ОБСУЖДАЕМ ПРОБЛЕМЫ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ И ВОЕННОЙ РЕФОРМЫ

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 2/1993, стр. 15-21

ОБСУЖДАЕМ ПРОБЛЕМЫ ВОЕННОЙ ДОКТРИНЫ И ВОЕННОЙ РЕФОРМЫ

Национальные военные доктрины

стран СНГ: некоторые подходы

и отдельные положения

Генерал-полковник в отставке А.А.ДАНИЛЕВИЧ,

кандидат военных наук

Полковник в отставке Ю.П.ТИХОМИРОВ,

доктор технических наук, профессор

СОВРЕМЕННАЯ международная обстановка приобрела качественно новые черты - мир утратил свою биполярную ориентацию, прежняя система стратеги-ческого равновесия оказалась нарушенной. По иному стали оцениваться воз-можные военные угрозы; источники военной опасности; меры по укреплению мира и международной стабильности, созданию эффективных структур гло-бальной, европейской и национальной безопасности. Это нашло свое отраже-ние во взглядах на вопросы обеспечения обороны государств и обусловило не-обходимость коренного пересмотра военной политики, разработки новых воен-ных доктрин, формирования вооруженных сил. Данные задачи предстают перед образовавшимися на территории бывшего СССР независимыми государствами и в первую очередь перед Россией с ее значительным военным потенциалом. Важное значение в современных условиях приобретает незамедлительное фор-мирование и юридическое закрепление национальных военных доктрин, соо-тветствующих изменившейся обстановке и реальному геополитическому поло-жению каждого государства. Именно это позволит целенаправленно решать практические вопросы обеспечения безопасности, вести оборонное строитель-ство, проводить реформу в вооруженных силах и прежде всего в таких крупных государствах как Россия, Украина, Беларусь, Казахстан.

Сама по себе военная доктрина любого государства никем не изобретается, а складывается объективно, исходя из всей совокупности внешних и внутренних политических и экономических факторов, географического положения, реаль-ных возможностей страны, и главное - ее политики. Это положение остается не-зыблемым и сегодня. Вместе с тем все большее значение приобретают мо-менты, связанные с конкретной оценкой руководством страны обстановки и по-нимания государственных интересов, давлением, оказываемым на него различ-ными политическими силами. В этой связи при разработке национальных воен-ных доктрин независимых государств важно правильно проанализировать и учесть весь комплекс обстоятельств.

В настоящее время процесс формирования национальных военных доктрин государств Содружества усложняется из-за целого ряда неопределенностей. Обусловлено это тем, что их становление происходит весьма не просто, в слож-ных условиях противоборства конструктивных консолидирующих и деструк-тивных сепаратистских тенденций; в обстановке, когда национально-политиче-ское устройство, курс отдельных стран и всего Содружества в целом оконча-тельно не определились; когда остаются неясными многие вопросы как эконо-мического, так и стратегического характера, в том числе и относительно исполь-зования единого стратегического пространства.

БЫВШИЕ СОВЕТСКИЕ РЕСПУБЛИКИ до последнего времени не имели собственных военных доктрин и в решении оборонных задач в основном опира-лись на советскую военную доктрину, в которой интересы их национальной обо-роны учитывались лишь постольку, поскольку они отвечали общим задачам бывшего Союза. С распадом СССР советская военная доктрина утратила свое значение. Встал вопрос о формировании новой коалиционной (или коллектив-ной) доктрины Содружества независимых государств. Данная проблема привле-кает внимание общественности и по этим вопросам в военной печати ведется оживленная дискуссия. В то же время разработка и обсуждение национальных военных доктрин для каждого независимого государства, за некоторым исклю-чением (например, Украина), отодвигаются органами власти на второй план, хотя, на наш взгляд, как раз это сегодня приоритетная задача и характерная черта, свидетельствующая о наличии в обществе государства. Вместе с тем вы-сказываются мнения, что принятие национальных военных доктрин обострит обстановку и даже вызовет конфронтацию. Однако подобное отношение к на-циональным военным доктринам неправомерно. Напротив, игнорирование их может привести к негативным последствиям, тем более сегодня, когда в отно-шениях между бывшими республиками СССР по ряду вопросов еще не достиг-нуто полное взаимопонимание, появляются проблемы, вызывающие взаимное недоверие, а концепция единых Вооруженных Сил в силу объективных причин практически становится проблематичной. Неоправданно и утверждение о воз-можности исключения юридического оформления и официального одобрения доктрин на высшем государственном уровне на том основании, что в прошлом военная доктрина никогда не формулировалась в каком-то обобщенном

документе, а отражалась в широкой совокупности руководящих установок, военно-политических, стратегических и оперативных материалах разного уровня. В на-стоящее время наоборот, сложный характер военных задач и необходимость взаимодействия со многими государствами в интересах международной безо-пасности требуют совершенно однозначного определения в национальных до-кументах военно-доктринальных положений. При этом важно, чтобы формиро-вание как национальных военных доктрин всех независимых государств, так и возможной коалиционной военной доктрины СНГ, перестройка вооруженных сил, организация коллективной и национальной обороны шли параллельно. Встречи глав государств СНГ способствовали разрешению некоторых из этих вопросов, но в полной мере их не прояснили даже на переходный период, не го-воря уже о перспективе. Вместе с тем необходимо учитывать и возможные на-правления дальнейшего развития самого Содружества.

Отношения стран СНГ могут измениться и иметь следующее состояние. СНГ укрепится как устойчивое сообщество государств, связанных между собой экономически, но проводящих самостоятельную политику и организующих оборону как объединенными, так и собственными национальными вооружен-ными силами с сохранением централизованных стратегических ядерных сил, контролируемых на основе заключенных договоренностей.

Образуется группа независимых, сотрудничающих друг с другом государств, с полным разделением всего военного, в том числе частично и ядерного потен-циала бывшего СССР, и строящих свою оборону на основе двухсторонних и многосторонних соглашений.

В границах бывшего Советского Союза могут быть созданы несколько обособ-ленных независимых союзов (славянский, закавказский, прибалтийский, среднеа-зиатский, дальневосточный), связанных едиными интересами и совместными системами обороны.

Безусловно, при определенных условиях нельзя исключать и возможность того, что развитие взаимоотношений устойчиво пойдет по пути интеграции с образованием на определенном этапе конфедерации независимых государств с координируемой политиков объединенными и национальными вооружен-ными силами и организацией совместной обороны.

При этом во всех рассматриваемых вариантах развития событий важно, чтобы независимые государства ни при каких условиях не противостояли друг другу, а напротив исходили из общности интересов, ориентировались на согла-сованное осуществление экономических и военных мер, а возможно, и на воен-ное сотрудничество в обеспечении совместной безопасности.

Положение независимых государств, как бывших республик Союза, обусловливает необходимость, хотя бы на определенный период, в разработке взаимо-связанных между собой как национальных, так и коалиционной военных доктрин и соответствующих им военных организаций (естественно, при этом не исключаются и иные решения).,

Коалиционная военная доктрина должна включать в себя систему общих взаимосогласованных установок, определяющих задачи коллективной обороны всех входящих в Содружество государств с распределением и объединением их военных усилий для совместной защиты государственных интересов, независи-мости и территориальной целостности. При этом необходимо исходить из принципа, что враждебные действия, направленные против любого государ-ства, входящего в СНГ, должны рассматриваться как посягательство на инте-ресы всего Содружества и вызывать ответные меры с использованием как объе-диненных, так и соответствующих национальных вооруженных формирований. Она также должна определять основные принципы ядерного сдерживания, при-менения ядерного оружия в случае ядерного нападения и, наконец, порядок ис-пользования межреспубликанских сил для предупреждения и локализации внутренних конфликтов. Национальные военные доктрины в этом случае должны: исходить из задач обеспечения национальной безопасности и реальных угроз национальным ин-тересам, с учетом направленности внешней политики, особенностей положения и возможностей каждого государства; определять конкретные оборонные цели государств, условия и способы их достижения; содержать принципиальные установки о направлениях и задачах военного строительства в независимых го-сударствах, организации их обороны с использованием прежде всего собствен-ных вооруженных сил. Вместе с тем в решении ряда задач они призваны опи-раться на совокупный потенциал коалиционных вооруженных сил.

Основные положения национальных военных доктрин в своей совокупно-сти, видимо, будут определять общую направленность коалиционной военной доктрины и станут приоритетными по отношению к ней. В то же время некото-рые их установки, напротив, могут вытекать из положений коалиционной док-трины. Необходимо также, чтобы национальные военные доктрины образовав-шихся независимых государств были взаимоувязаны между собой и основыва-лись на некоторых общих принципах. Последнее, однако, не исключает их су-щественных различий и специфических особенностей, вытекающих из конкрет-ных возможностей и характерных черт каждого государства.

Особо следует выделить военную доктрину России. Государство, опираясь на высокий уровень своего военного Потенциала, может играть ведущую роль как в обороне коалиции независимых государств организации вооруженной за-щиты всего Содружества, так и в обеспечении общеевропейской безопасности. В настоящее время российские Вооруженные Силы юридически оформлены. Однако это не означает, что они фактически созданы. Предстоит еще большая работа по дальнейшему совершенствованию проекта военной доктрины Рос-сии, определению состава и структуры ее Вооруженных Сил, организации си-стемы, управления и др. Военные формирования, находящиеся на территории Российской Федерации, а также некоторые группировки войск в других районах (Грузия, среднеазиатские республики, Прибалтика) по крайней мере на переход-ный период взяты под ее юрисдикцию. Это освобождает ряд независимых госу-дарств от необходимости развертывания собственных армий и вместе с тем по-зволит России в какой-то мере иметь возможность более эффективно и эко-номно использовать свой военный потенциал для организации совместной обо-роны. До тех пор, пока значительная часть российских Вооруженных Сил будет находиться вне границ России на территории соседних государств «ближнего за-рубежья», ее военные задачи, состав и структура армий будут иметь определен-ную специфику. Военная доктрина России рассчитана на решение главной цели: зашита суверенитета и территориальной целостности своей и союзных с ней го-сударств Содружества, при приоритетности усилий, в случае возникновения военного конфликта, в направлении прекращения военных действий и его уре-гулирования политико-дипломатическими средствами. Характер военных задач и соответствующий им военный потенциал России должны отвечать уровню ее ответственности, как великой державы, решению задач в обеспечении мира.

Военные доктрины Украины, Беларуси и Казахстана, обладающие меньшими в сравнении с Россией, но все же весьма значительными военными потенциа-лами, в какой-то мере тождественными военным потенциалам Франции, вос-точноевропейских стран, а по отдельным компонентам - ВС Германии, могут исходить из возможности решения большинства оборонных задач собствен-ными вооруженными силами в национальных границах. Для этих государств ха-рактерной чертой будет то, что, объявив себя безъядерными державами, они в переходный период, а возможно и на более продолжительный срок, могут рас-полагать не только крупными силами общего назначения, но и определенным арсеналом ядерного оружия. И хотя это оружие в соответствии с соглашением будет находиться под централизованным контролем, сам факт его наличия на их территориях повышает их политическую и стратегическую значимость. В военных доктринах Украины и Беларуси, видимо, должно быть также учтено их граничное положение со странами Восточной Европы (Прибалтики), а Казах-стана - с Китаем. Наличие развитой военно-промышленной и военно-стратеги-ческой инфраструктуры должно обеспечивать возможность быстрого наращива-ния и развертывания их вооруженных сил.

Военные доктрины закавказских государств (Азербайджан, Армения, а воз-можно и Грузия), вероятнее всего будут ориентироваться на республиканские вооруженные силы, организованные (в отличие от Украины и Беларуси) не на базе реорганизованных военных формирований, ранее размещавшихся на их территориях, а с использованием вновь образованных национальных военных структур, а также части вооружений и военной техники, ранее дислоцированных здесь соединений и частей ВС бывшего СССР. На их характер большое влияние могут оказать как внутренние противоречия между государствами - бывшими республиками СССР - так и позиции соседних стран (Иран, Ирак, Турция) в от-ношении каждой из указанных республик.

Важным условием обеспечения безопасности в данном регионе является прекращение вооруженных столкновений между Азербайджаном и Арменией и восстановление добрососедских отношений. Вооруженные силы этих госу-дарств, по-видимому, будут иметь определенные ограничения, что и должно, найти отражение в их военных доктринах.

Военные доктрины среднеазиатских государств, ввиду ограниченных собст-венных военных возможностей, скорее всего будут ориентировать организацию обороны только с опорой на общий военный потенциал коалиции или военную мощь соседних, входящих в данное содружество, но более сильных в военном отношении государств. Не исключено, что они создадут и собственные симво-лические вооруженные силы, а также национальную гвардию и пограничные войска. Во всех случаях их военные усилия должны быть рассчитаны на отраже-ние возможной агрессии со стороны небольших государств ограниченными си-лами наземных войск и авиации, но при поддержке мобильных сил, перебро-шенных из других республик или из состава сил общего назначения СНГ. Вме-сте с тем может рассматриваться и вероятность агрессии со стороны крупных держав, для противодействия которой возможно привлечение основных сил СНГ. Эти обстоятельства найдут отражение в военных доктринах рассматривае-мых государств, а последние при решении вопросов национальной безопасно-сти, видимо, в первую очередь будут исходить из опоры на военную мощь Рос-сийской Федерации.

Военные доктрины прибалтийских государств призваны рассматривать созда-ние вооруженных сил особой организации (после вывода советских войск с их территорий) на базе советского и частично западного вооружения. В своей воен-ной политике эти государства будут исходить из нейтральной позиции. Однако не исключена и переориентация на западные державы, что, естественно, отра-зится на взаимоотношении по военно-политическим вопросам с государствами Содружества.

В ВОЕННОЙ ПЕЧАТИ достаточно полно рассмотрены вопросы, составляю-щие основное содержание военно-политической стороны современных воен-ных доктрин. Очевидно, они найдут отражение и в содержании национальных военных доктрин России, Украины и других независимых государств. Однако следует отметить некоторые особенности подхода к определению отдельных положений.

Прежде всего национальные военные доктрины, как и коалиционная (кол-лективная) военная доктрина СНГ, должны по иному, исходя из изменившейся общей расстановки военно-политических сил, оценивать возможный характер войн и других вооруженных столкновений, в которые могут быть вовлечены страны Содружества. Известно, что со времен второй мировой войны Советский Союз при организации обороны исходил из необходимости готовить страну и Вооруженные Силы главным образом к возможной мировой войне, которая, как ожидалось, могла возникнуть в результате прямого военного столкновения между СССР и США и принять характер всеобщей глобальной войны между двумя противоположными общественными системами - социалистической и капиталистической. Считалось, что такая война рано или поздно станет ядерной и в любом случае будет вестись бескомпромиссно, до полного уничтожения про-тивника. В настоящее время вероятность военного столкновения с США, а сле-довательно и глобальной ядерной войны с ее непредсказуемыми для человече-ства последствиями сведена к минимуму. Маловероятным стало и образование мировых военных коалиций на прежних идеологических основах и возникнове-ние войны между государствами с различными социальными системами в той форме, как она представлялась прежде. Отсюда вытекает необходимость перео-ценки возможных видов и типов войн, условий их возникновения и развития; ориентирования военной доктрины СНГ и национальных военных доктрин на обеспечение готовности Содружества и независимых государств к отражению агрессии и предотвращению попыток разрешения насильственным путем поли-тических, экономических, территориальных или религиозных противоречий на региональном или локальном уровнях.

В военных доктринах России и других независимых государств должны найти отражение отношение к этим войнам, возможности и пути их предотвра-щения, перспективы достижения определенных политических и стратегических целей, если государство подвергнется неспровоцированной агрессии извне. Особенно важно правильно определить степень военной опасности и угрозу на-циональной и коалиционной безопасности, политические и стратегические условия организации надежной обороны. В этом плане потребуется коренной пересмотр ранее действовавших доктринальных установок. Например, в течение всех послевоенных десятилетий советская военная доктрина основывалась на организации отражения агрессии в рамках единой социалистической коали-ции, на передовых рубежах, выдвинутых далеко вперед за пределы националь-ных границ как на Западе (ГДР, Чехословакия, Венгрия), так и на Востоке (Мон-голия) и Юге (Афганистан), где были развернуты мощные группировки совет-ских войск, образовавшие совместно с армиями союзных государств первый стратегический эшелон обороны.

В настоящее время система обороны бывшего СССР оказалась разрушен-ной. Передовые группировки либо уже ликвидированы, либо будут выведены в ближайшее время (Западная, Северная и Северо-Западная группы войск). В та-ких условиях не только первый, но и второй оперативные эшелоны обороны пе-рестают существовать. Принцип отражения агрессии путем создания коллектив-ной Обороны в удаленных районах должен быть заменен при обеспечении на-циональной безопасности принципом организации обороны и гарантирован-ного отражения агрессии преимущественно собственными силами и в пределах национальных границ. При этом должны быть учтены изменившиеся границы, сократившиеся экономические возможности стран, иное военно-стратегическое пространство, политическое окружение, а также отсутствие непосредственного соприкосновения со странами НАТО, которые ранее рассматривались в качестве главного противника.

Одним из основных условий предупреждения войны и ее успешного веде-ния считалось поддержание с вероятным противником военно-стратегического паритета. Этот принцип требовал сохранения устойчивого баланса сил в страте-гическом ядерном оружии, определенных преимуществ или, по крайней мере, количественно-качественного равновесия в тактических ядерных и обычных вооружениях и прежде всего в сухопутных войсках. Современные национальные военные доктрины независимых государств уже не смогут основываться на этих принципах. Требование военно-стратегического равновесия теперь, есте-ственно, будет неоправданным и должно быть заменено принципом разумной достаточности (даже в одностороннем порядке). Это объективно обусловлено не только тем обстоятельством, что общий баланс сил в настоящее время изме-нился в пользу НАТО, но и изменившейся общеполитической ситуацией, но-вым принципом организации отношений с США, НАТО, Китаем, при котором основу безопасности входящих в СНГ государств должно составлять не проти-востояние, а взаимодействие, сотрудничество с этими государствами, в том числе и в военной области.

В связи с этим нуждаются в серьезном уточнении доктринальные положе-ния, касающиеся системы современных военных угроз, оценки вероятных про-тивников и союзников государств СНГ. Относительно союзников вопрос более-менее ясен. Страны, вошедшие в СНГ, как предполагается, должны проводить по отношению друг к другу дружелюбную, добрососедскую политику, рассма-тривать друг друга в качестве естественных военных союзников. Сложнее об-стоит дело с определением вероятных противников. Прежде всего теперь надо различать внутренние и внешние аспекты этой проблемы. Сейчас ни в Европе, ни в Азии, ни на Ближнем и Среднем Востоке выделить реальных противников России, Украины и других независимых государств весьма трудно, также как и представить ситуацию, при которой могло бы возникнуть возможное столкно-вение на европейском континенте между государствами НАТО, бывшими СВД, а также вновь образованными странами СНГ. В таких условиях оборону государ-ства целесообразно строить не столько с учетом защиты от конкретных госу-дарств, сколько из оценки потенциальной опасности угроз (по натовской терми-нологии «категорий риска»), к локализации которых необходимо быть готовым.

К ним можно отнести: прямые военные приготовления против независимых государств со стороны

других стран; несанкционированный ввод группировок войск в сопредельные государства и их развертывание (например, в Прибалтике, восточно-европейском регионе); крупномасштабные военные конфликты в рай-онах, примыкающих к границам стран Содружества, и способных втянуть их в свою орбиту; разрастание внутренних вооруженных военных конфликтов с вме-шательством США под эгидой НАТО и др.

Необходимо также учесть потенциальные военные опасности, возникаю-щие ввиду имеющей место нестабильности в Европе и некоторых других регио-нах мира (угроза нарушения потсдамских соглашений, возможность появления противоборствующих между собой государств, обострение отношении из-за территориальных притязаний и т.п.). Нельзя исключать и крутые повороты в по-литике отдельных стран, что может повысить напряженность и создать реаль-ную военную угрозу как для России, так и для других независимых государств. В связи с этом настораживает появившаяся в печати информация об американских (Директивах в области обороны на 1994-98 финансовые годы», согласно которым предусматривается комплекс мер, направленных на достижение США без-раздельного господства в мире и формирование представлений в мире о себе как о супердержаве. В целом, при положительной оценке недавно принятых измене-ний в стратегии НАТО, намерения Вашингтона (несмотря на предложение Пре-зидента России ликвидировать прицельное положение стратегических ракет на американские объекты) держать под ядерным прицелом наши города и военные объекты не могут не вызвать недоумение. Нельзя игнорировать и возможность активизации реваншистских сил в Германии, попытки пересмотра территори-альной принадлежности ряда районов России, Беларуси и Украины, отошедших к нам после второй мировой войны; стремление Турции, Ирана и Пакистана к расширению сферы своего влияния на территории среднеазиатских и закавказ-ских республик бывшего СССР. Особая опасность в этом плане может созда-ваться в случае образования на базе исламского фундаментализма на юге обо-собленного военно-политического блока нескольких государств, достаточно мощных в военном отношении.

В таких условиях, решительно отстаивая линию на поддержание мира, Рос-сия и другие независимые государства СНГ должны проводить политику, кото-рая в мирное время будет способствовать: обеспечению дальнейшего сни-жения степени военных угроз и упрочению стабильности в мире, предупрежде-нию как межгосударственных, так и гражданских войн, конфликтов и урегулиро-ванию возникающих кризисов мирными политическими средствами; исключе-нию из международной практики применения всех форм дискриминации, эко-номических блокад и санкций; осуществлению эффективных мер борьбы с меж-дународным и внутренним терроризмом, гарантированному соблюдению прав человека. В военное время она должна обеспечить эффективное отражение неспровоцированной агрессии извне и защиту свободы и суверенитета госу-дарств (содружества), но не выходя за пределы этой задачи. При этом должно быть исключено осуществление в превентивном порядке каких-либо упреждаю-щих ударов, тем более рассчитанных на достижение политических и стратегиче-ских преимуществ.

Особого внимания и соответствующего отражения в новых военных доктри-нах независимых государств заслуживает оценка внутренних военных угроз, воз-никающих на базе межреспубликанских и внутриреспубликанских националь-ных противоречий. Военные столкновения в Нагорном Карабахе, Южной Осе-тии и Приднестровье, к сожалению, не являются единственными зонами опас-ности, которые при определенных условиях могут вылиться в прямые военные противоборства. Тенденция такова, что внутренние военные угрозы становятся не только реальными, но и в общей системе угроз выдвигаются на первый план. Они предопределяют не только внутреннюю неустойчивость в Содружестве, но и могут вызвать нестабильность в примыкающих к нему территориях. Поэтому в военных доктринах как СНГ, так и отдельных государств целесообразно рас-смотреть меры по их предупреждению, локализации и быстрому прекращению с использованием соответствующих межреспубликанских сил. Таким образом, реализация основных положений рассматриваемых военных доктрин должна всячески способствовать развитию сотрудничества соседних республик в эконо-мической и военно-политической сферах, способствовать формированию об-щего военно-стратегического пространства с четким разделением военных за-дач между государствами.

ФОРМИРОВАНИЕ национальных военных доктрин независимых госу-дарств, на наш взгляд, может основываться на ряде принципиальных требова-ний, главное из которых - обеспечение строго оборонительной направленности. В политическом плане это означает, что военные доктрины должны основы-ваться на миролюбивой внешней политике, исходить из неотъемлемого права каждого народа на самостоятельный выбор форм и путей своего развития, неру-шимости границ, необходимости перехода в международных отношениях от конфронтации к партнерству и сотрудничеству, недопустимости применения военной силы или угроз для достижения политических целей, навязывания своей воли другим странам. В стратегическом плане - абсолютный отказ от ка-ких-либо превентивных агрессивных действий, безусловный переход в военном строительстве на принцип оборонной достаточности, подготовка вооруженных сил и организация их боевого использования (исключая развязывание военных действий первыми) для предотвращения нападения (в любой форме, включая прямую агрессию) и ограничение военных задач только ответными, главным об-разом оборонительными, действиями, разгромом сил вторжения с одновремен-ным стремлением к урегулированию конфликтов и быстрейшему прекращению военных действий.

Создаваемые независимыми государствами вооруженные силы должны об-ладать достаточно мощным потенциалом, современным оружием и постоянно быть готовыми к гарантированному отражению нападения противника с любых направлений, а также исключать возможность развертывания начальных широ-комасштабных наступательных действий на территории противника, но вместе с тем быть готовыми к надежной обороне и нанесению решительных ударов по агрессору. Новые национальные военные доктрины должны быть достаточно гибкими, учитывать возможное совершенствование политической модели СНГ, общую динамику развития военно-политических сил и их вероятную перегруп-пировку, изменения условий боевых действий и перспективу дальнейшего со-вершенствования средств вооруженной борьбы. В первую очередь следует учесть новые требования к организации обороны каждого государства, его но-вое положение в мире; развитие процесса разоружения, происходящие измене-ния в составе и группировках бывших советских вооруженных сил, изменения в их техническом оснащении, а также планы предстоящего реформирования.

Национальные военные доктрины независимых государств призваны отра-зить изменившуюся обстановку и ориентировать решение вопросов обеспече-ния национальной безопасности на основе коллективной безопасности, инте-грации национальной обороны и даже в рамках общей системы европейской и международной безопасности (при наличии надежных коллективных гарантий предупреждения возможной агрессии). Это означает, что оборонительные структуры независимых государств целесообразно перестроить с учетом поли-тических и военных концепций не только государств Содружества, но также но-вой военной системы и изменившейся военной стратегии НАТО, США, а на Вос-токе - Китая, Японии.

Процесс формирования новых национальных доктрин не должен затяги-ваться. Более того важно, чтобы он шел с определенным упреждением по отно-шению к созданию национальных вооруженных сил и осуществлению реформ. Выработанные доктринальные установки надо умело и своевременно реализо-вать в оборонном строительстве, организационной структуре и принципах раз-вития национальных вооруженных сил, в военно-стратегическом планирова-нии, во вновь создаваемых группировках войск (сил), реорганизации их подго-товки, перестройке системы боевой готовности, развитии военно-мобилиза-ционной работы, подготовке экономики и населения страны, в военной науке и в военном искусстве, а также во всех других компонентах, определяющих воен-ную мощь государства.

Важно привести в соответствие с новыми доктринальными установками со-став, структуру и техническое оснащение вооруженных сил. Очевидно, что воо-руженные силы всех государств должны быть существенно сокращены и пере-строены для решения различных задач по отражению агрессии в ограниченных войнах. В этом отношении достаточно специфично положение России. Воору-женные Силы Российской Федерации в целях обеспечения международной бе-зопасности, вероятно, потребуется развивать, наряду со стратегическими сред-ствами СНГ, как для региональных, так и глобальных действий. С этой целью они должны обладать разнообразным комплексом вооружений, созданным на базе новейших технологий.

Военно-технические стороны национальных военных доктрин могут иметь значительные отличия. Здесь прежде всего скажется специфика решаемых обо-ронных задач, функции вооруженных сил, масштабы, формы и виды вероятных военных действий, экономические возможности независимых государств. Воо-руженные Силы России и, вероятно, отчасти Украины будут оснащены основ-ными видами современного вооружения и военной техники для ведения воен-ных действий во всех пространственных сферах, в то время как вооруженные силы других государств будут оснащаться ограниченными видами вооружений в соответствии с решаемыми задачами.

ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ НАЦИОНАЛЬНЫХ ДОКТРИН подлежат сов-местному обсуждению и сопоставлению с тем, чтобы снять всякие противоре-чия в межгосударственных отношениях и обеспечить возможность заключения всего пакета многосторонних и двусторонних соглашений по военным вопро-сам. Тем самым должны быть устранены элементы взаимной подозрительности и созданы условия для формирования эффективного межгосударственного ме-ханизма контроля, который позволил бы подтверждать действительно оборо-нительную направленность доктрин и реального военного строительства того или иного государства. Все это может способствовать укреплению безопасности независимых государств, поддержанию международной стабильности, как в странах Содружества, так и в других регионах мира.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации