О стратегическом развертывании вооруженных сил Германии и Советского Союза в 1941 году

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 8/1990, стр.7-13

Стратегия

О стратегическом развертывании вооруженных сил Германии и Советского Союза в 1941 году

Полковник Н. Ф. A3ЯССКИЙ,

кандидат исторических наук

Своевременное стратегическое развертывание является одним из важных элементов готовности вооруженных сил страны к войне и занимает особое место в теории военной стратегии. Исторический опыт показывает, что от этого во многом зависел успех стратегических действий. Решение проблемы стратегического развертывания вооруженных сил государств, участвовавших во второй мировой войне, несомненно, представляет интерес. В настоящей статье рассматриваются некоторые аспекты стратегического развертывания немецко-фашистских войск для нападения на СССР и развертывания Советских Вооруженных Сил, предпринятого для отражения фашистской агрессии.

ПОСЛЕ первой мировой войны военные теоретики рассматривали стратегическое развертывание как процесс, который мог начаться до развязывания военных действий и продолжаться в течение всего периода вооруженного противоборства. Однако накануне второй мировой войны когда во многих странах получили бурное развитие танковые войска, авиация и осуществлялась моторизация войск, взгляды на характер и способы вооруженной борьбы подверглись значительным изменениям. В части ности, в связи с появившейся возможностью внезапного и массированного применения новых видов боевой техники для одновременного поражения войск противника на большую глубину уже с самого начала войны резко усложнились условия стратегического развертывания войск, иными стали также его порядок и содержание.

К концу 30-х годов в советской военной теории под стратегическим развертыванием понимался процесс организационного развертывания (формирования) по плану войны фронтов и армий и сосредоточения в указанных им районах, предназначенных для них сил и средств. Одновременно с понятием «стратегическое развертывание» употреблялся термин «стратегическое сосредоточение армий (вооруженных сил)», которым обозначался «процесс сбора по стратегическим направлениям вооруженных сил и средств, предназначенных для ведения операций на данном театре войны согласно выработанному заранее стратегическому плану». Таким образом, накануне Великой Отечественной войны в советском военном искусстве стратегическое развертывание, по существу, сводилось к своевременному созданию такой группировки вооруженных сил на театре военных действий, которая соответствовала бы замыслу и принятому способу ведения войны в ее начальном периоде. Оно включало мобилизацию, сосредоточение войск на театры военных действий и создание их группировок под надежным прикрытием от ударов противника с воздуха, моря и суши. Основная его цель - не допустить внезапного нападения противника. Масштабы и очередность мероприятий по стратегическому развертыванию отражались в соответствующем плане, который являлся важной составной частью общего плана подготовки страны к обороне, разрабатываемого органами стратегического руководства.

Стратегическое развертывание вооруженных сил Германии. Политика германского фашизма исходила из перспектив подготовки и ведения захватнической войны с Советским Союзом. Планы агрессии вынашивались давно, но непосредственная подготовка Германии к войне против СССР началась в июне 1940 года, т. е. сразу после разгрома Франции. В ней можно выделить три основных этапа.

Содержанием первого (продолжался с конца июня до октября 1940 года) явились принятие решения об агрессии против Советского Союза и разработка ее замысла. Впервые о войне против СССР А. Гитлер завел речь в беседе с В. Кейтелем (начальником штаба верховного главнокомандования вермахта) 25 июня 1940 года, на третий день после подписания Компьенского перемирия при обсуждении итогов западно-европейской кампании (против Дании, Норвегии, Голландии, Бельгии и Франции). 30 июня начальник Генерального штаба сухопутных войск Ф. Гальдер записал в служебном дневнике: «Основное внимание - на Восток». Вопрос о нападении на Советский Союз официально обсуждался 21 и 31 июля 1940 года на совещании Гитлера с представителями военного руководства Германии, на которых и были определены основные цели и замысел «похода на Восток». В это же время началась соответствующая переориентация вооруженных сил и военной экономики Германии, переброска части войск из Франции на Восток. Первой была переброшена в июле 1940 года группа армий под командованием фельдмаршала Ф. Бока (30 дивизий, которые предназначались для действий в качестве войск прикрытия стратегического развертывания вооруженных сил Германии).

На втором этапе (с октября 1940 года до середины февраля 1941 года) проводились мероприятия по стратегическому планированию войны, качественному совершенствованию вооруженных сил, реорганизации существующих и формированию новых соединений и частей, оборудованию Восточного театра военных действий при соблюдении мер маскировки и дезинформации. К. началу ноября 1940 года была завершена разработка плана войны, содержание которого генерал Ф. Гальдер 5 декабря доложил на совещании у Гитлера. Одобрив замысел, Гитлер подчеркнул, что необходимо не допустить отхода русских войск, сохранения ими целостности фронта. «Цель операции, - заявил он, - уничтожить жизненную силу России. Не должно оставаться никаких политических образований, способных к возрождению». Для нападения он требовал выбрать «соответствующий благоприятный момент», когда Германия будет иметь «явное превосходство в командном составе, материальной части, войсках».

18 декабря Гитлер подписал директиву № 21 верховного главнокомандования (план «Барбаросса»), ставшую основным документом плана войны против СССР. Ближайшая стратегическая цель заключалась в разгроме и уничтожении советских войск в Прибалтике, Белоруссии и на Правобережной Украине. В ходе первых операций предполагалось достичь линии: Киев с предмостными укреплениями восточнее Днепра, Смоленск и район южнее и западнее озера Ильмень. В дальнейшем планировалось занять на юге Донецкий бассейн, а на севере - Москву. Конечной целью операции являлось создание «защитного барьера против азиатской России по общей линии Волга - Архангельск. Таким образом, в случае необходимости последний индустриальный район, оставшийся у русских на Урале, можно будет парализовать с помощью авиации».

На реализацию этих целей была направлена и директива генерального штаба сухопутных войск вермахта (31 января 1941 года) по стратегическому сосредоточению и развертыванию войск для войны против СССР (утверждена 3 февраля 1941 года). На вооружение войск стали поступать новые образцы оружия и военной техники. С августа 1940-го до февраля 1941 года были сформированы 4 управления полевых армий, 4 управления танковых групп, 16 корпусных управлений, 58 дивизий, в том числе 11 танковых и 8 моторизованных.

На третьем заключительном этапе (с середины февраля по 22 июня 1941 года) была осуществлена переброска на восток основной массы сухопутных войск и почти всех ВВС, передислоцирована часть ВМС, созданы ударные группировки для нападения на СССР, завершено оборудование Восточного ТВД, организовано взаимодействие. Переброска сил вермахта осуществлялась с середины февраля по июнь 1941 года последовательно шестью эшелонами: пять из них выделялись войскам, входящим в ударные группировки, шестой - резерву главного командования Сухопутных войск. Большая часть танковых и моторизованных формирований (14 танковых и 12 моторизованных дивизий) начала выдвигаться к границе с 9 июня. С 18 июня стала занимать огневые позиции артиллерия. IK исходу 21 июня гитлеровские войска были готовы к наступлению.

Сосредоточение фашистской авиации у границ СССР проводилось в два этапа. На первом (с февраля по май 1941 года) перемещались службы тыла, на втором (с 22 мая по 18 июня)-летные части. 21 июня 1941 года соединения ВВС, предназначенные для первого удара, сосредоточились на аэродромах западнее р. Вислы. К вечеру того же дня они одиночными самолетами на малой высоте перебазировались на аэродромы, расположенные в непосредственной близости от границы СССР.

К 22 июня 1941 года у западных границ была создана следующая группировка вооруженных сил Германии и ее союзников.

На севере в целях окружения и захвата Мурманска предстояло наступать немецкой армии «Норвегия». Южнее, между Ладожским и Онежским озерами и на Карельском перешейке, располагались две финские армии: Карельская и Юго-Восточная. Всего в группировке имелись 21 дивизия и 3 бригады. С воздуха ее поддерживали 5-й воздушный флот и финская авиация (614 самолетов).

На участке от Балтийского моря до Голдапа (протяженность 230 км) развернулась группа армий «Север»: 18-я и 16-я полевые армии, 4-я танковая группа. В ней насчитывалось 29 дивизий. Группу поддерживал 1-й воздушный флот (768 самолетов).

Наиболее сильной по составу была группа армий «Центр»: 9-я и 4-я полевые армии, 3-я и 2-я танковые группы (всего 50 дивизий и 1 бригада). Она сосредоточилась на участке от Голдапа до Влодавы (протяженность 500 км), ее поддерживал 2-й воздушный флот (1611 самолетов).

От Влодавы до устья Дуная (протяженность 1150 км) располагаг лась группа армий «Юг» в составе немецких 6, 17 и 11-й полевых армий и 1-й танковой группы, а также 3-й и 4-й румынских армий и венгерского подвижного корпуса. В этой группе насчитывалось: немецких-41 дивизия и одна бригада, румынских-13 дивизий и 9 бригад, венгерских - 4 бригады. Группу поддерживали 4-й воздушный флот и румынские ВВС (1630 самолетов).

Всего для ведения войны против СССР привлекалось 190 дивизий, в том числе. 37 дивизий Финляндии, Румынии и Венгрии. Общая численность войск противника составляла 5,5 млн. человек личного состава. В них имелось 3582 танка и штурмовых орудия, свыше 47 тыс. орудий и минометов, около 5 тыс. самолетов. Группировка ВМС Германии включала 217 боевых кораблей основных классов, в том числе 1,61 подводную лодку.

В целом гитлеровское военно-политическое руководство в результате заблаговременно проведенной мобилизации и использования большого количества людских и материальных ресурсов создало мощную военную машину для ведения войны против СССР. Были детально и всесторонне разработаны план войны, документы по стратегическому развертыванию вооруженных сил и др. Суть плана составляла концепция «молниеносной войны». Разгром Вооруженных Сил СССР предусматривалось осуществить в ходе одной быстротечной кампании. С этой целью намечалось нанести по советским войскам, находившимся в западной части СССР, внезапный и мощный удар, с тем чтобы в кратчайшие сроки уничтожить их главные силы в полосе между границей и реками Западная Двина, Днепр, в последующем, стремительно продвигаясь В: глубь территории страны, захватить важнейшие политические и экономические центры. Для нанесения этих ударов фашистское руководство создало три компактные стратегические группировки, сосредоточенные на соответствующих стратегических направлениях. В результате этого, не имея общего численного перевеса в силах и средствах, оно достигло на направлениях главных ударов значительного превосходства над советскими войсками. '

* * *

Планирование и начало стратегического развертывания Советских Вооруженных Сил. Возрастание опасности нападения фашистской Германии на СССР обусловило необходимость внесения изменений в планирующие документы по развертыванию Советских Вооруженных Сил. Одна из последних корректировок планов была обусловлена событиями, происшедшими осенью 1939-го и весной 1940 года, в итоге которых государственная граница СССР переместилась на несколько сот километров на Запад. В Генеральном штабе с сентября 1940-го по май 1941 года разрабатывались, по существу, новые документы по стратегическому развертыванию Вооруженных Сил. 18 сентября 1940 года доклад об основах этого развертывания, подписанный Наркомом обороны Маршалом Советского Союза С. JK. Тимошенко и начальником Генерального штаба генералом армии К. А, Мерецковым, был представлен в ЦК ВКП(б) И. В. Сталину и В. М. Молотову для утверждения. В нем указывалось, что Советскому Союзу необходимо быть готовым к борьбе на два фронта: на западе против Германии, поддержанной Италией, Венгрией, Румынией и Финляндией, на востоке против Японии.

Фашистская Германия рассматривалась как главный противник. Предполагалось, что против СССР она может выставить до 173 дивизий, т. е. большую часть (около 70 проц.) своих сухопутных войск. А с учетом войск Венгрии, Финляндии и Румынии против Советского Союза ожидалось развертывание до 243 дивизий, 10 550 танков и 14 100 самолетов. В дальнейшем эти данные изменились. Из сравнения предполагаемых сил и средств противника с действительными следует, что количество дивизий завышалось на 25 проц., танков и самолетов в три раза.

Исходя из оценки противника, планом стратегического развертывания предусматривалось развернуть на Западном ТВД четыре фронта: Северный, Северо-Западный, Западный и Юго-Западный. Главные силы (свыше 50 проц.) предполагалось иметь на юго-западном направлении. Считалось, что обе стороны начнут боевые действия лишь частью сил, а главные силы будут завершать развертывание, на что потребуется не менее двух недель.

Важной составной частью этого плана являлся план прикрытия или план обороны государственной границы. В начале мая 1941 года Генеральный штаб подготовил «План обороны государственной границы 1941 г.» и довел его директивами Наркома обороны до командующих войсками западных приграничных округов. Им было приказано к 25 мая 1941 года разработать новые планы обороны госграницы. Вся приграничная зона была разбита на районы прикрытия, оборона которых возлагалась на армии прикрытия, а в отдельных случаях на стрелковые корпуса, силы ВМФ и пограничные войска.

Ленинградскому военному округу (командующий генерал-лейтенант М. М. Попов) в составе 7, 14, 23-й армий надлежало оборонять границу с Финляндией от полуострова Рыбачий до Финского заливала также побережье Эстонской ССР и полуостров Ханко. Прикрытие приморских флангов осуществлялось во взаимодействии с Северным (командующий контр-адмирал А. Г. Головко) и Краснознаменным Балтийским (командующий вице-адмирал В. Ф. Трибуц) флотами. Протяженность сухопутных границ достигала 1300 км и морских 380 км. Прибалтийский Особый военный округ (командующий генерал-полковник Ф. И. Кузнецов) имел задачу силами 8, 11 и 27-й армий во взаимодействии с Балтийским флотом прикрыть побережье Балтийского моря от Хаапсалу до Паланги и сухопутную границу Литовской ССР. Общая протяженность полосы округа составила 720 км, а основные его усилия сосредоточивались на границе с Восточной Пруссией. В Западном Особом военном округе (командующий генерал армии Д. Г. Павлов) в полосе 470 км развертывались 3, 10, 13-я и 4-я армии. Командующему 4-й армией оперативно подчинялась Пинская военная флотилия. Основные усилия концентрировались на гродненском и белостокском направлениях. На Киевский Особый военный округ (командующий генерал-полковник М. П. Кирпонос) в составе 5, 6, 12-й и 26-й армий возлагалась задача обороны государственной границы от реки Припять до Липкан (общая ширина полосы 860 км). Основные его усилия сосредоточивались на львовском направлении. Одесский военный округ командующий генерал-полковник Я. Т. Черевиченко) должен был прикрыть границу с Румынией от Липкан до устья Дуная, а также побережье Черного моря до Одессы (общей протяженностью около 650 км). Выполнение этой задачи осуществлялось во взаимодействии с; Дунайской военной флотилией (командующий контр-адмирал Н. О. Абрамов) и Черноморским флотом (командующий вице-адмирал Ф. С. Октябрьский).

Всего для прикрытия государственной границы на Западном ТВД было выделено 170 дивизий и 2 бригады (56 проц. общего количества дивизий, имевшихся в Вооруженных Силах СССР). В их составе к началу войны насчитывалось 2901 тыс. человек, 21 556 орудий и минометов (без 50-мм минометов), 11000 танков и 9917 самолетов. Эта группировка являлась первым стратегическим эшелоном Вооруженных Сил СССР.

В первых эшелонах армий прикрытия было развернуто 56 дивизий и 2 бригады, во вторых эшелонах - 52 дивизии, в резерве округов - 62 дивизии. Общая протяженность прикрываемой границы составляла около 4500 км. На участках границы, проходившей по естественным рубежам (горы, реки), полоса прикрытия для дивизии доходила до 100-120 км. На важнейших операционных направлениях она сокращалась до 25-30 км. Глубина оперативного построения армий прикрытия обеспечивалась наличием в каждой армии (за исключением 14 и 7А ЛВО) механизированных корпусов. Некоторые армии имели, кроме того, резерв в виде отдельных стрелковых дивизий. Вторые эшелоны армий прикрытия и резервы располагались в 25-75 км от госграницы.

Достаточно сильные резервы имелись и у командующих военными округами (кроме Прибалтийского). Механизированные корпуса из состава резервов предполагалось использовать для нанесения контрударов, а стрелковые - для занятия обороны на рубежах на удалении 100-150 км от госграницы. Подготовку этих рубежей планировалось осуществить силами войск в мирное время лишь частично, в целом же с началом войны предусматривалось использовать и укрепленные районы на старой государственной границе.

На достижение целей стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР был направлен и план мобилизации. Крупные организационные изменения во всех родах войск и частичная передислокация соединений и частей в связи с воссоединением западных областей Украины и Белоруссии, вхождением в состав Советского Союза Прибалтийских республик и Бессарабии вызвали необходимость разработки нового мобилизационного плана. Он неоднократно перерабатывался в Генеральном штабе и был окончательно утвержден лишь в феврале 1941 года. В марте военные округа получили указание о разработке к 1 мая 1941 года новых мобилизационных планов. Этого времени было явно недостаточно, чтобы штабы военных округов и войска смогли тщательно отработать весь комплекс мероприятий по новой схеме мобразвертывания. Поэтому этот срок был продлен до 20 июля 1941 года.

В соответствии с планом мобилизация могла проводиться по решению правительства скрытно, путем призыва на большие учебные сборы или открытым порядком по указу Президиума Верховного Совета СССР. Чтобы отмобилизовать стрелковые, танковые и моторизованные соединения, входившие в состав армий прикрытия приграничных округов, нужно было перевести их со штатов мирного на штаты военного времени. Это означало, что им предстояло получить еще примерно 20-30 проц. недостающего личного состава. Стрелковым дивизиям внутренних округов при переходе на штаты военного времени требовалось дополучить около 60 проц. недостающего личного состава, а также полностью развернуть ряд подразделений обслуживания. Для реализации мобилизационного плана требовалось дополнительно призвать 4,9 млн. человек, в том числе 443 тыс. офицеров. Из народного хозяйства должно было поступить около 250 тыс. автомобилей и 36 тыс. тракторов, что лишь наполовину удовлетворяло потребности в автотранспорте. Поставка недостающего количества автомобилей и тракторов возлагалась на промышленность.

В целом новый мобилизационный план к началу войны окончательно отработан в штабах округов не был и не освоен в достаточной степени войсками. Он оказался несовершенным, в частности, в нем отсутствовали вопросы обеспечения мобилизации материально-техническими средствами. Фактически к началу войны только потребность в винтовках, пулеметах и минометах обеспечивалась на 100 проц., а в автоматах лишь на 30 проц., в танках -59 проц., боевых самолетах - 67 проц. По мобпланам предусматривалось призвать требуемое количество военнообязанных запаса, поставить вооружение и военную технику для создания оперативно-стратегических группировок. Однако в Советской Армии запасы вооружения и военной техники оказались крайне незначительными.

Все это свидетельствовало о том, что при разработке планов моб-развертывания и проводимой реорганизации армии нарушалось важнейшее требование обязательной увязки развертывания вооруженных сил с экономическими возможностями страны, особенно по производству средств вооруженной борьбы. Для обеспечения Советской Армии вооружением и военной техникой требовалось значительное время. Крайне неудовлетворительно обстояло дело с поставкой по мобилизации автомобильного транспорта и тракторов. Наряды по поставкам не были выполнены: по легковым автомобилям на 30 проц., грузовым - на 15 и тракторам - на 21 проц. Кроме того, прибывший транспорт находился в плохом техническом состоянии. Поднятые по тревоге войска оказались в очень тяжелом положении: они не смогли вывезти полностью артиллерию, боеприпасы, горючее и другие подвижные запасы.

В условиях непосредственной опасности вооруженного нападения Германии советским военным командованием накануне войны была осуществлена серия крупных мероприятий по стратегическому развертыванию. Так, в марте - апреле 1941 года началось формирование 107 новых дивизий, в том числе 47 в западных военных округах. Одновременно продолжалось формирование большого количества новых авиационных, бронетанковых и воздушно-десантных соединений. В мае - июне 1941 года под видом больших учебных сборов проходил призыв приписного состава. Всего на них до объявления войны было призвано 793,5 тыс. человек. По сути дела это явилось частичной скрытой мобилизацией, которая позволила усилить половину существующих стрелковых дивизий, а также некоторые укрепрайоны и части артиллерии РГК.

И все же война застала многие дивизии неотмобилизованными. Так, некомплект рядового и сержантского состава по штатам военного времени в стрелковых дивизиях в Западном и Киевском военных округах в среднем доходил до 6-7 тыс. человек на дивизию. Значительный некомплект образовывался вследствие откомандирования рядового и сержантского состава по директивам штабов и военных округов для укомплектования новых формирований в авиации, бронетанковых и воздушно-десантных войсках.

В целях повышения боевой мощи и боеготовности Советских Вооруженных Сил под видом учений или изменения дислокации летних лагерей с мая 1941 года началась скрытная перегруппировка войск внутри приграничных округов. Однако она проводилась не в том объеме и не теми темпами, которых требовала обстановка. !К ^июня из всех дивизий, составлявших резерв в западных военных округах, более половины были приведены в движение. Всего из внутренних округов в приграничные перемещалось 28 стрелковых дивизий. Из них к началу войны успели сосредоточиться в новых районах 4-5 дивизий, а остальные находились в пути следования. Словом, войска как приграничных, так и внутренних военных округов к началу боевых действий не были приведены в полную боевую готовность. Особенно недоставало новых танков, противотанковых и зенитных средств, автотранспорта.

Развертывание армии и флота потребовало увеличения численности командного, политического и инженерно-технического состава. 14 мая 1941 года по телеграфу ввели в действие приказ Наркома обороны о досрочном выпуске курсантов военных училищ с немедленным направлением их в войска. В середине мая приграничные округа получили указания об ускорении строительства укрепрайонов на новой государственной границе. Одновременно осуществлялись меры по повышению готовности войск приграничных округов. 27 мая командующие западными военными округами получили приказ немедленно приступить к строительству командных пунктов фронтов со сроком его окончания к 30 июля, а также к строительству командных пунктов и оборудованию позиций для артиллерии в войсках ПВО с расчетом окончания постройки к 15 июля 1941 года.

14 июня Одесский военный округ получил указание о выделении армейского управления с выводом его в Тирасполь. Через 5 дней Прибалтийскому, Западному и Киевскому Особым военным округам было приказано выделить управления соответственно Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов и вывести их к 22-23 июня в Панегежис (Северо-Западный фронт), Обуз-Лесна (Западный фронт) и Тернополь (Юго-Западный фронт), 20 июня командующим Ленинградским, Прибалтийским Особым и Одесским военными округами предписывалось в соответствии с планом прикрытия в двухдневный срок отработать вопросы взаимодействия с флотом. Постановлением Политбюро ЦК ВКЩб) от 21 июня армии второго стратегического эшелона объединялись под единым командованием, возглавляемым Маршалом Советского Союза С. М. Буденным. Проводился ряд мероприятий и по повышению боевой готовности войск. Начиная с середины июня в некоторых соединениях выдали боеприпасы, отменили отпуска личному составу, велось строительство командных пунктов армий и соединений.

Вместе с тем многие решения принимались все-таки со значительным опозданием. Их реализация проводилась чрезвычайно медленно. Кроме того, в связи с неправильной оценкой складывающейся военно-политической обстановки накануне войны осуществляемые мероприятия в основном носили частный характер и не затрагивали главного. Так, не предусматривалось выдвижение, развертывание и приведение в боевую готовность соединений первых эшелонов армий прикрытия, рассредоточение и развертывание войск ПВО, авиации и боевых сил флота в соответствии с планом обороны государственной границы. Причем всякая инициатива, проявленная командующими округами и армиями в этом направлении, решительно пресекалась -руководством Наркомата обороны и Генерального штаба. Это нельзя признать правильным, поскольку шло вразрез со складывающейся обстановкой и в конечном итоге привело к тому, что войска западных приграничных округов оказались неподготовленными к отражению агрессии.

Итак, в ходе планирования стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР были допущены существенные недостатки, ошибки и просчеты. Прежде всего негативную роль сыграло неправильное определение сроков нападения немецко-фашистских войск. Стремясь во что бы то ни стало оттянуть неизбежное военное столкновение с гитлеровской Германией, не спровоцировать ее вооруженное нападение, И. В. Сталин дважды, (13 и 20 июня 1941 года) отвергал предложение Наркома обороны и начальника Генштаба об отмобилизовании войск приграничных военных округов и приведении их в полную боевую готовность. И хотя некоторые мероприятия по скрытному сосредоточению и оперативному развертыванию войск были разрешены, проводились они медленно и не соответствовали реальной обстановке. Эти округа продолжали жить и работать по режиму мирного времени. Опоздание с приведением войск в боевую готовность явилось главной причиной того, что потенциальные возможности армии для отражения агрессии не были использованы. Во многом нереальным оказался и мобилизационный план. Он практически исключал поэтапное приведение войск в высшие степени боевой готовности. Недостаточно учитывались производственные мощности страны, особенно по выпуску танков, самолетов и автотранспортных средств. Поэтому формируемые части и соединения не полностью обеспечивались положенной по штату боевой техникой, а также боеприпасами и горючим.

Планами советского военного командования исключалась возможность заблаговременного отмобилизования, скрытного сосредоточения и развертывания противником ударных группировок на важнейших стратегических направлениях в непосредственной близости от границ СССР и достижения им значительного превосходства в силах и средствах, а также захвата стратегической инициативы. Вариант перехода с началом войны Советских Вооруженных Сил к стратегической обороне не предусматривался.

Был допущен просчет и в определении направления главного удара противника. Наиболее опасным считалось юго-западное направление (южнее Полесья). В действительности, ;же гитлеровское командование ввело в действие наиболее мощные .сухопутные и воздушные группировки на западном направлении. Накануне войны не была до конца разработана и проверена система боевых готовностей для войск западных приграничных военных округов. Этот пробел в оперативном планировании по своим последствиям оказался, пожалуй, одним из самых серьезных. Отсутствие такой системы не позволяло высшему военному руководству, и командованию округов постепенно наращивать уровень боевой готовности в зависимости от изменяющейся обстановки. Неготовность советских войск к отражению первого удара-противника обусловила неудачное для них развитие событий в начале войны.

Советское военное руководство должным образом не учло опыт первых операций второй мировой войны. Об этом свидетельствует; например, заявление, сделанное в конце декабря 1940 года Наркомом обороны СССР Маршалом Советского Союза С.К.Тимошенко на совещании высшего командного состава, о том, что в смысле стратегического творчества опыт войны в Европе не дает ничего нового. (Подобные взгляды, безусловно, повлияли на формирование ошибочных выводов относительно возможной силы и мощи первых ударов противника и на запоздалое принятие соответствующих мер в области стратегического развертывания.

Таким образом, опыт стратегического развертывания вооружённых сил Германии и Советского Союза в 1941 году показал, что способы развертывания войск были различными. Это было обусловлено стремлением вступающих в войну государств упредить своих противников в развертывании вооруженных сил для нанесения первых ударов более крупными силами и захвата стратегической инициативы с самого начала военных действий. И в современных условиях решение этой проблемы немыслимо без тщательной и всесторонней подготовки, строгого учета времени, реально необходимого для проведения мобилизации, сосредоточения войск на театры военных действий, создания оперативных группировок. Трудно переоценить роль разведки, которая должна своевременно определить начало непосредственной подготовки к войне противоборствующей стороны.

Большое влияние на стратегическое развертывание армии и флота, безусловно, окажут способы развязывания войны и характер боевых действий в ее начальном периоде. Поэтому важно правильно оценить военно-политическую обстановку, что позволило бы в свою очередь более точно определить, с каким противником и на каких театрах военных действий придется вступить вооруженным силам в войну. От этого во многом зависят пространственный размах, объем и сроки проведения мероприятий по развертыванию войск,

В предвидении вооруженного столкновения усилия командования должны быть направлены прежде всего на то, чтобы закончить развертывание вооруженных сил или по крайней мере провести главные мероприятия до начала военных действий. В этой связи особое значение имеют мероприятия, позволяющие как можно раньше предупреждать о готовящемся нападении; изыскивать возможности для более надежной защиты войск и органов управления от всех видов оружия, особенно высокоточного; рационально выбирать районы сосредоточения войск, пути для маневра и умело их скрывать от противника; непрерывно развивать и совершенствовать системы рассредоточенного базирования авиации; заблаговременно создавать и надежно укрывать запасы материальных средств.

Глубокое изучение, осмысление и творческая разработка проблем стратегического развертывания вооруженных сил могут помочь найти верное решение, предостерегающее от повторения ошибок, допущенных в годы Великой Отечественной войны.

Оперативный словарь. - М.: АГШ КА, 1940.- С. 80.

Там же. -С. 81.

Гальдер Ф. Военный дневник. - T.L-М.: Воеяиздат, 1968. - С. 495.

Т а м ж е. - Т. 2. - 1969. -С, 278, 282.

Вторая мировая война. Итоги и уроки. - М.: Воениздат, 1985. - С. 42.

История второй мировой войны 1939-1945. - Т. 3.-М.: Воениздат, 1974.- С. 319; Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933-1945 гг.- Т. 2. - М.: Изд-во иностр. литературы, 1958.- С. 210-212.

История второй мировой войны 1939-1945. - Т. 4. - М.: Воениздат," 1975--С. 21; Мюллер-Гиллебранд Б. Сухопутная армия Германии 1933-1945 ггр.;- Т. 2. - М.: Изд-во иностранной литературы, 1958. - С. 144.

История второй мировой войны 1939-1945. -г Т. 3- - С. 325.

Захаров М. В. Генеральный штаб в предвоенные годы. - М.: Воениздат, 1989. -С. 218.

О прикрытии развертывания группировок войск - Военная мысль.- 1989.- №47- С. 13-22.

История второй мировой войны 1939-1945. - Т. 3. - С. 437, 438.

3 а х а р о в М. В. Генеральный штаб в предвоенные годы. - С. 263,

ЦАМО СССР, ф. 15, on. 11600, д. 1062, л. 68.

История второй, мировой войны 1939-1945. - Т. 3. - С. 440.

Захаров М. В. Генеральный штаб в предвоенные годы.-С. 262/263,


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации