О некоторых общих положениях военной доктрины и военной стратегии

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ 1993, стр. 38-40

О некоторых общих положениях военной доктрины и военной стратегии

Генерал армии М.А.Гареев,

доктор военных наук, академик АЕН

Российской Федерации

Из тех вопросов, которые хотелось бы затронуть, есть один принципиальный. В ряде республик при разработке военной доктрины испытывают немалые трудности из-за того, что нет одинакового подхода к пониманию существа военной доктрины.

Почему наряду с военной теорией, военной наукой существует военная доктрина? Потому что в любой науке считается нормальным, когда есть различные взгляды и борьба мнений. Это в полной мере относится и к военной области. Но когда начинается практическая деятельность, в расчет берутся те взгляды, положения, выводы, которые больше всего соответствуют политическим интересам, экономическим возможностям государства. Поэтому наряду с военной наукой, военной теорией существует система важнейших, официально принятых, руководящих положений. Эти положения включают в себя, прежде всего, военно-политические, правовые вопросы, вопросы применения Вооруженных Сил в военное время, их жизнедеятельности в мирное время. Названные четыре группы вопросов составляют структуру военной доктрины. Следовательно, должны быть четыре группы документов, которые отвечали бы на эти вопросы.

Иногда в печати высказывается мнение, что военную доктрину надо изложить в каком-то одном документе. Это тоже несостоятельно. Кстати, Михаил Васильевич Фрунзе также мечтал о том, чтобы создать устав, в котором была бы изложена вся доктрина. Он говорил, что это будет "Катехизис" Красной Армии. Из этого, однако, ничего не получилось и не может получиться. Если поставить цель, чтобы военная доктрина нашла четкое отражение, то должны быть, повторяю, четыре группы документов. Основной документ первой группы - военно-политическая декларация, примерно такая, как изложенная Варшавским Договором в 1987 году. Подобный документ принят на Римской сессии Совета НАТО в прошлом году в виде так называемой новой стратегической инициативы. Военно-политическую декларацию должно рассматривать и утверждать высшее руководство государств или коалиций, Содружество государств. Вторая группа документов может и должна быть юридической. Это закон об обороне, закон о безопасности, закон о воинской обязанности и статусе военнослужащего и т.д. Это такие военно-правовые вопросы, которые законодательно должны быть утверждены и закреплены. Третья группа документов -основы боевого применения вооруженных сил во время войны. Они находят отражение в основах подготовки и ведения операций в боевых уставах. И четверная группа документов - это документы, которые регламентируют жизнь и деятельность Вооруженных Сил в мирное время: общевоинские уставы, долгосрочные наставления, руководства и приказы. Когда-то в Советской Армии было более тысячи таких руководств, наставлений и приказов. Некоторые из них до сих пор еще живут, прежде всего те, которые регламентируют деятельность вооруженных сил.

Из всех вопросов военной доктрины, и сегодня об этом много говорилось, больше всего кривотолков вызывает проблема: есть ли военная угроза или нет? Здесь, наверное, не надо петлять и лукавить. В нашей военной среде нужно честно и определенно сказать, что наличие или отсутствие угрозы зависит от того, какую политику проводит государство. Если, например, какому-то государству другая группа государств предъявляет требования экономические, политические, и это государство все требования выполняет, тогда, действительно, нет никакой ни опасности, ни угрозы. И правильно говорят: никто на нас не нападет. Если так и будет продолжаться, то и незачем нападать, ибо политические, экономические цели и без этого достигаются. Но если государство отстаивает свои интересы, то это может вступить в противоречие с другими государствами. Даже в рамках НАТО существуют противоречия, существуют противоречия и в СНГ, да и внутри одного государства есть противоречия. Их, конечно, нужно решать политическими средствами. Однако жизнь показывает, что все не так просто. Мы знаем деятелей, которые хотели все решить только политическим путем, а сейчас в пределах одной республики без применения силы ни один вопрос не решается. С этим нельзя не считаться. Без применения силы еще, к сожалению, никто не обходился.

Что касается конкретных угроз, то их Главнокомандующий, маршал авиации Е.И.Шапошников перечислил. Против них вообще невозможно возразить, потому что они все реально существуют. И от того что мы кому-нибудь запретим о них говорить, они не перестанут существовать. Исходя из этих угроз и военных опасностей, нужно, как показывает анализ, готовить вооруженные силы как для крупномасштабной войны, так и для локальных войн и конфликтов. Если мы хотим, чтобы были надежные вооруженные силы, они, конечно, в первую очередь должны быть способны вести серьезную, большую войну, которую никто не исключает, в том числе и в странах НАТО. В долгосрочном плане строительство и подготовка вооруженных сил должны идти применительно к этой задаче. Причем важно иметь в виду, что и для ведения локальных войн необходимы не только глобальные силы. Вспомните финскую войну. Тогда мы тоже хотели одним Ленинградским военным округом обойтись, а потом почти 30 % Красной Армии пришлось отмобилизовывать.

Для того чтобы в локальных войнах решать задачи сосредоточенно и, как мы хотим, в короткие сроки, необходимы далеко не ограниченные силы. Ими не обойтись. Военные действия могут принимать затяжной характер. Я уже не говорю о таком средстве, как авиация. Где бы что ни возникло, придется почти всю ее массировать, как было, например, в Персидском заливе. Следовательно, основой строительства вооруженных сил должно быть создание регулярных войск и сил для решения задач в крупномасштабной войне, имея в виду, что локальные конфликты могут перерасти в большую войну.

Вообще, нужно критически посмотреть на каше отношение к локальным войнам и конфликтам. Почти десять лет войны во Вьетнаме, десять лет в Афганистане, а мы, несмотря на это, все время на наше военное искусство смотрели лишь с точки зрения глобальной войны. Пренебрежительный взгляд на локальные войны и конфликты у нас был и остается до сих пор, а это большая ошибка. Ведь мы даже в Афганистан пришли с типовыми мотострелковыми дивизиями, совершенно не приспособленными для ведения боевых действий в афганских условиях. На протяжении всех десяти лет пришлось посылать туда дополнительные подвижные, другие силы и средства, создавать импровизированные боевые группы. Мы все десять лет перестраивались применительно к той войне, которая там велась.

Мы не можем повторять эти ошибки. Мы должны извлечь уроки и заняться основательной разработкой способов подготовки и ведения локальных войн и управления ВС в этих войнах. Тем более, что они имеют многие особенности: носят очаговый характер, у них нет очерченной линии фронта, специфично применение ВВС. войск ПВО, флота, коммуникации могут быть перерезаны, авация может лететь со всех направлений. Очень важно быстро организовать управление мобильными силами и войсками, дислоцирующимися в регионе, всеми группировками, создать единое управление на том или ином стратегическом направлении.

Что, на мой взгляд, нужно делать сейчас, чтобы от слов перейти к делу. В первую очередь нужно заняться серьезными исследованиями этих вопросов, прогнозированием эффективности не только военных, но и политических мер. Ведь год тлел конфликт между ингушами и осетинами. Чтоон, внезапно возник? И вот пока не начинается перестрелка, никто не реагирует. Нам нужно прогнозировать обстановку и, видимо, более настойчиво выходить с предложениями, как предотвращать в самом зародыше эти конфликты.

Когда мы говорим о применении сил и средств в конфликтах, нужно критически осмысливать имеющийся опыт войны в Персидском заливе, и военных действий в арабо-израильских конфликтах. Приведу один пример. С 18 апреля 1971 года я был начальником штаба советских войск в Египте. В названный день израильтяне применили "Шрайки": 72 ракеты в зоне Суэцкого канала. Во Вьетнаме в первое время из трех-четырех "Шрайков" один попадал в радиолокационную станцию, позже, когда научились с ними бороться - один из пяти-шести. В апреле 1971 года израильтяне пустили 72 "Шрайка" и из них только один попал в радиолокационную станцию П-35 в районе Бенисуэй. По приказу маршала Захарова (начальника Генштаба) я с группой офицеров обследовал каждую воронку - почему же ракеты прошли мимо цели ? Выяснилось: потому что там стояло 100 зенитных ракетных дивизионов, были 200 РЛС, и когда они все стали давать излучение, "Шрайки" начали рыскать и терять цели. Это когда нет сопротивления, нет ответного удара, нет противодействия радиоэлектронного - тогда и результат, как на полигоне, а когда другая сторона активно действует, то и результаты совсем другие. Мы все это трезво и реально должны оценивать.

Второе, что надо делать, это пересмотреть наши взгляды на систему стратегических действий. Вы знаете, что сейчас такими действиями считается стратегическое развертывание, стратегические операции по отражению воздушно-космического нападения, стратегических ядерных сил. Раньше мы говорили: стратегическая операция на континентальных ТВД, операции дальней авиации и стратегические операции военно-морского флота. Видимо, при новой форме угроз и опасностей, которые возникают для России и всех стран Содружества, эту систему нужно пересмотреть, подойти к ней по-новому. Сейчас должно быть три формы стратегических действий: первая - стратегическое развертывание, в том числе и для локальных войн. Вторая - применение вооруженных сил в локальных войнах и конфликтах, потому что здесь у нас войска по отражению воздушного нападения будут, но в более сокращенном виде, чем в большой войне, воздушная операция и даже целая кампания могут проводиться в не меньшем масштабе, чем в большой войне. Действия общевойсковых соединений на стратегических направлениях будут идти, действия флота будут в более ограниченном виде. Все виды этих действий найдут свое отражение в локальной войне. Третья форма - применение вооруженных сил в большой войне. И там все эти стратегические операции с небольшим уточнением, которые сейчас в уставах отражены, обязательно должны остаться.

И еще об одном хочу сказать. Сегодня нужно готовить силы и средства, которые могли бы решать задачи в локальных войнах и конфликтах в соответствующей организационной структуре. Я поддерживаю предложения начальника штаба ОВС на этот счет.

Следует отразить особенности локальных войн и конфликтов в уставах. Неплохо было бы иметь наставление по применению мобильных сил. В основах подготовки и ведения операций должна быть отдельная глава по локальным войнам и конфликтам, в остальных уставах должны быть соответствующие разделы.

И наконец, последнее. Все вопросы локальных войн и конфликтов надо отразить в боевой и оперативной подготовке, потому что там управление войсками и их применение будут идти совсем по-другому. Очевидно, надо спланировать учение уже на следующий год. Кстати, в странах НАТО в планах на 1993 год 70 % учений посвящается действиям войск в локальных войнах и конфликтах. В приказах по боевой подготовке, организационно-методических указаниях необходимо сделать главный упор на локальных войнах, если мы хотим эти вопросы реализовать, а не просто говорить о них. С учетом этого надо уточнить программы обучения в академиях, училищах, учебные программы в войсках5. Вот сейчас в Осетии и Ингушетии введено чрезвычайное положение, послали туда людей, но кто из них знает, как надо действовать? Какими правовыми основами руководствоваться? Как вести себя в условиях введения чрезвычайного положения? Люди учатся ценой крови. Лучше, если мы будем учить войска заблаговременно. В целом важно возрождать боевую подготовку, несмотря на трудное экономическое положение в государствах СНГ. К тому же боевая подготовка - это один из неисчерпаемых источников совершенствования боеспособности войск практически без дополнительных материальных затрат. И этот источник следует в полной мере использовать.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации