Штурмовая авиация Советских ВВС в послевоенные годы

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 4/1990, стр. 29-33

Из опыта строительства Вооруженных Сил

Штурмовая авиация Советских ВВС в послевоенные годы

Полковник в отставке Е. А. ЛАВРЕНТЬЕВ,

кандидат военных наук

ПОСЛЕ окончания Великой Отечественной войны в соответствии с происходившими изменениями в средствах и формах вооруженной борьбы совершенствовались и Военно-Воздушные Силы, в том числе штурмовая авиация. До середины 50-х годов на ее оснащении находились поршневые самолеты Ил-2 и Ил-10, у которых были сравнительно небольшие скорость и дальность полета. Для нанесения ударов по наземным и морским объектам применялись только обычные средства поражения, имевшие (по сравнению с современными) малую эффективность. Согласно существовавшим тогда взглядам штурмовая авиация, как и в Великой (Отечественной войне, должна была осуществлять поддержку сухопутных войск путем нанесения ударов, как правило, в непосредственной близости от передовых частей наступающих (обороняющихся) войск, содействуя их тактическому успеху. Основными объектами ее действий являлись артиллерия противника на огневых позициях, скопления танков и автомашин, опорные пункты и узлы сопротивления с живой силой и боевой техникой, а также его ближайшие резервы.

Предполагалось, что на время операции соединения и части штурмовой авиации будут закрепляться в основном за общевойсковыми и танковыми армиями, а непосредственное управление штурмовиками, действующими по объектам на поле боя, должно осуществляться с наблюдательных пунктов, находящихся в расположении поддерживаемых войск. Особое внимание уделялось действиям штурмовиков большими группами (эскадрильями, полками и дивизиями), в боевых порядках которых подразделения обычно выполняли полет на дистанциях и интервалах, обеспечивающих взаимную визуальную видимость. При этом полет по маршруту и выход к объекту удара в большинстве случаев практиковались на средних высотах, а атаки - с пикирования или горизонтального полета с применением простых видов маневра. При действиях по малоразмерным целям парами, звеньями и эскадрильями атаки могли выполняться одиночными самолетами в разомкнутом боевом порядке («колонна», «змейка» или «круг» самолетов) с индивидуальным прицеливанием каждого летчика по своей цели.

Основным же тактическим приемом при действиях по площадным целям группами любого состава были одновременные атаки парой, звеном или эскадрильей в сомкнутом боевом порядке по команде ведущего без индивидуального прицеливания каждым летчиком. Ведущий выводил свою группу к объекту удара, подавал команды ведомым на ввод самолетов в атаку, сброс бомб или открытие огня из пушек, а затем - на выход из атаки. Прицеливание по обозначенной или выбранной точке на местности осуществлял только ведущий. Ведомые должны были строго выдерживать заданный боевой порядок группы и выполнять команды ведущего. Оценка качества выполнения таких атак определялась по общему количеству попаданий бомб (снарядов) в определенную площадь, размеры которой устанавливались в зависимости от количества самолетов, участвовавших в одновременной атаке. Однако такой способ был малоэффективным при борьбе с рассредоточенными на местности малоразмерными высокоманевренными целями даже при высоком уровне огневой подготовки летного состава.

Поэтому в 1955 году с поступлением на вооружение в некоторые части штурмовой авиации новой техники был разработан и внедрен в практику боевой подготовки новый тактический прием. Суть его состояла в том, что одновременная атака выполнялась парой или звеном, причем каждый летчик осуществлял прицеливание и ведение огня из пушек самостоятельно по выбранной или заранее заданной ему отдельной малоразмерной цели. Эффективность атаки в таком случае оценивалась уже не суммарным числом попаданий в площадь определенных размеров, а количеством уничтоженных малоразмерных целей или степенью их поражения.

Наряду с нанесением одновременных и последовательных ударов по заранее заданным и вновь выявленным объектам большое внимание уделялось тогда и ведению боевых действий способом «охота». В каждом штурмовом полку из состава наиболее опытных летчиков готовились воздушные снайперы («охотники») для действий одиночными самолетами и парами по уничтожению мостов и переправ, радиолокационных станций, автомашин в движении, орудий зенитной артиллерии, железнодорожных эшелонов на перегонах и станциях. Одна эскадрилья специализировалась на ведении воздушной разведки.

С 1955 года на вооружение штурмовой авиации стали поступать новые самолеты-истребители МиГ-15бис. Они имели существенные преимущества по сравнению с Ил-2 и Ил-10 в скорости полета и маневренности, но в целом были недостаточно приспособлены для ведения эффективных действий по уничтожению различных наземных, особенно бронированных, объектов в условиях сильной ПВО противника. К ним можно было подвешивать только две авиабомбы весом не более 100 кг каждая или две неуправляемые ракеты С-21. Этот самолет не имел надежной защиты летчика и жизненно сажных агрегатов от огня зенитных средств. По своим летно-тактическим характеристикам он был более приспособлен для борьбы со скоростными воздушными целями.

Учитывая тот факт, что самолеты-истребители не в полной мере отвечали требованиям штурмовой авиации, конструкторское бюро С. В. Ильюшина создало новый самолет-штурмовик Ил-40, который в 1956 году успешно прошел государственные испытания. По оценке специалистов, это был лучший и перспективный штурмовик, имевший два реактивных двигателя, утолщенный профиль крыла, надежную броневую защиту экипажа и жизненно важных агрегатов, что в целом существенно повышало его живучесть. Он мог развивать скорость у земли до 950 км/час и выполнять полеты с грунтовых площадок ограниченных размеров (до 1200 м), был прост в управлении, имел мощное и разнообразное вооружение для действий по различным, в том числе малоразмерным и подвижным, наземным (морским) целям.

В конструкцию этого самолета были заложены идеи, которые и сейчас считаются вполне современными для авиационных комплексов фронтового назначения. Так, в стадии, завершения находилось практическое решение вопроса об оснащении самолета полуавтоматическим прицелом для бомбометания на выходе из пикирования, средствами поражения по некоторым радиолокационно контрастным наземным целям вне .их, визуальной видимости.. Если бы части штурмовой авиации в то время получили на вооружение этот самолет, то они представляли бы собой мощную силу для авиационной поддержки сухопутных войск.

Однако, к большому сожалению, этого не случилось. В апреле 1956 года штурмовая авиация была упразднена, и самолет-штурмовик Ил-40, естественно, оказался ненужным (изготовленные промышленностью два его экземпляра использовались для проведения летных испытаний различных образцов авиационного оборудования). Упразднение штурмовой авиации явилось полной неожиданностью для личного состава ВВС. Ведь был готов к принятию на вооружение современный реактивный самолет. Тем более что за четыре месяца до этого решения в Краснознаменной Военно-воздушной академии была проведена военно-научная конференция, специально посвященная штурмовой авиации. В ее работе приняли участие практически все ведомства и организации, связанные тем или иным образом с созданием, производством и боевым применением штурмовиков. В единодушно принятых на конференции рекомендациях подтверждалась, несмотря на появление ракетно-ядерного оружия, важность авиационной поддержки сухопутных войск в операциях и в связи с этим настоятельная необходимость дальнейшего развития штурмовой авиации, оснащения ее более совершенной техникой. В частности, к главнокомандующему ВВС специалисты обратились с просьбой ускорить поступление на вооружение самолета-штурмовика Ил-40.

Интересно то, что сразу же после упразднения штурмовой авиации ни от кого невозможно было получить сколько-нибудь вразумительного объяснения истинных причин проведения столь странной реформы в ВВС. В связи с этим в июне 1956 года офицерами управления боевой подготовки штурмовой авиации ВВС было написано письмо в ЦК КПСС, где, с одной стороны, содержалась просьба разъяснить фактические причины принятия такого решения, а с другой- подробно обосновывалась настоятельная необходимость иметь в составе Военно-Воздушных Сил такой род авиации. С этим письмом был ознакомлен главнокомандующий ВВС, который через начальника управления боевой подготовки дал авторам письма следующий ответ: «...в письме написано в основном все правильно, но штурмовая авиация все же восстановлена не будет».

Убедительного объяснения причин упразднения штурмовой авиации не последовало и в дальнейшем, хотя некоторые попытки сделать это имели место. Например, главнокомандующий ВВС при посещении в марте 1957 года одной из строевых частей, ранее входивших в состав штурмовой авиации, во время беседы с летным составом отметил, что самолеты-штурмовики Ил-10 морально устарели и в связи с возросшей эффективностью ПВО войск вероятного противника будут нести очень большие потери. К сожалению, с подобным объяснением приходится встречаться и до сих пор. Так, в одной из статей, посвященных развитию тактики родов ВВС в послевоенный период, указывалось, что «самолеты-штурмовики Ил-2 и Ил-10 устарели, а МиГ-15 не в полной мере отвечал предъявленным требованиям, штурмовая авиация была упразднена, и начала создаваться истребительно-бомбардировочная авиация».

Выдвигались и другие причины. В 1957 году группой офицеров НИИ было написано письмо на имя Первого секретаря ЦК КПСС Н. С. Хрущева, в котором обосновывалась необходимость оснащения ВВС реактивным самолетом-штурмовиком Ил-40. Оно было рассмотрено на одном из совещаний, где руководители управления инженерно-авиационной службы ВВС отрицали целесообразность такого решения. Они объясняли это тем, что якобы с экономической точки зрения для непосредственной авиационной поддержки наземных войск выгоднее использовать устаревшие самолеты-истребители, высвобождавшиеся в частях истребительной авиации по мере их перевооружения на новую технику. ,

С такой аргументацией нельзя согласиться. По сути утверждалось, что, во-первых, нет необходимости иметь в ВВС самолет-штурмовик, максимально приспособленный для выполнения задач авиационной поддержки войск (сил флота) на поле боя в условиях сильного противодействия средств ПВО, а во-вторых, для этих целей рекомендовались самолеты, имевшие слабое вооружение, несовершенное оборудование, плохую защищенность от огня зенитных средств. Некоторые представители управления боевой подготовки, присутствовавшие на совещании, также высказались против штурмовой авиации и самолета Ил-40. Свои доводы они мотивировали тем, что сухопутные войска, вооруженные ракетным оружием различного назначения, якобы способны самостоятельно, без авиации, уничтожать (подавлять) почти все объекты, расположенные в тактической и ближайшей оперативной глубине, и что для действий штурмовой да и вообще всей фронтовой авиации таких объектов в современной операции (бою) практически не остается.

Эти доводы базировались на явном преувеличении возможностей ракетного оружия сухопутных войск по поражению наземных, прежде всего малоразмерных и подвижных, целей, расположенных в тактической и оперативной глубине. Следует заметить, что к этому времени эффективные ракетные комплексы еще не были созданы.

Фактической причиной упразднения в 1956 году штурмовой авиации является волюнтаристское решение, принятое соответствующими органами, что потом убедительно подтвердила жизнь. В короткие сроки расформировали большинство штурмовых авиационных соединений и частей, и только небольшое количество полков, оснащенных самолетами МиГ-15бис, было передано во фронтовую бомбардировочную авиацию. Этим полкам категорически запрещалось отрабатывать штурмо-вше приемы по наземным целям. Когда один из них на учении стал действовать с малых высот, то министр обороны СССР усмотрел в этом скрытое «протаскивание» идей штурмовой авиации.

В штурмовые части была направлена группа офицеров для разъяснения их предназначения, задач и методики подготовки в качестве фронтовых бомбардировщиков. В соответствии с планами подготовки им предписывалось выполнять задачи только бомбометанием с больших высот горизонтального полета, несмотря на то что самолет МиГ-15бис не имел для этого прицельного оборудования. Началось повальное гонение на летные кадры бывшей штурмовой авиации, их дискредитация. Летчиков-штурмовиков, в том числе с большим опытом организации и ведения боевых действий в прошлой войне, а также воспитания и подготовки летного состава, под всякими предлогами освобождали от занимаемых должностей и заменяли летчиками-истребителями. Как ни странно это звучит сейчас, но тогда слова «летчик-штурмовик» стали нарицательными, противоречащими духу нового времени. Так, в марте 1957 года главнокомандующий ВВС при посещении одного из полков, оставшихся от расформирования штурмовой авиации и переведенных во фронтовую бомбардировочную, первым делом интересовался, сколько летчиков-штурмовиков осталось, и был очень недоволен, узнав, что их еще несколько человек.

После упразднения штурмовой авиации фактически не создавалось новой техники для непосредственной авиационной- поддержки войск (сил флота). В других же странах, прежде всего в США и Англии, начиная с 1957 года стали создаваться самолеты с боевыми возможностями, принципиальные основы которых были уже реализованы в советском штурмовике Ил-40.

Задача авиационной поддержки войск в бою и операции продолжала оставаться актуальной, и жизнь заставила решать ее сначала путем привлечения для этого частей истребительной, а затем и истребительно-бомбардировочной авиации. Но и то и другое было паллиативом, не обеспечивающим кардинального решения столь важного вопроса. Конечно, характер этой задачи по сравнению с прошлой войной значительно изменился, однако принцип действий истребителей-бомбардировщиков по наземным целям остался штурмовым: полет к цели и ее поиск выполнялись на малой и предельно малой высотах, атака производилась на минимальных дальностях, действия осуществлялись в зоне интенсивного огня всех видов зенитных средств, в том числе и стрелкового оружия.

В связи с этим неоднократно вставал вопрос: почему эти задачи должны решаться не штурмовой, а истребительно-бомбардировочной авиацией, не приспособленной для их решения? И не случайно в 1969 году в военной печати и в войсках была развернута дискуссия. Большинство военачальников не только ВВС, но и других видов Вооруженных Сил СССР высказались за самолеты-штурмовики, что сыграло решающую роль в возрождении штурмовой авиации.

По мере развития истребительно-бомбардировочной авиации она превратилась в многоцелевое средство фронтовой авиации, предназначенное для поражения не только наземных (морских) объектов в тактической и оперативной глубине, но и для уничтожения самолетов, вертолетов и беспилотных средств противника в воздухе. Вместе с тем опыт локальных войн 70-х годов во Вьетнаме, на Ближнем Востоке, в Афганистане, проводимых учений и теоретические исследования убедительно показали, что наряду с многоцелевыми истребителями-бомбардировщиками целесообразно иметь более дешевые и простые в эксплуатации самолеты-штурмовики, максимально приспособленные для осуществления непосредственной авиационной поддержки войск в общевойсковом бою. Такой специальный самолет-штурмовик СУ-25 был создан.

Этот сравнительно небольшой по размерам самолет с двумя реактивными двигателями и хорошим обзором из кабины летчика обладает высокой маневренностью, имеет надежную броневую защиту экипажа, жизненно важных узлов и агрегатов, современное навигационное и прицельное оборудование, мощное и разнообразное вооружение, в том числе управляемые ракеты класса «воздух - поверхность» и «воздух - воздух», а также индивидуальные и групповые средства РЭБ. По сравнению с другими типами самолетов он в наибольшей степени приспособлен к нанесению эффективных штурмовых ударов как по заранее заданным, так и вновь выявленным малоразмерным и подвижным наземным объектам, в том числе расположенным в непосредственной близости от своих войск, в условиях сильного противодействия зенитных средств противника. Высокие маневренные качества, ракетное и артиллерийское вооружение позволяют ему также вести успешную борьбу с вертолетами и некоторыми типами самолетов противника в воздухе.

В соответствии с повышением боевых возможностей самолетов-штурмовиков, а также с происходившими изменениями характера и условий ведения современных операций совершенствовалась и тактика штурмовой авиации. Существенно расширился арсенал приемов, применяемых для преодоления ПВО противника на маршруте и в районе цели, а также для выполнения атак по наземным и воздушным целям. При этом многое взято из тактики истребителей-бомбардировщиков, особенно в вопросах построения боевых порядков подразделений и частей, применения различных видов боевого маневрирования и способов выполнения атак.

Нынешний уровень и качество обычных вооружений, перспективы их развития ставят перед военной теорией новые вопросы: какими способами обеспечить успех первых оборонительных операций в начальном периоде возможной войны; что является главным фактором, от которого зависит устойчивость обороны и эффективность контрнаступления?

Анализ опыта локальных войн и конфликтов 80-х годов, а также характер и тенденции развития оружия и военной техники показывают, что в основе успешного решения задач как в обороне, так и в контрнаступлении лежит надежное огневое поражение противника. Оно является главенствующим фактором, определяющим ход и исход любой операции (боя). Немаловажная роль в этом отводится штурмовой авиации как мощному маневренному средству непосредственной поддержки войск (сил флота) путем поражения главным образом малоразмерных подвижных объектов преимущественно на переднем крае, а также в тактической и ближайшей оперативной глубине. В этой связи современный, а тем более перспективный штурмовик должен быть оснащен соответствующими прицельно-навигационными системами, средствами поражения и РЭБ, автоматизации поиска целей и выполнения по ним атак, иметь повышенную живучесть. Указанные свойства самолета позволят штурмовой авиации расширить ее боевые возможности по преодолению ПВО противника и поражению разных, особенно бронированных наземных (морских), объектов.

С точки зрения дальнейших изменений в тактике штурмовиков следует ожидать обеспечения их более тесного взаимодействия с поддерживаемыми войсками и другими родами авиации путем создания соответствующих пунктов управления, совершенствования средств и способов наведения, целеуказания и взаимного опознавания; увеличения удельного веса действий штурмовиков мелкими группами по вызову с постановкой, уточнением задачи и перенацеливанием в воздухе для уничтожения вновь выявленных объектов, особенно средств ядерного нападения в позиционных районах; более частого применения одновременных ударов по танкам противника в предбоевых и боевых порядках, наносимых совместно с боевыми вертолетами и истребителями-бомбар дировщиками.

В заключение следует отметить, что новое политическое мышление, оборонительная направленность советской военной доктрины требуют соответствующих структурных изменений в составе Вооруженных Сил, четкой расстановки приоритетов в их строительстве и способах боевого применения. Концепция разумной достаточности обусловила необходимость развития преимущественно на основе качественных параметров каждого вида Вооруженных Сил, их родов войск (сил), придания им новых боевых свойств. А для этого военная наука должна дать обстоятельный, всесторонне обоснованный ответ: какими следует иметь Вооруженные Силы СССР, в том числе и ВВС, к началу XXI века?

Исторический опыт развития штурмовой авиации свидетельствует о том, что на любом уровне нельзя «рубить сплеча» и принимать волюнтаристские, научно не обоснованные решения в вопросах военного строительства, введения новых организационных структур Вооруженных Сил, создания нового или ликвидации существующего вида вооружения без глубокого анализа тенденций развития форм и способов вооруженной борьбы.

Военная мысль, -1988: - № 7. - С 35.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации