Искусство организаторской работы на флоте при подготовке морской операции

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 11/1986, стр. 21-30

Искусство организаторской работы на флоте при подготовке морской операции

(Исторический опыт и современность)

Адмирал П. Н. НАВОЙЦЕВ

ОПЫТ вооруженной борьбы на море показывает, что успех морской операции во многом предопределяется качеством ее подготовки. При этом эффективность подготовки зависит от планомерности и целеустремленности, инициативы и творчества в работе командования, политорганов, штабов, начальников служб. Эта сторона их деятельности освещается в военной печати, на наш взгляд, несколько односторонне: акцент делается прежде всего на вопросы принятия решения и планирования операции, а живой организаторской работе в подчиненных штабах, объединениях, соединениях, частях и на кораблях внимания уделяется явно недостаточно.

В годы Великой Отечественной войны опыт организаторской работы командиров и штабов обобщался и глубоко анализировался. Его положительные стороны, недостатки и причины, их порождавшие, доводились до командования и органов управления, давались конкретные рекомендации по совершенствованию методов и стиля их работы. Так, в директиве Ставки ВГК отмечалось, что одной из главных причин поражения наших войск на Керченском полуострове в мае 1942 года явился бумажный, бюрократический метод руководства войсками командующим Крымским фронтом генерал-лейтенантом Д. Т. Козловым и представителем Ставки Л. 3. Мехлисом. Личное общение с командующими армиями, практическую организаторскую работу в соединениях и частях они подменили бесплодными заседаниями военного совета. Издание приказа, указывалось в директиве, является только началом работы, а главная задача командования - довести приказы до исполнителей, организовать их выполнение и оказать в этом помощь войскам путем личного общения с подчиненными и воздействия на ход операции.

В Военно-Морском Флоте в 1942 году по указанию Наркома ВМФ был проведен тщательный анализ работы командования и штабов при подготовке и ведении операций в первый период Великой Отечественной войны. В частности, указывалось на слабый контроль за деятельностью подчиненных, на обилие боевых документов и недостаточную их конкретность, что существенно затрудняло правильность и четкость понимания командирами замысла операции и своих задач. Зачастую со стороны вышестоящих инстанций проявлялось опекунство над исполнителями, стремление заранее предусмотреть все действия до мелочей и дать исчерпывающие рекомендации. Это дриводило, по существу, к подмене организаторской работы на местах мелочной опекой, сковывало инициативу и порождало безответственность подчиненных командиров и штабов.

Следует отметить, что еще в октябре 1940 года на совещании в Военно-морской академии по изучению боевого опыта первого года второй мировой войны адмирал И. С. Исаков, руководивший совещанием, отметил, что надо уметь так планировать операцию, так распределять силы и расставлять людей, особенно при взаимодействии разнородных сил, чтобы каждый исполнитель знал, кому он подчинен, за что отвечает на всех этапах операции.

Эти выводы полностью подтвердились в годы Великой Отечественной войны. Так, отсутствие твердого руководства силами в первый период войны приводило к утрате устойчивости боевого управления соединениями и частями в операциях, нарушению взаимодействия между ними. К другим недостаткам в подготовке операций относились: неоправданно малое время, отводимое на подготовку сил и средств, слабая специальная подготовка к выполнению задач с участием всех выделенных сил и средств в условиях, характерных для предстоящих операций (боевых действий); недостаточное внимание командования и органов управления к организации всестороннего обеспечения. Одной из основных причин этих недостатков было неумение некоторых командующих, командиров, штабов, политорганов, начальников служб вести практическую работу непосредственно в подчиненных объединениях, соединениях, частях и на кораблях в целях их всесторонней подготовки к операции.

Для устранения этого серьезного недостатка в работе в 1942- 1943 годах с учетом опыта войны были разработаны уставные документы, которые ориентировали командование и органы управления на более тщательную организацию операций, качественное и полное выполнение всех подготовительных мероприятий, на активную, инициативную деятельность командующих, командиров, офицеров штабов, политорганов, служб непосредственно на местах. В них давались конкретные рекомендация по применению наиболее рациональных методов организаторской работы. В частности, указывалось, что вся работа по подготовке операций должна проводиться на основе заранее разработанного календарного плана и главным образом по иерархическому принципу, т. е. каждая командная инстанция ведет ее в непосредственно подчиненных органах управления, объединениях, соединениях, частях и на кораблях. Такой метод работы на местах позволял: учесть весь объем мероприятий, который должна осуществить каждая командная инстанция; правильно расставить исполнителей для контроля доведения отданных распоряжений до исполнителей и оказания помощи в подготовке органов управления, сил и средств к операции; исключить ненужную опеку и предоставить подчиненным возможность проявлять разумную инициативу; сконцентрировать внимание на тех узловых вопросах подготовки операции, которые входят в компетенцию того или иного органа управления.

Опыт прошлых войн и послевоенных учений показывает, что организаторская работа на местах при подготовке операций должна включать в первую очередь своевременный и действенный контроль за выполнением отданных распоряжений, правильностью уяснения поставленных задач и разработкой подчиненными боевых документов с оказанием им необходимой помощи; организацию взаимодействия и управления силами в операции; проверку хода подготовки сил и средств к выполнению поставленных задач и оказание помощи в повышении их боевой готовности; организацию эффективной партийно-политической работы и всех видов обеспечения.

Организационные основы операции определяются, как известно, решением командующего, его указаниями и планом операции, в которых устанавливаются: состав и распределение сил по задачам, порядок их выполнения (последовательность, способы и сроки), взаимодействия и всестороннего обеспечения боевых действий, организация управления и т. д. Однако это лишь первый этап подготовки операции. Чтобы идеи, заложенные в решении и планах, стали реальностью, нужна кропотливая, напряженная, умелая, инициативная и творческая организаторская работа командования, офицеров штабов, политорганов, служб всех уровней по решению широкого круга разнообразных вопросов, входящих в их компетенцию. Ее эффективность, как показывает опыт, зависит от ряда факторов, основными из которых, на наш взгляд, являются: уровень профессиональной компетентности и организаторских способностей должностных лиц, осуществляющих контроль и оказывающих помощь; их правильное распределение в интересах обеспечения качественной подготовки операции и действенной помощи всем органам управления и силам в выполнении запланированных мероприятий; предоставление подчиненным органам управления и силам максимально возможного времени на подготовку к операции; деловитость и целеустремленность стиля организаторской работы всех командно-штабных инстанций.

В построении организаторской работы на местах с учетом данных факторов и проявляется, на наш взгляд, ее искусство, которое всегда играло важную роль в обеспечении высокого качества подготовки операции. Его значение, как показывает опыт оперативной подготовки штабов и войск (сил), существенно увеличилось в современных операциях, динамичность которых резко возросла, в том числе и на море. Об этом же свидетельствует и опыт локальных войн. Так, поражение египетских войск в арабо-израильской войне 1973 года, аргентинских- в 1982 году во многом явилось следствием, по заключению западных специалистов, неумелой организаторской работы их командования при подготовке операций.

В силу возрастания значимости практической организаторской работы командующих, командиров, штабов и других органов управления в подчиненных объединениях, соединениях, частях и на кораблях при подготовке операции и ее определяющего влияния на ход боевых действий представляется целесообразным кратко рассмотреть наиболее важные направления этой деятельности с учетом опыта Великой Отечественной, локальных войн и практики послевоенных учений.

Важной стороной организаторской работы на флоте при подготовке операции является контроль и помощь. Речь идет прежде всего о проверке выполнения отданных боевых распоряжений, правильности уяснения поставленных задач, целесообразности решений, принятых в соответствии с ними подчиненными командующими (командирами), качестве планирования ими боевых действий, а. при необходимости - оказании ИМ ПОМОЩИ.

Опыт первого периода Великой Отечественной войны показал, что контроль должен быть оперативным и своевременным. В противном случае, когда проверка исполнения ранее отданных распоряжений происходит по истечении установленного срока, она превращается лишь в формальную фиксацию фактов и какой-либо действенной помощи на местах не оказывает. Этот вывод был учтен при разработке в 1943 году «Наставления по совместным действиям Сухопутных войск с Военно-Морским Флотом и военными речными флотилиями». В нем оперативный контроль возлагался на штабы, были определены их функции при его осуществлении и порядок проверки деятельности исполнителей.

Контроль с оказанием на месте необходимой помощи обусловлен потребностями практики. Известно, что любой документ, в особенности боевой приказ, не должен вызывать двоякого толкования. Однако в жизни это все же встречается. Сказывается порой недостаточная профессиональная компетентность исполнителей в оперативных вопросах, неполнота их осведомленности об обстановке на ТВД, субъективность в ее оценке, иногда даже неправильное употребление и понимание сущности отдельных терминов и т. п. А ведь от того, как в подчиненных штабах уяснили место и роль своих сил в общем замысле операции, проводимой вышестоящим командованием, в каком порядке и в какой последовательности она будет протекать, в какой обстановке будут выполняться боевые задачи, какова цель и условия взаимодействия, зависит эффективность управления, а в конечном итоге - и боевых действий сил. Это особенно проявилось в начальном периоде Великой Отечественной войны.

Силы Балтийского флота, например, в первый день войны приступили к развертыванию и действиям в соответствии с планами, разработанными в предвоенное время. При этом не были учтены вероятность заблаговременного проведения силами немецко-фашистского флота определенных первоочередных мероприятий, в том числе по скрытой постановке минных заграждений, и то, что обстановка на театре уже не соответствовала той, которая предполагалась в мирное время при разработке планов первых операций. В результате решения командования всех уровней на использование сил были не совсем адекватны сложившейся обстановке, что привело к неоправданным потерям кораблей и судов.

Опыт прошлых войн показывает, что при проверке деятельности подчиненных командующих (командиров) и штабов в период подготовки операции целесообразно главное внимание уделять следующим вопросам: как оцениваются свои силы и силы противника, их боевые возможности, обстановка в районе предстоящих боевых действий; в чем состоит суть поставленной задачи; время и район (место) проведения операции; обоснованность определения главного и вспомогательных направлений; какие силы и средства предполагается выделить для действий на этих направлениях; как идет их подготовка к выполнению поставленных задач; тщательность организации взаимодействия сил и войск, управления ими и обеспечения боевых действий; насколько решение в целом обосновано расчетами и соответствует сложившейся на ТВД обстановке; какие имеются трудности в подготовке операции.

Проверка этих вопросов помогает сформировать у командиров и штабов единый оперативно-тактический взгляд на цели операции, задачи, место и роль в ней подчиненных им сил, способы ее ведения, а также вскрыть недостатки в планировании и подготовке боевых действий, уточнить объем работы по оказанию помощи в их устранении.

Конечно, такой объем работы на местах допустим лишь в том случае, если силы находятся в основном в базах. Гораздо сложнее обстоит дело, когда они уже вышли в море, а скрытность подготовки операции требует сохранения интенсивности радиообмена на повседневном уровне. Успешное решение вопросов подготовки операции в подобных условиях может быть достигнуто лишь при высоком уровне оперативно-тактической подготовки подчиненных, обеспечивающем единство взглядов различных командных инстанций на способы применения разнородных сил и решения задач в различных видах морских операций. Для этого также требуется достаточная самостоятельность в организаторской деятельности подчиненных командиров и штабов при четко налаженной системе донесений и систематическом контроле за выполнением указаний. На данные вопросы, следовательно, надо делать определенный акцент в ходе оперативной подготовки.

Вторым важнейшим вопросом организаторской работы является управление силами в современных морских операциях. Эта задача стала весьма сложной, что обусловлено участием в операции, как правило, разнородных сил с различными системами вооружений и боевой техники; значительным увеличением пространственного размаха и темпов ведения боевых действий; возрастанием удельного веса совместных операций военно-морских сил с другими видами вооруженных сил, а соответственно и роли их взаимодействия; сложностью обеспечения скрытности действий своих сил; интенсивным ведением радиоэлектронной борьбы в целях срыва управления силами и оружием в операции.

Особенности морских операций, часть которых проявилась уже в годы второй мировой и Великой Отечественной войн, предопределяют необходимость создания такой системы управления в операции, которая обеспечивала бы централизованное, непрерывное, гибкое и устойчивое управление силами. Только в этом случае можно достичь постоянной согласованности и целеустремленности действий разнородных сил в ходе операции, не допустить потери инициативы, обеспечить своевременность маневра силами и их массирование на главном направлении, добиться быстрого реагирования на изменение обстановки.

Характер организации управления в морской операции минувшей войны во многом был специфичен в силу своеобразности принципа формирования объединений, соединений и частей военно-морских сил; в повседневных условиях они были организованы в основном по родам сил, классам и назначению кораблей. Для решения же тех или иных задач вооруженной борьбы на море разнородные силы объединялись в оперативное соединение и создавалось временное (на период операции) командование. Это характерно и для современных флотов. Например, составы сил в операции по уничтожению авианосных группировок противника и в операции по уничтожению его ракетных подводных лодок будут существенно отличаться друг от друга. К десантной операции привлекаются почти все рода военно-морских сил, а также взаимодействующие части и соединения других видов вооруженных сил. Естественно, не может быть и какой-либо одной универсальной схемы командования. К тому же при решении боевых задач на приморском направлении совместно с сухопутными войсками и силами других видов вооруженных сил, как показывает опыт вооруженной борьбы, командующим силами в такой операции может быть как флотский, так и общевойсковой военачальник в зависимости от того, в чьих интересах она решается и каков состав сил.

Данный вопрос не такой уж простой. Об этом свидетельствуют уроки Великой Отечественной войны, особенно ее начального и первого периодов: при его решении точки зрения общевойскового и флотского командования на оперативную подчиненность не всегда совпадали. Как пишет бывший Нарком ВМФ Н. Г. Кузнецов, вопрос, кто должен был стоять во главе обороны Либавы, островов Эзель, Даго, полуострова Ханко, кому подчинить лиц, ответственных за их оборону, - округу или флоту, обсуждался до войны в Наркоматах обороны и Военно-Морского Флота. Но к однозначному мнению не пришли. Было принято не лучшее решение: 67-ю стрелковую дивизию, дислоцировавшуюся в районе Либавы, включили в состав 8-й армии, а Либавскую военно-морскую базу оперативно подчинили командующему Прибалтийским Особым военным округом. Из-за отсутствия единого командования не удалось впоследствии все силы объединить в одно целое и в полной мере реализовать их боевые возможности.

Принцип единства командования и порядок оперативной подчиненности красной нитью проходили через все разработанные во втором и третьем периодах Великой Отечественной войны руководящие документы, касавшиеся вопросов организации командования и управления. В частности, в Наставлении по совместным действиям Сухопутных войск и сил Военно-Морского Флота указывалось, что большая сложность организации десантной операции и трудность ее проведения требуют единства командования на всех этапах операции; при решении совместных боевых задач командир соединения ВМФ при оперативном подчинении общевойсковому командиру является его помощником по использованию сил флота, и наоборот, общевойсковой командир становится помощником флотского командира по боевому применению сухопутных войск в случае подчинения последнему.

Внедрение в боевую практику данных требований руководящих документов позволило во втором и третьем периодах войны более четко организовывать управление в операциях, без лишних промежуточных звеньев, со строгим разграничением функций каждой командной инстанции, что значительно повысило эффективность боевых действий.

Опыт локальных войн выявил тенденцию возрастания зависимости успеха боевых действий войск (сил) от правильности организации управления ими. Так, в ходе англо-аргентинского конфликта (1982 год) для непосредственного руководства боевыми действиями генеральный штаб вооруженных сил Аргентины создал два командования: командование ВМС в Южно-Атлантической зоне и Южно-Атлантическое оперативное командование вооруженных сил. Такая раздвоенность командования отрицательно сказалась при решении главной задачи - отражении удара английских военно-морских сил и сухопутных войск. В то же время создание англичанами единого командования вооруженными силами в Южной Атлантике позволило им целеустремленно и оперативно координировать действия и сухопутных войск, и морской пехоты, и разнородного оперативного соединения.

Таким образом, создание единой системы управления, соответствующей сложившейся обстановке и характеру предстоящих боевых действий, дает возможность не только исключить неопределенность в вопросах подчиненности при подготовке операции и в ходе ее ведения, но и обеспечить тесное и непрерывное взаимодействие.

Организация взаимодействия сил и средств в операции всегда являлась наиболее трудоемкой и ответственной функцией командующего (командира) и штаба, ибо согласованное применение сил и средств в ходе боевых действий является одним из главных условий достижения успеха. Основой взаимодействия являются, как известно, решение командующего и план операции. Но надо отметить, что нельзя рассчитывать на его устойчивость, если оно организовано лишь путем «взаимной договоренности» командиров взаимодействующих сил (как это нередко практиковалось в годы войны). Ведь в ходе операции силы находятся под ударами противника, несут потери, нарушаются их боевой порядок и связь, а следовательно, заранее определенный порядок действий. Естественно, в таких условиях обеспечить устойчивость и непрерывность взаимодействия разнородных сил, выполняющих задачи порой на значительном удалении друг от друга, могут лишь командующий силами в операции и его штаб, располагающие более полной информацией об оперативной обстановке на театре и имеющие возможность оперативно реагировать на ее изменение путем своевременного корректирования плана применения сил, уточнения их частных задач и взаимодействия.

Важную роль в совершенствовании организации оперативного и тактического взаимодействия в морских и совместных операциях в годы войны сыграли введенные в действие такие документы, как «Инструкция по организации связи взаимодействия войск Красной Армии с кораблями, соединениями и частями Военно-Морского Флота» (1942 год), «Наставление по совместным действиям Сухопутных войск с Военно-Морским Флотом и военными речными флотилиями» (1943 год), «Положение о морском представительстве при фронтах, отдельных армиях и военных округах Красной Армии» (1944 год), «Методика обучения командного состава организации взаимодействия в маневренном соединении морских сил» (1943 год). В них определялись обязанности командования, штабов, морских представительств по организации взаимодействия, схема постоянно действующей связи между взаимодействующими войсками и силами флота, давались рекомендации по практической отработке вопросов взаимодействия. В частности, указывалось, что устанавливает основные формы взаимодействия и организует его командующий, командир, объединяющий под своим руководством сухопутные и военно-морские силы, вместе с помощником (сухопутным или морским), штабы планируют и обеспечивают взаимодействие на всех этапах операции, а связь взаимодействия должна определяться специально разработанным планом на весь период выполнения поставленной задачи.

В целом в ходе Великой Отечественной войны сложились такие основные формы организации взаимодействия при подготовке операций, как личное общение командующих, командиров флотских и общевойсковых объединений, соединений и частей, офицеров их штабов; обмен оперативными группами и офицерами связи, совместное планирование операций и разработка единых документов по связи, опознаванию и оповещению; совместные рекогносцировки перед высадкой морского десанта и осуществлением огневой поддержки войск на приморском (приречном) направлении.

Современная морская операция, как и в ходе второй мировой войны, может проводиться коалиционным составом сил, что неизбежно привнесет в организацию взаимодействия специфику и определенные трудности, обусловленные такими факторами, как языковой барьер, различия в составе и организационной структуре формирований флотов, в системах управления, во взглядах на оперативное применение сил, в направленности оперативно-тактической подготовки. Опыт войн показывает, что игнорирование специфики совместных действий коалиционных оперативных соединений приводит к тяжелым последствиям. Так, из-за отсутствия единого кода при совместных боевых действиях американских, английских, австралийских и голландских кораблей в ходе боя в Яванском море (1942 год) связь была существенно затруднена. В результате передача сигналов управления и согласование действий кораблей различной национальной принадлежности занимали много времени, тактическое взаимодействие оказалось неустойчивым, что и явилось одной из причин их тяжелых потерь.

Преодолению трудностей в организации совместных действий сил коалиционных флотов способствуют совместные учения, личные контакты командующих и представителей штабов, совместная разработка боевых документов и документов скрытой связи. Конкретность и целеустремленность практической работе по организации взаимодействия придают, как показывает опыт, совместные командно-штабные учения и военные игры. Их участники имеют возможность детально изучить и освоить способы применения взаимодействующих сил, а личное общение при этом командующих, командиров, офицеров штабов позволяет достичь взаимопонимания, согласованной деятельности штабов, выработать единство оперативно-тактических взглядов на пути и способы достижения поставленной цели, уточнить разработанные боевые документы, а также проверить надежность управления силами.

Следует заметить, что командно-штабные учения и игры - не единственная форма отработки вопросов взаимодействия при подготовке операции. Искусство организаторской работы как раз и проявляется в умении выбирать такие формы и методы этой деятельности, которые в наибольшей степени соответствуют конкретной сложившейся обстановке.

Опыт прошлых войн показывает, что нельзя полностью рассчитывать на успех в операции, всецело полагаясь лишь на тот уровень боевой готовности сил, который был достигнут до начала ее подготовки. Требуется комплекс подготовительных мер по обеспечению готовности сил к выполнению поставленных задач в операции, по выработке уверенных действий в конкретных условиях района ее проведения.

Решающими факторами, определяющими уровень боеготовности сил, являются, как известно, два: человеческий (укомплектованность, боевая выучка и морально-боевые качества личного состава) и материально-технический (состояние боевой техники и обеспеченность запасами материальных средств). Следовательно, эти факторы должны быть в центре внимания командования, штабов, политорганов, служб в ходе организаторской деятельности на местах при подготовке операции. Она заключается в проверке уровня подготовки командования и штабов, соединений, частей и кораблей к решению поставленных задач; в оказании помощи в устранении препятствий, мешающих своевременному приведению оружия и его носителей в готовность к боевому применению, пополнению запасов до полных норм; в сосредоточении сил в исходных районах и т. п.

Например, при подготовке Новороссийской десантной операции (1943 год) военный совет Черноморского флота издал ряд директив, организовал тщательный контроль офицерами штаба флота хода подготовки сил и средств к выполнению боевых задач. После определения состава сил и постановки им задач подготовка к операции конкретизировалась в соответствии с принятым решением. Отрабатывались, в частности, способы совместного плавания катеров в составе групп и отрядов, стрельбы по отлогому берегу торпедами с торпедных катеров, буксировки несамоходных плавсредств, подрыва боносетевых заграждений, проводились тренировки по посадке десанта, погрузке техники на корабли и их десантированию. С десантом на учениях отрабатывались приемы ведения боя за высадку и в условиях города, преодоления минных полей и инженерных препятствий и др. Силами и средствами Новороссийской военно-морской базы производились ремонт кораблей, бронирование мостиков сторожевых катеров, переоборудование помещений катеров, предназначенных для использования в качестве санитарных, установка на катерах типа КМ устройств для подрыва боносетевых заграждений и т. п..

Успех операции, как отмечал начальник оперативного управления Главного морского штаба, оказывавший штабу флота помощь в ее проведении, во многом был обеспечен тщательной и целеустремленной подготовкой сил, хорошо организованными и смелыми действиями катеров прорыва по подрыву боносетевого заграждения, умелыми и решительными действиями десантных отрядов при высадке в порт, героизмом, стойкостью и хорошей боевой выучкой десантников. Это, естественно, явилось в определенной степени следствием искусства организаторской деятельности командования и штабов на флоте в подготовительный период.

К сожалению, богатейший опыт войны и послевоенных учений порой слабо используется в ходе творческого поиска новых форм и методов организаторской работы на местах, совершенствования ее искусства, не всегда находит применение в оперативной подготовке. Иногда при подготовке к учениям командование и штабы некоторых соединений флота основное внимание сосредоточивают на разработке учебных документов, а от руководства выполнением мероприятий по повышению боеготовности кораблей фактически самоустраняются.

Это искусство не приходит само по себе даже при длительном нахождении на руководящих или штабных должностях. Оно вырабатывается и развивается на основе изучения передового опыта организаторской деятельности, творческого его осмысления и применения на практике с учетом особенностей обстановки и задач, которые предстоит решать объединениям, соединениям, частям и кораблям.

При организации подготовки сил к операции, как показывает опыт, приходится разрешать ряд противоречий, обусловленных в основном необходимостью одновременно готовить силы и решать боевые задачи в рамках систематических боевых действий, интенсивно вести боевую подготовку и соблюдать скрытность проводимых мероприятий. Чтобы сохранить в тайне замысел операции и не допустить перенапряжения сил, требуется особенно тщательное, всесторонне продуманное и безусловно централизованное планирование и организация как самой подготовки, так и специальных мер ее обеспечения.

Организаторская работа по всестороннему обеспечению операции является одним из важных звеньев деятельности командующих, командиров и штабов при ее подготовке. При этом проводится комплекс мероприятий по оперативному (боевому), техническому и тыловому обеспечению. Качественное их осуществление оказывает влияние на создание благоприятных условий для организованного и своевременного начала операции и успешного выполнения поставленных задач.

Следует учитывать, что каждая конкретная операция своеобразна по задачам, составу сил, характеру их действий и требует, естественно, конкретного обеспечения. Так, содержание, объем и методы организации обеспечения боевых действий в десантной операции нельзя автоматически перенести на морскую операцию по срыву морских перевозок противника. В первом случае при решении вопросов обеспечения имеется возможность тесного контакта всех органов управления, тыла, служб с объединениями, соединениями, частями и кораблями, участвующими в операции. Командующий и его штаб могут непосредственно влиять на процесс подготовки всего комплекса мероприятий по обеспечению боевых действий сил в операции. Другое дело, когда силы находятся в отрыве от баз. Даже командир оперативного соединения и его штаб не всегда имеют возможность личного общения с подчиненными. В этих условиях исключительно важную роль играют грамотное использование маневренного тыла, четкое разграничение функций между различными органами управления и службами и объединение их усилий при решении вопросов обеспечения боевых действий, умение выбирать рациональные формы и способы обеспечения, в наибольшей степени соответствующие не только фактической обстановке на театре, но и возможной направленности ее изменения, а также умелое применение распорядительного метода руководства подготовкой мероприятий по обеспечению боевых действий сил.

Искусство организаторской работы командующих, командиров и штабов при этом проявляется в творческом подходе к определению объема конкретных мероприятий по всестороннему обеспечению сил в морской операции, выбору необходимых сил и средств обеспечения, форм и способов их использования, назначению наиболее компетентных и энергичных лиц, ответственных за выполнение тех или иных мероприятий.

Организаторская деятельность при подготовке морских операций многогранна. Она не вписывается в рамки шаблона, требует инициативы, активности, творчества, развития организаторских способностей, профессиональной компетентности, поиска новых форм и способов подготовки операций, твердых навыков в проведении работы на местах. Ее нельзя подменять бесконечными теоретическими расчетами и разработкой многочисленных боевых документов с подробными указаниями на все возможные случаи. Ей необходимо отводить максимально возможное время.

В годы Великой Отечественной войны в организаторской работе на флотах проявились следующие основные тенденции: увеличение роли старших командных инстанций и штабов в руководстве деятельностью объединений, соединений, частей и кораблей при подготовке операции, а также их ответственности за своевременное, полное и качественное выполнение подготовительных мероприятий с одновременным предоставлением подчиненным широкой инициативы; построение организаторской работы на плановой основе; развертывание организаторской работы исполнителями еще в процессе планирования операции в соответствии с предварительными боевыми распоряжениями; расширение круга вопросов, решаемых на местах, и предоставление подчиненным максимально возможного времени на их решение; охват организаторской работой всех органов управления и сил (войск), участвующих в операции; поиск новых форм, методов и гармоничное сочетание их в практической работе на местах с учетом цели и задач операции, состава и оперативного построения сил, особенностей обстановки на театре и других факторов.

Существенные качественные изменения в организаторскую деятельность в современных условиях привносит внедрение автоматизированных систем управления силами (АСУ). Это дает возможность освободить командование и штабы от трудоемкой работы по сбору, обработке и отображению данных обстановки, производству оперативных расчетов; достичь оптимальности принимаемых решений и планируемых мероприятий; резко сократить время на принятие решения и планирование операции, доведение боевых задач до объединений, соединений и частей; обеспечить постоянный контроль за выполнением указаний. Вместе с тем следует иметь в виду, что никакая современная техника не может заменить живой организаторской работы на местах. Наоборот, надо максимально использовать те преимущества, которые дает АСУ, и направить организаторскую деятельность на обеспечение своевременности и целеустремленности решения таких вопросов, как подготовка сил, средств и органов управления к операции, организация взаимодействия и контроля за выполнением всех запланированных мероприятий по обеспечению боевых действий сил, оказание помощи подчиненным командирам и штабам, внесение необходимых поправок в разработанные планы.

Искусство организаторской деятельности постоянно развивается и совершенствуется по мере развития материальной базы вооруженной борьбы на море и военной науки. Поэтому организаторская деятельность должна строиться на творческой основе, с учетом объективных реальностей. Ее направленность в современных условиях была четко сформулирована в Политическом докладе ЦК КПСС XXVII съезду Коммунистической партии Советского Союза: «Сегодня... надо сосредоточиться на практической организации дела, расстановке и воспитании кадров, партийного актива, посмотреть на всю нашу деятельность свежим партийным взглядом - на всех уровнях, во всех эшелонах».

ЦВМА, ф. 1, д. 40243, л. 53, 54; д. 40241, л. 20, 26.

Кузнецов Н. Г. Курсом к победе. - М.: Воениздат, 1976, с. 14, 15.

Морской сборник, 1983, № 2, с. 15, 16; № 3, с. 81.

ЦВМА, ф. 10, д. 7173. л. 52, 53.

ЦВМА, ф. 10, д. 18467, л. 2, 3.

Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. - М.; Политиздат, 1986, с. 77, 78.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации