаться существенный признак, общий для терроризма (международного терроризма), - он продолжает существовать за счет локальных войн и региональных конфликтов государств, среди которых большую часть составляют конфликты прибрежных государств.

К тенденциям развития терроризма на море следует отнести1:

- нападения на морской сектор экономики (корабли, порты, объекты инфраструктуры, производственные объекты);

-аренду кораблей и судов для перевозки обычного оружия, оружия массового поражения и наркотиков;

-морское пиратство, приносящее ежегодный ущерб не менее 450 млн долларов;

-угрозы морским интересам и интересам государства при нарушении водных путей и маршрутов;

-нападения на объекты морской индустрии и объекты морских путешествий;

-нарушение морского судоходства и рыболовства;

-нарушение морской производственной деятельности на континентальном шельфе;

- нападения на морские объекты и инфраструктуру, приводящие к экологическим катастрофам в регионах, и др.

Зарубежные эксперты считают серьезной в смысле оказания непосредственного влияния на региональную безопасность и требующей адекватного развития уровня регионального сотрудничества в этой сфере проблему пиратства, которая также может рассматриваться как терроризм на море. Так, в одном из докладов межведомственной рабочей группы американского правительства отмечается, что пиратство представляет угрозу наиболее важным торговым морским коммуникациям в мире и создает препятствия в раз витии свободной торговли.

Нападению подвергаются практически все виды судов - от крупнотоннажных танкеров, сухо грузов, контейнеровозов до пассажирских судов и яхт. Например, в период 1998 - 1999 гг. четверть таких судов составляли танкеры, 23% - сухогрузы, 16% - рыболовные суда, 13% - балкеры, 11% контейнеровозы и 12% - яхты и другие небольшие су да. Отмечаются возрастающая жестокость пиратов и значительное число погибших.

География пиратских нападений обширна. Опасными считаются прибрежные воды Южной и Средней Америки (Карибское море, воды Коста-Рики, Бразилии, Колумбии), западное и восточное побережья Африки (район Гвинейского залива и территориальные воды Нигерии, Анголы и Сомали), Юго-Восточная Азия и Азиатско-Тихоокеанский регион.

В современном мире, во всех цивилизованных современных государствах не существует никаких сомнений насчет того, что необходимо безоговорочно осудить и ликвидировать терроризм на море. Терроризм на море, так же, как терроризм в целом, является преступным видом экономических действий, образом решения социальных и политических проблем, которые не может быть принят в качестве законного независимо от физико-географических особенностей территории и условий жизни наций7.

В 1999 г. в мире зарегистрировано 300 случаев пиратства, что в 3 раза больше, чем в 1991 г. В 2000 г. отмечалось уже 469 случаев, что на 56% больше, чем в 1999 г. В 2001 г. произошло 263 случая нападений на суда в мире. Причем, по оценкам специалистов, становится известно только о каждом третьем случае.

Особо выделяется Азиатско-Тихоокеанский регион, где в 90-х годах произошло более 2/3 актов пиратства в мире. Здесь после 17 инцидентов пиратства против российских судов в 1992 г. была развернута группа боевых кораблей ВМФ России с целью защиты судоходства.

В динамике общего количества случаев нападения на суда имеются следующие закономерности:

- 1990-1992 гг. - всплеск количества нападений на суда;

- 1992-1994 гг. - снижение количества актов пиратства после введения совместных межгосударственных мер в районах международных проливов с одновременным перемещением районов активного пиратства в зону Гонконг-Лузон (Филиппины) - о. Хайнань и Южно-Китайское и Восточно-Китайское моря и др.;

- 1995-2004 гг. - очередной рост количества случаев пиратских нападений в районе международных проливов как следствие экономической и политической нестабильности, общего роста терроризма в море.

Существующие угрозы пиратства и терроризма вообще нельзя рассматривать как несвязанные между собой явления, поскольку они имеют одну корневую систему. А стоящие за ним силы проявляют достаточно высокую степень координации своих планов и действий.

В настоящее время значимые инициативы в борьбе с пиратством исходят от Японии как регионального лидера, являющегося крупнейшей судоходной державой региона. На вооружении департамента морской охраны Японии состоят около 115 сторожевых кораблей (СКР) большой автономности (в т.ч. оснащенных вертолетами), 47 СКР средней автономности, 103 патрульных катера (ПКА) береговой службы. Также имеется более 45 патрульных самолетов и 41 вертолет.

Свое традиционное влияние на все процессы в сфере безопасности в регионах, несомненно, сохраняют за собой США. Усилия американцев как мирового лидера сказываются и в борьбе с пиратством, чему способствует передовое присутствие ВМС США. Так, недавно американский 7-й флот вместе с индийскими кораблями начал совместное патрулирование северо-западной части Малаккского пролива.

Кроме того, значительные патрульные силы, которые могут быть задействованы для борьбы с пиратством, находятся в составе военно-морских сил Индии, Индонезии, Тайваня, Таиланда, Филиппин, Вьетнама и др.

Проблема пиратства остается одним из актуальных аспектов, оказывающих влияние на торговое судоходство в определенных районах Мирового океана и даже на состояние региональной безопасности. Успешное противодействие и борьба с пиратством сегодня просто невозможны без развития регионального сотрудничества и координации усилий международного сообщества. Еще большую актуальность пиратству придает его потенциально возможная взаимосвязь с международным терроризмом.

Отметим как рубеж в борьбе терроризмом: после проведения террористических актов 11 сентября 2001 года на территории США Совет НАТО на своем совещании на основании требований Североатлантического договора, констатирующих, что нападение на одну из Сторон договора будет рассматриваться как нападение на договаривающиеся Стороны в целом и для отражения такого нападения будут немедленно осуществлены совместные действия с целью восстановления и последующего сохранения безопасности Североатлантического региона, признал необходимость проведения соответствующих операций по борьбе с международным терроризмом.

Данное решение открыло новую страницу в борьбе с международным терроризмом. Если до этого момента борьба с терроризмом была делом правоохранительных органов, и вооруженные силы привлекались в качестве обеспечивающих сил в информационном, разведывательном плане, тыловом обеспечении, то после решения Совета НАТО вооруженные силы вышли на передний план. К проведению боевой операции в Афганистане были привлечены практически все виды ВС стран НАТО и стран, вошедших в антитеррористическую коалицию. В данной операции активную роль сыграли и объединенные военно-морские силы, которые не только обеспечивали проведение операции в Афганистане, но и самостоятельно проводили антитеррористические действия в различных частях Мирового океана.

Наиболее значительной антитеррористической операцией НАТО является операция «Активные усилия». Первоначально операция планировалась и проводилась в Восточной части Средиземного моря, однако с 2004 г. зона действия операции расширена на все Средиземное море.

Основным объектом террористических действий на море могут стать перевозки нефтепродуктов. Результаты обобщения международного опыта в области перевозок нефтепродуктов морскими путями показывают, что статистика рисков от преднамеренных (случайных) причин и доля нанесенного ущерба представляется следующим образом2:

-вероятность аварии - 4 аварии на 10000 рейсов;

-вероятность разлива нефти - 5 разливов на 100000 рейсов;

-поступление нефтепродуктов в гидросферу - от 0,015 до 0,23% от объема перевозок;

-удельные затраты на ликвидацию разливов - от 3500 - 5000 до 225 000 долларов за тонну;

-ущерб от аварий и катастроф - до 100 - 10 000 млн долларов на каждый случай.

При этом в случае проведения спланированного террористического акта на море при наличии значительного запаса нефтепродуктов ущерб от экологической катастрофы и затраты на ликвидацию последствий могут многократно возрасти, что соответствует значительному экономическому ущербу даже для страны с высоким уровнем развития экономики.

При этом следует отметить, что минимальная доля преднамеренных (неизвестных) причин составляет 26 %. А с учетом наиболее потенциально опасного цикла погрузки выгрузки нефтепродуктов (34 %) - потенциальные возможности проведения террористических актов могут оцениваться на уровне 60 % от уровня реальных аварий и катастроф на море.

Для потенциальной оценки возможного ущерба от террористического акта на море целесообразно использовать опыт аналогичных катастроф. В этом плане наиболее поучительным может быть случай аварии танкера США у берегов Аляски в 1989 году, приведшей к разливу нефтепродуктов в заливе Кука общим объемом около 49 тыс. тонн.

Прямые удельные затраты на ликвидацию последствий составили не менее 30 тыс. долларов на тонну (с учетом косвенных потерь - 45 тыс. долларов на тонну). Общий ущерб оценивается не менее 10 млрд долларов. При этом умерло более 500 человек, из 28 пострадавших видов животных восстановлено лишь два вида.

Если бы аналогичный объект в море был подвержен террористической атаке, то число жертв и уровень экологической катастрофы мог быть многократно выше. Именно эти причины и являются существенными в определении терроризма на море и его последствий в отдельную проблемную область деятельности государства. По нашей оценке угрозы терроризма на море в настоящее время в России в значительной степени недооценены.

Исследования показывают, что наибольшее число потенциально опасных объектов как в техногенном и экологическом, так и в военном отношении сосредоточено на Северном флоте. К примеру, постоянное присутствие супертанкера водоизмещением более 50 тыс. тонн в условиях недостаточно эффективных организационных и технических мер противодействия терроризму на море в районе Кольского залива создает реальную угрозу не только для региона, но и для страны в целом.

Результаты учений 2003-2004 гг. на Северном флоте с учетом проведения антитеррористических действий показывают, что данный вопрос остается не до конца решенным. Последствия возможного террористического акта на вышеуказанном объекте могут иметь во много более тяжелые последствия по сравнению даже с последствиями катастрофы аналогичного судна у берегов США в 1989 году.

В настоящее время из задач, стоящих перед ВМФ РФ, в той или иной степени относящихся к проблемной области противодействия морскому терроризму, на наш взгляд, следует выделить следующие:

-защита судоходства;

-защита и охрана Государственной границы РФ в подводной среде, в воздушном пространстве и контроль его использования;

-защита Государственной границы РФ на суше (в пределах Калининградской области) и на море военными методами;

-содействие пограничным органам ФСБ РФ в защите государственной границы, территориального моря и исключительной экономической зоны РФ;

- содействие Внутренним войскам и органам внутренних дел МВД РФ в пресечении внутренних конфликтов и иных действий с использованием средств вооруженного насилия на приморских территориях РФ, обеспечение общественной безопасности и режима чрезвычайного положения в порядке, установленном законодательством РФ, оборона морского побережья;

- содействие войскам гражданской обороны и органам МЧС РФ в ликвидации последствий аварий, катастроф, пожаров и стихийных бедствий. При этом, исходя из задач, изложенных начальником Генерального штаба ВС РФ перед профессорско-преподавательским составом Военной академии Генерального штаба3, одним из приоритетных направлений деятельности органов управления является организация межвидового взаимодействия при решении задач обеспечения военной безопасности государства. Аналогичным образом должны решаться задачи по противодействию терроризму на море во взаимодействии с другими войсками и, в частности, с морскими частями пограничных органов ФСБ РФ.

Военно-Морской Флот является главной составляющей и основой морского потенциала Российской Федерации, одним из инструментов внешней политики государства и предназначен для обеспечения защиты интересов Российской Федерации и ее союзников в Мировом океане военными методами, поддержания военно-политической стабильности в прилегающих к ней морях, военной безопасности с морских и океанских направлений. Решение этой проблемы без привлечения сил ВМФ в ряде случаев будет не эффективным, а иногда - просто невозможным.

Идея предоставления права военным кораблям досматривать коммерческие суда, подозреваемые в совершении противоправных актов, не является новой. Еще 50 лет назад представителями западных стран уже высказывались схожие предложения. В частности, к поводам для досмотра судов они предлагали добавить наличие подозрений во враждебных действиях или угрозе силой со стороны какого-либо государства. С практической точки зрения досмотр судов, подозреваемых в совершении противоправных актов на море, с последующим принятием необходимых мер к нарушителям международных законов, мог бы стать одним из самых эффективных, а иногда и единственным способом их пресечения.

В России в настоящее время организациями, выполняющими непосредственные функции по борьбе с терроризмом на море, по имеющимся оценкам4,5 могут быть структуры Береговой охраны Федеральной пограничных органов ФСБ, Федеральной таможенной службы, в распоряжении которых находятся пограничные и таможенные корабли. Однако действия данных органов территориально ограничены территориальными водами и ее исключительной экономической зоной.

В открытом море только силы Военно-Морского Флота РФ фактически в полном объеме могут выполнить международные обязательства страны по борьбе с терроризмом. Однако конкретных задач силам ВМФ РФ по антитеррористической деятельности в море в настоящее время не поставлено. Проведение совместных антитеррористических действий на море силами различных ведомств не определено. Сложившееся положение требует глубокого анализа и выработки предложений по их совместным действиям на основании проводимой реформы военной организации государства, концептуальные положения которой закреплены в решениях Совета безопасности РФ4,5, и поэтому в целом ряде случаев (значительно отстает от тех реально сложившихся угроз международного терроризма, в том числе и на акваториях морей и океанов) в законодательной базе целесообразно предусматривать уже в настоящее время планирование и проведение превентивных мер, адекватных реальным угрозам, в планах оперативного применения флота.

Более того, тенденция отставания нормативной правовой базы от жизненных реалий и требований, видимо, будет сохраняться достаточно продолжительный период времени. Причины тому носят как объективный, так и субъективный характер. К примеру, в настоящее время даже понятие международного терроризма не согласуется с требованиями международного (международного морского) права6. Не перекрыты полностью источников финансирования террористических действий. Так, например, по докладу руководителя Федеральной службы по финансовому мониторингу РФ за 2005 г. в стране блокированы более 100 счетом фирм и компаний, деятельность которых была направлена на финансирование террористических актов7.

До настоящего времени в научных и учебных заведениях Вооруженных Сил, ФСБ, МЧС, а также других организациях и учреждениях, в той или иной степени занимающихся морской деятельностью, не проводится полномасштабных исследований в области предотвращения терроризма на море, что не создает научной базы обеспечения безопасности государства с морских направлений.

За последние пятнадцать лет сложилась устойчивая тенденция уменьшения количества специалистов морской сферы деятельности вследствие резкого количественного сокращения боевого состава ВМФ, торгового морского и речного флотов, военно-морских (морских) учебных заведений, а также иных учебных заведений, задействованных в обеспечении морской (военно-морской) деятельности государства.

Сравнительный анализ состояния отечественного и зарубежного законодательства показывает, что несовершенный отечественный федеральный закон «О борьбе с терроризмом» как минимум на пять лет отстал от принятия аналогичных законопроектов ведущими странами мира, а отечественный законопроект («О противодействии терроризму») в настоящее время не принят. При этом следует отметить, что название отечественного законопроекта о противодействии терроризму в значительной степени не соответствует его содержанию. Как следствие этого отставания нормативной правовой базы и действия в России по борьбе (противодействию) с терроризмом носят явно запаздывающий характер, крайне редко имеют профилактический характер. Основной принцип - работа по факту.

Анализ эффективности мер по противодействию терроризму на море показывает, что нужный результат может быть достигнут лишь в условиях способности проведения упреждающих (профилактических) мер. Их реализация остается и, по-видимому, будет оставаться наиболее сложной проблемой в ближайшие 30-50 лет2, 6, 7, что ни в коем случае не должно снижать уровень борьбы с терроризмом на море в настоящее время.

Постоянное реформирование различных государственных органов и организационных структур в рамках военной организации государства, а также отсутствие единого центра по морской деятельности государства не позволили иметь надежные и эффективные меры различных организационных структур в интересах развития морской деятельности государства и межвидовому (межструктурному) взаимодействию в интересах наращивания эффективных мер противодействия терроризму на море.

Кроме этого хотелось бы отметить, что, несмотря на создание и функционирование Морской коллегии при Правительстве РФ, в ее повестке дня за последние годы ни разу не было рассмотрено проблематики предотвращения терроризма на море как комплексного противоправного явления морской деятельности и выработки действенных мер по борьбе с ним.

Отсутствие стратегии страны по борьбе терроризмом на море, а также стратегии по профилактике этих явлений и несовершенство тактических приемов создает благодатную почву высокоорганизованным террористическим структурам в вопросах расширения географии терроризма на море.

Вызывает глубокое беспокойство, например, что в условиях активной подготовительной работы по строительству стратегического газопровода по дну Балтийского моря, имеющего важнейшее значение для страны, эти мероприятия сочетаются с постоянным сокращением боевого состава Балтийского флота. Напрашивается законный вопрос: государство собирается вообще защищать (или оборонять) свои стратегические объекты? Или считается, что они будут изначально недоступны для террористов с моря?

Исходя из вышеизложенного, основываясь на степени реальных угроз терроризма на море, концептуальных положениях реформирования военной организации нашего государства7, степени военных угроз его безопасности, адекватности им возможностей ВМФ РФ, в современных условиях представляется целесообразным:

-создать организационные структуры в различных командных инстанциях органов военного управления по противодействию террористическим угрозам и взаимодействию с антитеррористическим центром страны;

-основные усилия сосредоточить на создании системы комплексных мер профилактического характера с различными вариантами проведения превентивных мер в борьбе с терроризмом на море;

-теоретические исследования и практическую отработку в период проведения учений на флотах осуществлять с обязательным проведением антитеррористических мероприятий по наиболее опасным в военном и техногенном отношении объектам. При этом результаты и выводы целесообразно соотносить на возможные варианты развития и на другие регионы для совершенствования системы прогнозирования ситуаций;

-организовать создание единой комплексной государственной межсиловой (Вооруженные Силы, ФСБ, МЧСиГО и другие войска) системы мониторинга, обмена данных, принятия решений и планирования действий по борьбе с терроризмом, в том числе и с терроризмом на море;

-при отработке антитеррористических действий целесообразно чередовать стандартные и нетрадиционные меры борьбы с терроризмом на море;

 - при выявлении наиболее опасных в террористическом отношении объектов и анализа их влияния на деятельность центральных органов управления целесообразно соотносить их к деятельности региональных органов военного управления (например: при возможном террористическом акте в Москве, Санкт-Петербурге или ином крупном индустриальном центре).

Кроме того, с целью обеспечения безопасности государства от терроризма на море, на наш взгляд, представляется необходимым:

1. Предусмотреть в рамках реформирования военной организации государства систему организационно-технических мер, способствующих более эффективному прогнозированию и противодействию террористическим угрозам на суше, в воздухе и на море.

2. Провести экспертизу морских портовых сооружений, гидросооружений на морских коммуникациях на предмет возможных вариантов проведения террористических актов с возможными техногенными последствиями.

3. Осуществить ревизию водных транспортных средств на предмет возможной потенциальной террористической опасности.

4. Защита наиболее важных энергетических  морских объектов страны должна стать одним из  приоритетных направлений обеспечения безопасности (энергетической безопасности) страны.

5. Разработать возможные планы предотвращения террористических актов на водных коммуникациях и военно-морских объектах страны.

6.      Активно совершенствовать отечественную законодательную базу в интересах проведения эффективной морской деятельности государства. При этом все министерства и ведомства, в той или иной степени занимающиеся морской деятельностью (обеспечивающие эту деятельность) государства, должны управляться в единой схеме от террористических действий на море.

7.      Осуществлять регулярное проведение научно-практических мероприятий, способствующих обобщению опыта предотвращению террористических угроз на море.

Достижения в области предотвращения терроризма на море и распространения положительного опыта в иных сферах могут способствовать предотвращению терроризма в целом и тем самым способствовать обеспечению безопасности страны.

ЛИТЕРАТУРА

1.  Жаринов Н.В. Действия по обеспечению безопасности экономической деятельности государства на океанских и морских акваториях / Лекция для профессорско-преподавательского состава ВАГШ. М.: ВАГШ, 2005.

2.Современные угрозы безопасности объектов обустройства морских нефтегазовых месторождений и предложения по совершенствованию их нормативных основ / Материалы заседания Временной комиссии Совета Федерации по национальной морской политике. М.: Совет Федерации ФС РФ, 2005.

3.    Балуевский Ю.Н. Военное строительство и перспективы развития военной организации Российской Федерации до 2015 года. М., 2005.

4.    Решения Совета Безопасности Российской Федерации от 11 августа 2000 г., 27 апреля 2002 г.

5. О перспективах развития военной организации Российской Федерации до 2015 года М., 2005.

6. Миронов СМ. Роль парламентов в создании системы международной безопасности по противодействию террористическим акциям со стороны сепаратистских и иных экстремистских организаций / Доклад на международной парламентской конференции Председателя Совета Федерации Федерального Собрания РФ. М., 2005.

7.  Зубков В.А. Роль и место подразделений финансовой разведки стран в борьбе с отмыванием преступных доходов и финансированием терроризма / Доклад на международной парламентской конференции руководителя Федеральной службы по финансовому мониторингу РФ. М., 2005.

8.  Гладышев Ю.П., Иванов Г.В. Структуризация научного знания «системный подход» (единство теории и методологии в решении проблем военного назначения) / Бюллетень научно-методических материалов. 2005. № 46.

 


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации