О проблемах борьбы за тактическую зону обороны

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 7/1990, стр. 13-20

Оперативное искусство

О проблемах борьбы за тактическую зону обороны

Генерал-майор Е. Г. КОРОТЧЕНКО,

кандидат военных наук, доцент

СРЕДИ проблем оперативного искусства в настоящее время наиболее актуальными, на наш взгляд, являются те, что связаны с теоретическим осмыслением процессов подготовки и ведения первых оборонительных операций. В соответствии с положениями советской военной доктрины возможная агрессия должна быть отражена без больших потерь территории. Решение же этой задачи будет в значительной степени предопределяться результатами борьбы за тактическую зону обороны (ТЗО). Отсюда следуют два основополагающих вывода: первый - удержание ТЗО жизненно важно для успешного отражения вторжения и создания условий перехода в контрнаступление с целью восстановления положения по государственной границе; второй - борьба за ТЗО приобретает чрезвычайно ожесточенный характер. Вот почему всесторонний анализ проблем, которые могут возникнуть при этом, имеет сейчас особое значение.

К первоочередной из них можно отнести отражение (или существенное ослабление) первого и последующих массированных ударов высокоточным оружием и авиацией противника. Исходя из опыта учений за первые двое-трое суток наступающая сторона способна нанести по войскам обороняющегося фронтового объединения 3-4 массированных удара высокоточным оружием и тактической авиацией и 1-2 - стратегической с применением боеприпасов в обычном снаряжении. О возможной эффективности каждого из них свидетельствуют не только расчеты, но и опыт минувших войн. Так, во время бомбардировки американской авиацией Дрездена за одну ночь с 13 на 14 февраля 1944 года погибло людей больше, чем во время взрыва атомной бомбы в Хиросиме. Очевидно, что в современных условиях, используя весь арсенал новейших средств поражения, агрессор может достигнуть и более значительных результатов.

Особо мощным, видимо, будет первый массированный удар. В ходе него следует ожидать сосредоточения усилий наступающего в целях поражения пунктов управления войсками, оружием и объектов системы ПВО (в том числе - в пределах ТЗО), авиационной группировки, а также важнейших узлов коммуникаций. В последующих массированных ударах основное внимание будет уделено нанесению поражения войскам, обороняющимся в пределах ТЗО, подходящим резервам, окончательному выводу из строя систем управления, ПВО и завершению разгрома авиационной группировки.

Успешное отражение (или существенное ослабление) этих ударов не только предотвратит большие потери обороняющихся войск, но и поставит под вопрос проведение наступающим «воздушно-наземной операции», так как в этом случае он лишается ее материальной основы - значительной части авиации и ВТО. Для решения этой задачи необходимо вести активную разведку привлекаемых к ударам сил и средств, дезорганизовывать управление ими сразу же с началом военных действий, надежно поражать важнейшие объекты агрессора нанесением ответного (ответно-встречного) массированного огневого удара (МОУ), эффективно применять силы и средства объединения в противовоздушной операции, умело выполнять мероприятия по достижению скрытности и введению противника в заблуждение, а также своевременно выводить соединения и части из-под предполагаемых огневых ударов.

Опыт оперативной подготовки свидетельствует, что главная проблема ответного (ответно-встречного) массированного огневого удара - достижение максимальной (расчетной) его эффективности. В ней можно выделить ряд частных вопросов, на решении которых, на наш взгляд, нужно сосредоточить особое внимание при подготовке и нанесении МОУ. Во-первых, важно среди многих сотен целей противника умело выделить именно те, которые должны поражаться (подавляться помехами) немедленно. Во-вторых, основная часть сил и средств, привлекаемых к ведению наступательных действий по опыту учений располагается на значительном удалении от линии соприкосновения (государственной границы). Например, расстояние до большинства аэродромов тактической авиации составляет 250-350 км и более. Это обстоятельство предполагает повышение роли комплексного использования сил и средств обороняющегося объединения для поражения наиболее удаленных особо важных объектов противника. В частности, возможно нанесение вначале ударов баллистическими и крылатыми ракетами с бетонобойными боевыми частями по взлетно-посадочным полосам аэродромов, а затем по «закупоренным» аэродромам - фронтовой авиацией. В-третьих, эффективность первого ответного (ответно-встречного) и последующих МОУ во многом зависит от их интенсивности и массированного применения в них наряду с огневыми и средств РЭП. Поэтому задачи удара необходимо решать с максимально возможным привлечением сил и средств в короткое время. В-четвертых, эффективность авиационных и ракетных ударов обороняющегося может быть существенно ниже расчетной, если не будут приняты специальные меры по подавлению войсковой системы ПВО - ПРО противника. В отражении (ослаблении) массированного удара агрессора, равно как и в достижении цели по удержанию ТЗО, все большее значение приобретает противовоздушная оборона войск и объектов тыла. Сейчас к ней предъявляется ряд не только повышенных, но и, по существу, новых требований. К ним, в частности, относятся обнаружение и уничтожение воздушных объектов (в том числе ракет), изготовленных по технологии «Стелт», поражение самолетов дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛОУ) и воздушных объектов РУК, действующих на больших высотах и значительном удалении от обороняющихся войск, уничтожение крылатых и баллистических ракет в полете (при нанесении ими ударов с различных направлений и с разных высот), необходимость поражения большого количества одновременно действующих малоразмерных беспилотных летательных аппаратов (БЛА) и др.

В последние годы все более усиливается зависимость успеха борьбы за ТЗО от способности войск своевременно выйти из-под предполагаемых массированных ударов противника. Как показывает опыт локальных войн, вывод сил и средств из-под ударов противника, непосредственно перед началом военных действий и в ходе отражения агрессии обусловливается умением прогнозировать время, определять группировки и объекты, по которым могут быть нанесены удары вражеской авиацией и ВТО; заблаговременно разрабатывать комплекс мер защиты, готовить соединения и части к быстрому маневру из районов возможных ударов; реализовывать мероприятия по дезорганизации разведки противника; сокращать время на взлет авиации, оставление соединениями и частями пунктов постоянной дислокации, районов сосредоточения; возвращать авиацию после выполнения боевых задач на запасные аэродромы (площадки); оптимально рассредоточивать войска; обеспечивать эффективную маскировку; проводить решительный противоогневой маневр (в расчетное время, непосредственно предшествующее удару ВТО противника); осуществлять целенаправленную профессиональную и усиленную морально-психологическую подготовку личного состава.

Практика подготовки современных армий свидетельствует о возрастающей роли оперативной маскировки, в том числе в интересах удержания ТЗО. Комплексное проведение мероприятий в целях достижения скрытности, умелая имитация, дезинформация, демонстративные действия могут натолкнуть противника на принятие ошибочных решений в самом начале военных действий, а в результате значительно уменьшить потери обороняющихся войск. Так, моделирование американскими специалистами боевых действий армейского корпуса показало, что только за счет имитации 10 проц. его боевых средств потери в живой силе могут быть снижены на 10-13 проц., а в боевой технике на 16-33 проц.

Отражая первый и последующие массированные удары, обороняющиеся войска будут вести упорную борьбу с наземными группировками противника, его десантами, диверсионно-разведывательными формированиями и выполнять ряд других задач. В борьбе с ударными группировками противника, ослаблении их удара по тактической зоне обороны в настоящее время все большее значение придается действиям войск прикрытия. Их успех, каждый выигранный ими час способствуют повышению устойчивости обороны на главной полосе. Однако нужно прямо сказать, что зачастую неоправданно завышаются возможности высылаемых в полосу обеспечения частей и подразделений по сдерживанию передовых отрядов и тем более главных сил противника. Имея многократное (в 8-10 раз) превосходство, используя промежутки в их боевых порядках, а также созданные огневыми ударами бреши, противник, видимо, вряд ли надолго будет задержан в полосе обеспечения. Следствием этого является стремление к усилению группировок войск прикрытия. Так, на учении 5 АК (США) «Караван-гард-89» (сентябрь 1989 года) от 3 бртд, оборонявшейся на фронте 40 км, в полосу обеспечения высылались пять мотопехотных, танковых и разведывательных батальонов. Их действия поддерживались огнем артиллерии, ударами штурмовой авиации и боевых вертолетов. В целом по опыту учений, проведенных в ОВС НАТО в 1989 году, для обороны полосы обеспечения выделялось до одной трети сил и средств соединений первого эшелона. Их действия сочетались с широким применением минно-взрывных заграждений, особенно устанавливаемых дистанционно, и созданием районов разрушений. Что касается способов действий войск прикрытия, то нужно подчеркнуть, что упорное удержание ими в течение расчетного времени позиций и районов должно сочетаться с умелым маневром на угрожаемые направления и проведением коротких, но решительных контратак и действиями из засад.

Одним из наиболее сложных вопросов в борьбе за удержание ТЗО является проведение огневой контрподготовки. Дело в том, что не всегда возможно заблаговременно и правильно определить направление удара главной группировки наступающего, своевременно и скрытно развернуть группировку сил и средств (разведки, артиллерии, армейской авиации, ПВО, РЭБ), привлекаемую для контрподготовки, создать необходимые запасы боеприпасов, а также организовать надежное управление этими силами и средствами. Кроме того, при незначительной глубине полосы обеспечения и тем более при ее отсутствии весьма проблематично их сосредоточение в короткий срок на избранном направлении. Нужно учитывать и то, что в современных условиях резко повышается вероятность поражения артиллерии во время маневра с временных огневых позиций, занимаемых для участия в контрподготовке, на основные. По оценке зарубежных специалистов, ударом двух рот противотанковых вертолетов (80-84 АН-64А «Апач») за 30 минут может быть уничтожено более 300 орудий, то есть выведено из строя крупное артиллерийское соединение. Эти и другие обстоятельства свидетельствуют о том, что к проведению огневой контрподготовки следует подходить весьма взвешенно. Ее успех или неудача во многом будут зависеть от того, насколько глубоко и верно при подготовке оборонительной операции был раскрыт замысел противника, возможный характер его действий и особенно направления ударов, обеспечены и скоординированы действия сил и средств, привлекаемых к ней.

В решении проблемы отражения одновременного удара танков, бронепехоты и боевых вертолетов наступающего, воспрещения прорыва им ТЗО трудно переоценить значение эффективного огневого поражения, применения нестандартных способов ведения боя частями и соединениями в борьбе за удержание первой и второй полос обороны, а также своевременного закрытия брешей, образующихся в результате огневых ударов и попыток прорыва ударных группировок.

При организации и осуществлении огневого поражения противника следует исходить из того, что не столько парирование его огневых ударов, сколько настойчивая и целеустремленная борьба за перехват оперативной инициативы, завоевание огневого превосходства первоначально на избранных направлениях, а затем во всей полосе обороны выдвигаются сейчас в качестве важнейших задач обороняющихся войск. В современных условиях зачастую выгоднее стремиться полностью «выбивать» огнем отдельные звенья в группировках противника на ограниченной площади, чем пытаться проводить поражение многих объектов в более широкой полосе. Понизив тем самым его общий наступательный потенциал, можно достичь существенных оперативных результатов. Одновременно необходимо глубокими огневыми ударами выборочно выводить из строя наиболее важные объекты и цели во всей полосе действий. При этом огневому воздействию подлежат в первую очередь наиболее мощные огневые и ядерные средства наступающего, а также основные объекты, обеспечивающие их жизнедеятельность.

Что касается способов действий общевойсковых соединений и частей за удержание ТЗО, то здесь, с одной стороны, нужно творческое осмысление и использование на качественно новом уровне бесценного опыта Великой Отечественной войны (решительное массирование сил и средств на направлениях ударов противника, всестороннее фортификационное оборудование местности в сочетании с созданием развитой системы заграждений, активный маневр силами и средствами на угрожаемые направления, упорство войск в обороне и т. д.), а с другой - жизнь настоятельно требует применения новых, нешаблонных, нестандартных способов отражения наступления и разгрома ударных группировок наступающего. В их основе должно лежать навязывание невыгодных и неожиданных для него способов действий. Важно вынудить его расходовать для овладения каждой позицией и районом как можно больше сил и средств, распылять их, отражая удары с фронта и тыла, обнажать фланги, растягивать его боевые порядки и преждевременно израсходовать резервы.

В поисках новых, нестандартных решений в борьбе за ТЗО следует широко использовать гибкое сочетание позиционной и маневренной обороны. Прочность первой и «вязкость», изматывающий характер второй, дополняя друг друга, могут затруднить противнику принятие эффективных мер в целях преодоления ТЗО. Однако уместно особо подчеркнуть, что успех маневренной обороны, ведущейся как способом последовательного удержания нескольких оборонительных рубежей (позиций), так и путем втягивания определенных группировок в оперативные (огневые) мешки, в решающей степени будет зависеть от заблаговременной и тщательной ее подготовки. Как показывает опыт локальных войн, экспромт и поспешность в организации маневренной обороны, отсутствие надежной согласованности в действиях войск могут привести к тяжелым последствиям.

И в позиционной, и в маневренной обороне решающее значение для успеха сражения будет иметь маневр на угрожаемые направления огневыми ударами, войсками и материальными средствами. Причина этого - значительный рост мобильности войск, резкое повышение их ударных возможностей и все возрастающее значение обманных действий. Достижение успеха в современных операциях без попыток обмана, способности к решительному маневру, в том числе силами и средствами с менее перспективных направлений, маловероятно. Интенсивность же огневых ударов агрессора может быть столь высокой, что потеря в короткий срок боеспособности не только частями, но и соединениями, видимо, станет обычным явлением в обороне. Так, по расчетам американских военных специалистов, для того, чтобы «выбить» выдвигающуюся для занятия обороны на второй полосе мотострелковую дивизию, по ней необходимо нанести удар 50-70 тактическими истребителями. Он может быть осуществлен всего лишь в течение 7 минут, а потери дивизии при этом составят 40-50 проц.

В связи с этим каждый командующий (командир) и штаб должны быть готовы к немедленному закрытию брешей в обороне огневыми ударами, действиями ПТРез, ПОЗ, резервами и войсками, снятыми с второстепенных направлений, проведением контратак, а иногда и применением контрдесантов. При этом привлекаемые силы и средства, особенно ПТРез и ПОЗ, подразделения реактивной артиллерии и боевых вертолетов следует готовить к многократному последовательному маневру с одних угрожаемых направлений на другие, более опасные. Необходимость этого подтверждается и опытом Великой Отечественной войны. Например, в оборонительной операции у оз. Балатон (март 1945 года) отдельные артиллерийские части 57 А и 4 гв. А в течение четырех суток тяжелых боев перебрасывались на вновь возникающие опасные участки по 5-6 раз, что способствовало стабилизации линии фронта.

От контратак же, особенно в пределах главной полосы обороны, где противник имеет значительное превосходство, видимо, не следует ожидать высокой результативности. Зачастую, на наш взгляд, выгоднее, используя инженерные заграждения и фортификационные сооружения, уничтожать бронеобъекты, вертолеты и самолеты противника, прочно удерживая ключевые районы местности.

В ходе оборонительного сражения командующим и штабам исключительно важно уметь своевременно и верно оценивать степень боеспособности войск, находящихся под ударами противника. Главное - не опоздать в оказании помощи тем соединениям и частям, боеспособность которых резко падает или временно ее утратившим. Поэтому в ходе оперативной и боевой подготовки необходимо уделять особое внимание изучению и практической отработке этих вопросов. Опыт Великой Отечественной войны и послевоенных учений показывает, что в зависимости от степени огневого поражения время небоеспособности подразделений и частей в опорных пунктах и районах обороны на любой позиции может колебаться в значительных пределах - от 10-15 минут до 1,5-2 часов и более (табл. 1). Степень понесенного ими ущерба и, следовательно, возможное время небоеспособности (ограниченной боеспособности)- исходные данные для принятия обоснованного решения и выполнения практических мер с целью повышения устойчивости войск на угрожаемом направлении.

Таблица 1

ВОЗМОЖНОЕ ВРЕМЯ НЕБОЕСПОСОБНОСТИ ВЗВОДНОГО ОПОРНОГО ПУНКТА (ВОП) В ЗАВИСИМОСТИ ОТ ПОНЕСЕННОГО УЩЕРБА

О проблемах борьбы за тактическую зону обороны

В современных условиях достижение высокой устойчивости обороны невозможно без организации и ведения эффективной борьбы с десантами и диверсионно-разведывательными силами противника. Командованием ОВС НАТО они рассматриваются не только как важнейший фактор воздействия на всю глубину оперативного построения обороняющегося, но и прежде всего как эффективное средство нарушения прочности его тактической зоны. При этом необходимо иметь в виду, что высадка десантов в составе рота - батальон каждый может начаться сразу же после первого массированного удара противника (когда будет нарушена система ПВО обороняющегося), а при внезапном нападении - немедленно с его началом и даже до такого удара. Диверсионно-разведывательные силы (ДРС) в рамках проводимой на ТВД «специальной операции» могут быть введены в дело задолго (за 10-30 суток) до развязывания агрессии.

Организуя борьбу с десантами и ДРС в тактической зоне, командующие (командиры) и штабы должны определить задачи по их разведке (обнаружению), организовать оповещение войск (сил), частей и учреждений тыла, подготовить маневр силами и средствами в районы действий (возможной высадки) десантов и ДРС. Важно, чтобы к борьбе с ними были постоянно готовы подразделения и части, учреждения тыла всех видов Вооруженных Сил и родов войск. Кроме того, необходимо тщательно продумывать и своевременно проводить мероприятия по маскировке, охране и обороне наиболее важных объектов, умело размещать их с учетом характера местности.

Уничтожение и подавление десантно-диверсионных сил осуществляются различными способами: огневым поражением и радиоэлектронным подавлением, действиями резервов, контрдесантов, близрасположенных войск и сил территориальной (гражданской, местной) обороны, воспрещением высадки последующих десантов, нарушением подачи им материальных средств и др.

Вместе с тем анализ рассматриваемой проблемы свидетельствует, что в борьбе с таким специфичным противником, каким являются диверсионно-разведывательные силы, традиционные способы и приемы действий недостаточно эффективны. Опыт учений показывает, что результаты могут быть выше, если широко применяется прочесывание местности, предусматривается надежное блокирование вероятных районов десантирования, выставление заслонов. Вместе с тем целесообразна частая смена паролей, знаков на боевой технике, мест расположения комендантских постов и др.

Значительные сложности в первой оборонительной операции могут возникнуть с переносом усилий объединений и соединений с первой на вторую полосу обороны. Своеобразие условий в данном случае будет заключаться прежде всего в неясности и чрезвычайной напряженности обстановки. В этот период наступающий может быть близок к овладению оперативной инициативой, обладать господством в воздухе. Произойдет значительное увеличение фронта соприкосновения войск, что приведет к существенному (на отдельных направлениях 2-3-кратному) снижению оперативных и тактических плотностей. Часть войск окажется вынужденной вести боевые действия в окружении. Вероятны большие потери боевой техники, наиболее боеспособного личного состава, израсходование значительной части материальных средств. Противник будет стремиться удержать «психологическое превосходство», повысит интенсивность заброски десантов, диверсионно-разведывательных формирований. Могут иметь место глубокие прорывы его мобильных группировок, прежде всего с целью упреждения обороняющихся войск в выходе на вторую полосу обороны.

Перенос усилий объединений первого эшелона на вторую полосу обороны может осуществляться путем отхода войск на указанный оборонительный рубеж или (и) ведением в межполосном пространстве маневренной обороны. При благоприятных условиях на отдельных направлениях не исключается переброска части сил на вторую полосу обороны на вертолетах. При этом, на наш взгляд, следует выделить ряд обстоятельств. Во-первых, перенос усилий соединений первого эшелона на вторую полосу - сложное армейское (фронтовое) мероприятие, что требует четкой координации на соответствующем уровне. Во-вторых, в ходе перемещения войск многократно повышается их уязвимость с воздуха. Если не будет организована надежная ПВО, то это чревато не только потерями, но и дезорганизацией действий соединений и частей в ходе маневра. В-третьих, организация переноса основных усилий на вторую полосу обороны должна быть осуществлена так, чтобы с выходом к ней главных сил противника здесь была создана прочная оборона. Важнейшее условие для этого - обеспечить отрыв главных сил от наступающего, связать его на необходимое время боями в межполосном пространстве путем искусного применения мобильных противотанковых подразделений, вертолетных и наземных засад, рейдовых действий, нанесения коротких фланговых и встречных ударов. В-четвертых, при проведении противником перегруппировки сил и средств в ходе ведения боевых действий в межполосном пространстве необходимо предпринимать меры в целях нарушения его планов (заставлять растягивать и отрывать друг от друга различные элементы боевого порядка, его формирований, отсекать базы и подвижные пункты хранения запасов материальных средств, особенно боеприпасов, горючего и др.). Добиться этого - значит лишить наступающего возможности наносить удары по второй полосе с ходу, вынудить его многократно уточнять решение и задачи войскам, а с выходом к очередному рубежу (позиции) - заново организовать систему огня, взаимодействие, пополнять подразделения и части материальными средствами.

При переносе обороняющимися войсками усилий с первой на вторую полосу обороны резко возрастает вероятность применения противником специально создаваемых дивизионных и корпусных групп (силою от батальона до бригады, бркп), предназначенных для ведения рейдовых действий в тылу обороняющегося. Следовательно, необходимы меры для недопущения их прорыва, выделение сил и средств, обеспечивающих их обнаружение, блокирование и срыв действий.

Устойчивость обороны на второй полосе во многом будет определяться степенью ее фортификационного оборудования. Поэтому на направлении главного удара противника следует своевременно массировать усилия инженерных войск, при необходимости привлекать для этих целей соединения и части, сосредоточенные в глубине, а также широко использовать местные ресурсы.

Таблица 2

РЕЗУЛЬТАТЫ НАНЕСЕНИЯ КОНТРУДАРОВ (ПО ОПЫТУ ФРОНТОВЫХ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ ОПЕРАЦИИ 1941 - 1945 ГОДОВ)

О проблемах борьбы за тактическую зону обороны

Особое значение в борьбе за ТЗО имеет армейский (фронтовой) контрудар. Его осуществление - одна из наиболее сложных оперативных задач. Ее придется решать в критический момент оборонительной операции, когда противоборствующие стороны бросят на чашу весов максимум сил и средств, пытаясь переломить ход событий.

Опыт Великой Отечественной войны показывает, что далеко не каждый контрудар достигал цели (табл. 2). Основная причина многих неудач состояла в том, что не всегда командующие и штабы располагали необходимым временем для их тщательной подготовки и всестороннего обеспечения. Допускались и крупные просчеты, особенно в определении момента их нанесения. Опыт войны свидетельствует, что к его выбору нужно подходить весьма осмотрительно. Контрудар должен наноситься в целях разгрома главной группировки противника, и в тот момент, когда его наступательные возможности исчерпаны, резервы задействованы, боевые порядки формирований растянуты и расстроены, фланги обнажены, а управление войсками нарушено, когда противник еще не успел создать оборонительную группировку, закрепиться на местности. Такие условия нужно целеустремленно создавать в ходе оборонительной операции.

Весьма важно подготовить контрудар в короткие сроки, обеспечить организованный, своевременный и без больших потерь выход контрударной группировки на рубеж ввода в сражение. Как отмечается в зарубежной печати, даже при потерях 20-30 проц. принятием целого ряда мер противник, реализуя концепцию «борьбы со вторыми эшелонами (резервами)», способен сорвать ввод в сражение контрударных группировок. Основное значение при этом придается разведке, ударам авиации и ВТО по выдвигающимся войскам и узлам коммуникаций, массированному применению помех и средств дистанционного минирования, действиям десантов и диверсионно-разведывательных формирований.

Особенно остро стоит проблема защиты контрударных группировок от ударов высокоточного оружия и авиации. Для сохранения их боеспособности потребуется тщательно готовить и настойчиво реализовывать развернутый комплекс взаимосогласованных мероприятий. Не менее сложен вопрос прикрытия танковых соединений и частей от ударов боевых вертолетов противника. Как показывает опыт учений, для этого в числе других мероприятий необходимо за 50-70 км от рубежа ввода в сражение организовать прикрытие ударных группировок действиями своих боевых вертолетов.

Не менее трудная задача - провести танковые соединения и части контрударных группировок через зону дистанционного минирования и наиболее плотного противотанкового огня - от 8 км (дальность удара ПТУР «Хеллфайр» с вертолетов) до 2 км от линии соприкосновения. Именно здесь танки весьма уязвимы от огня многих противотанковых средств, не имея возможности эффективно поражать их огнем своего вооружения.

Одновременно с ведением ожесточенных сражений за удержание ТЗО и перехват оперативной инициативы, обороняющиеся войска будут вынуждены воспрещать подход резервов противника и вести борьбу с его силами в своей оперативной глубине. Не исключается, что последнее в некоторые периоды оборонительной операции (какой бы ни была угрожающей обстановка в ТЗО и какие бы важные оперативные задачи там ни решались) приобретет первостепенное значение. Это может иметь место при глубоком прорыве крупной мобильной группировки наступающего и высадке в оперативной зоне обороны его оперативных десантов. Успех борьбы за оперативную зону обороны в таких условиях зависит от быстроты и решительности предпринимаемых мер, энергичного маневра ударами и войсками (в том числе из состава первого оперативного эшелона), активной помощи со стороны высших инстанций.

Характерная особенность современных оборонительных операций состоит в том, что командующим, штабам и войскам в борьбе за ТЗО чаще всего придется одновременно решать многие из названных выше проблем. В целом же успех борьбы за тактическую зону обороны будет определяться решительностью, своевременной и отвечающей обстановке реакцией командующих и штабов на действия наступающего, энергичным маневром ударами и войсками, применением наиболее эффективных способов разгрома противника, как наступающего с фронта, так и прорвавшегося в тыл обороняющегося.

NATO's Sixteen Nations. - 1989. - N 2. - P. 54-63.

Interavia. - 1983. - August.- P. 825-829.

Aviation Week and Space Technology. - 1984. - N 12. - P. 85-89.

Полевой устав армии США FM 5-102 «Контрмобильность».


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации