ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ АРМИИ И ПЕЧАТЬ В 1992-1999 годах

ВЕСТНИК АКАДЕМИИ ВОЕННЫХ НАУК

№ 1(14)/2006

Полковник А.А. ГЛУШАЧЕНКОВ,

кандидат исторических наук, доцент

 

ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ АРМИИ И ПЕЧАТЬ В 1992-1999 годах

 Современный период истории Вооруженных Сил России связан с серьезными социально-политическими изменениями в нашей стране, прошедшими в 90-х годах прошлого века.

После провала решения о сохранении общего военно-стратегического (оборонного) пространства и единых Вооруженных Сил стран СНГ, Россия в этих условиях была вынуждена формировать свои Вооруженные Силы. Сложность задачи заключалась в том, что наряду с этим процессом существовала и настоятельная необходимость одновременного их реформирования. Реформирование Вооруженных Сил - это сложный и многогранный процесс, затрагивающий не только армейскую сферу деятельности, но и все общество. По мнению автора, понятие и процесс «Военная реформа» - это существенное преобразование военной системы государства в соответствии с новыми политическими, экономическими, социальными изменениями в обществе. Составной ее частью служит реформа Вооруженных Сил, которая призвана осуществлять такие преобразования, которые позволили бы им успешно решать возложенные на ВС РФ задачи по обороне страны. Исторический опыт учит, что в ходе реформирования армии в России основные преобразования касались одних и тех же сторон военного дела: упорядочения системы военного управления; выбора принципа комплектования; совершенствования системы подготовки офицерских кадров и боевой подготовки войск; технического переоснащения армии; изменения организационно-штатной структуры.

Исследование содержания публикаций центральных газет позволяет сделать вывод о том, что судьба Вооруженных Сил являлась предметом особого внимания прессы, вызывала и вызывает интерес у читателей. Об этом, например, свидетельствуют и данные опроса граждан России, проведенного ВЦИОМ (Всероссийский центр изучения общественного мнения. - Прим. авт.), в 2004 году. На вопрос: «Что нужно России, чтобы стать конкурентоспособной на мировой арене державой?» 23% респондентов ответили «Иметь могучие Вооруженные силы» - это третий по значимости ответ (другие ответы: 1. Иметь развитую современную экономику - 60%; 2. Обеспечение высокого уровня благосостояния граждан - 47%;)

В статье предпринята попытка на основе анализа материала, опубликованного в периодической печати за 1992-1999 годы, рассмотреть ключевые аспекты информационного сопровождения процесса реформирования армии.

Должное внимание печатные СМИ уделяли обсуждению концептуальных вопросов строительства армии. На протяжении всего периода в дискуссии приняли участие первые лица государства. Так, свое видение военных преобразований Президент РФ высказывал в ежегодных посланиях Федеральному Собранию, встречах с выпускниками военных академий, выступлениях перед руководящим составом Вооруженных Сил. В конце 1992 года Б. Ельцин определил ближайшие задачи армии: продумать новую дислокацию Вооруженных Сил; ускоренное создание мобильных сил; решение вопросов укомплектования частей и подразделений личным составом. Были обозначены и ориентиры военной реформы: улучшение организационных структур армии; сокращение численности личного состава; развитие системы управления, обучения, воспитания, оперативной подготовки; совершенствование способов комплектования; информирование общества о ходе реформы.

На страницах печати свою позицию в начальный период строительства армии высказывали многие известные люди России: Председатель Верховного Совета РСФСР Р. Хасбулатов, вице-президент России А. Руцкой, А. Козырев - министр иностранных дел, С. Рогов - директор Института США и Канады, генерал армии М. Гареев - президент Академии военных наук и др.

Некоторые мнения зачастую были довольно оригинальными. Так, в частности, первый заместитель Председателя Верховного Совета С. Филатов высказывал мысль о том, что ядром Вооруженных сил России могли бы стать выводимые части Западной группы войск (ЗГВ), так как это наиболее боеспособные части и в них сильны боевые традиции, которые были еще сформированы в годы Великой Отечественной войны. Неоднократно высказывались и мнения о назначении гражданского лица на должность министра обороны, использовании опыта более 250 тыс. «афганцев» и других участников боевых действий, насчитывавших около 30 тыс. человек, из которых 20 находилось в администрации военных округов, 511 - на должностях командиров полков, 3640 - в звене взвод, батальон.

Самое пристальное внимание пресса уделяла деятельности различных органов, комиссий по разработке нормативно-правовой базы реформирования армии. Газета «Красная звезда» сообщала, что в начале 1992 года распоряжением Президента РФ была создана государственная комиссия под председательством генерал-полковника Д. Волкогонова, основной целью которой была разработка перспективного плана формирования Российского Министерства обороны и его реформирования. План реформы разбивался на три этапа. По мнению ряда обозревателей, никакой сколько-нибудь серьезной детализации этот план так и не получил. Нетрудно заметить, что он был написан так, чтобы сохранить советскую модель армии, лишь несколько уменьшив ее. Речь шла не о реформе, а о весьма масштабной структурной реорганизации. В дальнейшем последующими создаваемыми комиссиями в этот план вносились определенные коррективы и изменения.

Одной из важнейших проблем реформирования армии на страницах печати стало обсуждение и разработка положений Закона «Об обороне» и Военной доктрины. На заседании Совета Безопасности России 2 ноября 1992 года были одобрены Основные положения Военной доктрины Российской Федерации, которые существенно видоизменяли задачи Вооруженных Сил. Но глобальные изменения в стране и в мире вновь и вновь требовали их пересмотра. Окончательно эти документы были приняты лишь в 1998 - 1999 годах.

Отправным пунктом обсуждения и принятия этих основополагающих документов стало определение угроз национальной опасности России. Анализ публикаций по данной проблематики позволяет сделать вывод о том, что спектр точек зрения по этому вопросу размещался в диапазоне от «Врагов у России нет, как и военных угроз...» до «В настоящее время военная опасность остается та, которая была и при СССР...».

Нечеткое осознание существа данного вопроса и неопределенная позиция политического и военного руководства страны приводили к отсутствию в сознании как всего российского общества, так и особенно военнослужащих, понимания источника военной угрозы России. Так, например, в 1997 году ведущим российским Центром исследования общественного мнения, членом Gallop International -РОМИР - были проведены два опроса общественного мнения по общероссийской выборке. Их темы - представления россиян о месте и роли России в мире, о внешних угрозах и путях их нейтрализации, о расширении НАТО на восток и возможной реакции на эти процессы со стороны Российской Федерации. Данные опроса приведены в табл. 1.

ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ АРМИИ И ПЕЧАТЬ В 1992-1999 годах

Более того, если в 1993 г. 30 процентов военнослужащих считали страны НАТО нашим потенциальным противником, то в 1995 - уже только 18 процентов, а в 1996 г. - 17 процентов. В дальнейшем в связи с резким обострением у военнослужащих социально-бытовых проблем тенденция к «размыванию» в сознании воинов образа вероятного противника становилась все более отчетливой.

Российская печать не оставалась безучастной и к вопросам, связанным с совершенствованием правовых рамок существования и реформирования армии: «Военная реформа невозможна без правовой аргументации», «Правовые рамки обороны», «Военная реформа и военное законодательство», «Военная организация России должна стать единой» - основные темы публикаций.

 Помимо концептуальных вопросов строительства армии, печать живо реагировала на реформирование составных частей этого процесса. Остро в начальный период встал вопрос комплектования армии. На призывные пункты осенью 1991 года явилось 23 % от тех, кто должен встать в строй. Не менее злободневной эта тема оставалась и в последующем. По мнению печати, это стало возможным прежде всего из-за резкого падения престижа армейской службы в обществе (табл. 2).

ПРОБЛЕМЫ РЕФОРМИРОВАНИЯ АРМИИ И ПЕЧАТЬ В 1992-1999 годах

В связи с этим на страницах печатных СМИ развернулась дискуссия об изменении принципа комплектования - на контрактный («Цена профессиональной армии», «Реформа и мобготовность», «Брака по контракту можно избежать», «Указ есть, преобразований нет») или по призыву («Кадровым военным структурам присущи слабые стороны», «Перспективы кадрового реформирования», «России выгодней иметь добровольческую армию»), о скорейшей разработке нормативной базы альтернативной службы, отсрочках от службы в армии. Черту под этими спорами подвел Указ Президента РФ Б. Ельцина №1356 «О приведении нормативных правовых актов президента Российской Федерации в соответствие с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе»».

Не менее остро пресса ставила вопрос реформирования системы военного образования и подготовки офицерских кадров: «Армия будет такой, какой будет ее офицерский корпус», «Лейтенанты XXI века», «Пиджаки в погонах», «Кого же готовят военные вузы?», «Мина» под академией». Эта проблема возникла в результате большого оттока из армии прежде всего офицеров взводно-ротного звена. Сложилась парадоксальная ситуация: с 1992 по 1996 год шло существенное увеличение конкурса поступающих в военные учебные заведения: 1992 - 1,6 (в ряде вузов ВВС, ВМФ конкурса не было); 1993 - 1,4; 1996 - до 3,8-5,1 (особенно в ввузы, которые готовили для армии военных юристов, медиков, финансистов. В гражданские вузы конкурс составлял около 1,32 человек на место. - Прим. авт.), но более 30% военных вузов работали «вхолостую», т.е. до войск выпускники практически не доходили. Так, из военных учебных заведений ПВО ежегодно отчислялось около 44,9% обучаемых, инженерных - 44,2%, финансовых - 39,1%, ВДВ - 32,9%, ВМФ - 32,7%, РВСН - 32%, военно-медицинских - 12,1%. Это вызывало у руководства военного ведомства необходимость принятия срочных мер, как то: реформа структуры и содержания военного образования, широкая рекламная кампания на страницах «Красной звезды» военно-учебных заведений всех видов Вооруженных Сил (в 1992 - 1994 гг. подобная акция была связана с пропагандой престижности службы в видах Вооруженных Сил РФ. - Прим. авт.), и, наконец, проведение коренного реформирования всей системы военного образования с 1999 года.

В последующий период немалый резонанс в печати получили сообщения, связанные с изменением организационной структуры Вооруженных Сил по принципу «суша», «вода», «воздух».

Принципиальные споры в прессе вызвало сообщение о сокращении армии до 1,2 млн человек, развернулась острейшая дискуссия: «Альтернативы сокращению нет», «Задачи 1998 года Вооруженным силам пришлось выполнять в сложных условиях», «Сокращение не значит реформирование», «...Военная реформа необходима и неизбежна, сокращение один из ее элементов, и очень болезненный...». Данный показатель, по сведениям руководства Центра военно-стратегических исследований ГШ ВС, должен являться тем «...порогом, ниже которого армия не должна опускаться...», и соотношение видов Вооруженных Сил предполагалось следующим: Сухопутные войска - 25-30%, РВСН - 13-15%, ВВС-20-23%, ВМФ- 12-14%. В связи с этим на страницах СМИ ярко проявилась корпоративность взглядов видов Вооруженных сил на сохранение максимально возможной численности своих структур: «Дальше ВВС сокращать нельзя», «Национальная идея определяет мощь флота», «Продолжается реорганизация Сухопутных войск», «Армия, шаг вперед!».

Большое внимание в прессе было уделено оценке проводимых военных преобразований со стороны руководства страны. Тон и интонации изменялись по мере их проведения. Так, например, в 1993 году: «...Армия становится армией... Армия выстояла в испытаниях и способна развернуть полномасштабную реформу...», в 1994-м: «...Облик Вооруженных Сил становится все более достойной великой России... Армия как зеркало Российской жизни...», в 1995-м: «...Нам нужны качественно новые армия и флот...». Но уже в 1996 году выражалось крайнее неудовлетворение проводимыми в армии преобразованиями: «...Навести элементарный порядок...», в армии процветает «...коррупция, дедовщина... Нужна глубокая реформа...», «...Я приму все меры для всесторонней поддержки армии и флота...».

Прежде всего это было вызвано критическим состоянием обороноспособности Российской Федерации. Но тем не менее общественное сознание о необходимости военных реформ оставалось, по мнению ряда специалистов, на низком уровне: «...ни в политической элите, ни в обществе в целом сегодня нет понимания того, что военная реформа так же важна, как экономическая и политическая реформы. Более того, без радикальных изменений в этой сфере не могут быть успешными ни экономическая, ни политическая реформы в России...».

В ряде статей была предпринята попытка к более объективной оценке ошибок и поиска выхода из создавшейся ситуации. В них, в частности, утверждалось: «...По-разному можно подходить к оценке деятельности главы структуры, берущей у общества деньги и обещающей за них некоторые услуги. Основную массу людей интересует только результат. И по большому счету это правильно. Меньшая часть вникает в обстоятельства, которые вкупе с действиями объекта оценки привели к абсолютному удовлетворению или полному неудовлетворению запросов общества. Не может быть споров при сравнительной оценке: сегодняшняя российская армия по количественным и, главное, качественным параметрам намного слабее советской...». «Комсомольская правда» в 1994 году писала «...Везде и во все времена сначала погибала армия и только потом государство. Мы ...не вписались в общие правила. Все наоборот: огромная держава канула в небытие, а ее не менее огромная армия худо-бедно, но уцелела. В том своем качестве и количестве она оказалась никому не нужной...».

Представляют значительный интерес и оценки в СМИ прошедших преобразований бывшими руководителями военного ведомства СССР и РФ. Так, например, маршал Советского Союза Д. Язов (занимал пост министра обороны СССР с мая 1987 по август 1991 года. - Прим. авт.), характеризуя характер современных преобразований в армии, говорил следующее: «...Не понимаю, в чем заключается смысл реформ в сегодняшней армии. Мне представляется, что идет обычное сокращение состава Вооруженных сил...». П. Грачев (министр обороны РФ с мая 1993 по 1997 год. - Прим. авт.) в интервью ряду газет высказал свою точку зрения на прошлое и настоящее реформирование Вооруженных сил: «...К сожалению, должен отметить, что, занимаясь реформированием Вооруженных сил и других войск, мы, по сути, стремились перестроить отдельные элементы оборонной системы государства, а не всю систему в целом. Серьезного реформирования этой системы в то время объективно не могло быть по ряду причин. Главная из них заключалась в том, что государство не было готово к кардинальному переустройству не только Вооруженных сил, но и других войск, и прежде всего по чисто экономическим соображениям. Да и сама армия оказалась неподготовленной к функционированию в условиях нарождающейся рыночной экономики...».

По мнению автора, следует выделить группу статей, в которых проходит мысль о необходимости участия в реформе армии всего государства и общества в целом, обосновывается необходимость прочной правовой базы преобразований: «Оборона государства - дело не ведомственное», «Архиважная государственная проблема», «Армию России предстоит создавать всем обществом», «Армия не может себя реформировать», «Закон о военной реформе необходим» и др.

Автор считает, что значительная группа поверхностных статей о реформировании армии вызвана, прежде всего отсутствием глубокой теоретической проработки изменений в ней. В них по-дилетантски пытались развести такие ключевые категории как «война», «вооруженный конфликт», «локальные войны и конфликты», «ограниченные вооруженные конфликты», «угрозы национальной безопасности», «военные угрозы», «военная реформа», «реформа вооруженных сил», «военно-экономический потенциал», «государственный механизм гражданского политического контроля над вооруженными силами» и др.

Жесткость, а где-то даже и бездумное критиканство состояния Вооруженных сил и хода их реформирования, на наш взгляд, обусловлены неудачами экономических преобразований в стране и крайне скудным финансированием военных реформ: «Без денег армию не построить», «Война с рыночной экономикой», «Без чего невозможна военная реформа», «Важнейшая задача военных экономистов», «Важная составляющая военного строительства» и др. На данные обстоятельства обращал внимание и министр обороны И. Родионов, отмечая, что темпы и сроки проведения военной реформы в России в основном будут определяться объемами финансирования: «...Такая реформа стоит дорого, и государству сегодня трудно изыскать необходимые деньги, но придется рано или поздно...». К сожалению, слышали его далеко не все средства массовой информации.

Часть печатных изданий в своих публикациях откровенно занималась «поиском ведьм», чтобы свалить всю вину на них за определенные просчеты в военном строительстве. Так, первое широкомасштабное «наступление» в СМИ в начале 1990-х годов было направлено на ликвидацию «политорганов» в рамках устранения коммунистической гегемонии в обществе: «ГлавПур уходит в отставку!», «В каком звании закон?», «Военная реформа началась!», «Советской армии чистка не грозит» и др. В недрах Министерства обороны началась работа по аттестованию 92,5 тысячи офицеров - политработников (из них 29 тысяч ротного и 8 тысяч батальонного звена) и 20 тысяч курсантов бывших политических училищ. Вместе с тем в печатных СМИ сообщалось, что некомплект командиров взводов, рот в армии составлял 50 тысяч человек и лишь 20 % «бывших» политработников были готовы переквалифицироваться в «нормальных» офицеров.

Другая массированная «атака» в СМИ была в русле высказывания Президента РФ на заседании Совета обороны 22 мая 1997 года: «...Генерал сегодня - это главный тормоз военной реформы...». Она была направлена на сокращение генеральских, а затем и полковничьих должностей: «Генералы как военная тайна», «Сколько генералов кормит Россия?», «Свадебные генералы» дискредитируют идею военной реформы», «В армии останутся лишь настоящие полковники». При этом в некоторых СМИ отмечалось, что их численность в Российской армии стала больше, чем в армии СССР. Так, например, численность генерал-полковников составила в ВС РФ - 80 (при численности армии 1,2 млн чел.), в Советской армии - 30 (5 млн чел.). В 1972 году в ВС СССР соотношение: полковник на количество офицерских должностей составляло 1:21, в Российской армии - 1:12.

Немалая часть публикаций связывала критическое состояние обороны страны и неудачи проводимых военных преобразований с руководителями военного ведомства П. Грачевым, И. Родионовым. Среди них выделяются те, которые занимались критиканством, и неудачи реформирования армии связывали исключительно с министрами обороны. «...Военная реформа: правда и вымыслы...», «...Звезды падают...», «...Тылы министра обороны...». Помимо всего прочего, страсти вокруг министров обороны подогревались скандалами вокруг их личности.

Не стеснялись в выражениях авторы статей, которые указывали на отсутствие единства и просчеты в стане самих разработчиков и организаторов военных преобразований: «Последний бой министра Родионова», «Иллюзии и действительность военной реформы», «Бронетемкин поносец», «Годы бесплодной говорильни», «В военных реформах запуталось не только общество, но и руководство страны», «Нынешнее положение армии как надвигающаяся общенациональная катастрофа», «Затянувшаяся игра в лозунги», «Потерянные во времени», «Квашня Российской Федерации», «Военная реформа: слова и дело», «У России нет Верховного главнокомандующего», «Российские Вооруженные силы находятся на грани развала».

Развязанная нынешняя волна антиармейских настроений, связанная с одной и трудноизлечимой «болезнью» в армии («дедовщиной»), буквально захлестнула все российское общество. Вместо того, чтобы решительно вести борьбу с этим «недугом», некоторые силы, поддерживаемыми СМИ, пытаются нажить сомнительный политический капитал на существующих армейских проблемах, как об этом свидетельствует кампания в СМИ в связи с происшествием в Челябинском военном институте.

Выступая в Государственной Думе РФ, министр обороны С. Иванов резко осудил гнусные информационные выпады в адрес Российской армии: «...Стремление некоторых, с позволения сказать, «болельщиков за общее дело» сделать себе имя за счет искусственного раздувания скандала зачастую переходит все грани разумного. В отдельных печатных изданиях целые полосы отведены под материал, знакомясь с которым, сразу трудно понять: о какой армии - нашей, российской или все-таки вражеской - в них с таким ожесточением говорится».

Авторам подобных информационных акций против армии хотелось бы напомнить слова одного из великих патриотов своей родины П. Струве: «Возродить Россию без армии и помимо армии нельзя. Армия - это не те или иные генералы, как бы велики не были их заслуги... Армия - это живое воплощение государственного бытия России».

Изучение содержания публикаций о создании и реформировании армии позволяет утверждать, что вопрос концептуального развития армии был одним из важнейших в печати, хотя стройной концепции национальной безопасности в исследуемый период фактически так и не было принято. Широкое освещение в прессе нашло отражение деятельности специально создаваемых органов, комиссий, занимавшихся разработкой планов, нормативной правовой базы создания и реформирования Вооруженных Сил. Исторический же опыт лишний раз подтверждает мысль о том, что дальнейшее реформирование Вооруженных Сил Российской Федерации следует проводить только на основе единого, целостного подхода к обеспечению безопасности страны, всестороннего учета военно-экономических факторов в их строительстве, а также установления разумных пропорций по задачам, численности и боевому составу между Вооруженными Силами и другими силовыми ведомствами. Возврат к старым стереотипам неминуемо приведет к необратимым разрушениям системы обороноспособности страны и дестабилизации ее экономики.

ЛИТЕРАТУРА

1.   Известия. 2004. 21 мая.

2.   Красная звезда. 1993. 20 января.

3. Красная звезда. 1994. 2 июня; Московский комсомолец. 1996. 23 февраля.

 

 


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации