Основные проблемы обеспечения коллективной военной безопасности государств Содружества и возможные пути их решения

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ 1993, стр. 5-14

Основные проблемы обеспечения коллективной военной безопасности государств Содружества и возможные пути их решения

Маршал авиации Е.И.ШАПОШНИКОВ,

Главнокомандующий ОВС СНГ

Решать трудные текущие и долгосрочные проблемы обеспечения военной безопасности государств Содружества нам приходится в сложной и противоречивой обстановке. Ее главными отличительными признаками являются, по моему мнению, окончание "холодной войны", официальный отказ от глобальной военно-политической конфронтации, ликвидация биполярной структуры международных отношений. Равновесие этой структуры определялось противостоянием двух сверхдержав - СССР и США, двух военно-политических блоков - ОВД и НАТО.

Теперь СССР и ОВД нет. На этом фоне предпринимаются попытки сконструировать, с одной стороны, монополярную структуру, роль единственного полюса в которой играли бы Соединенные Штаты Америки, а с другой - многополярную, предполагающую объединение государств вокруг нескольких региональных центров силы.

Эти попытки объективно ведут к дистабилизации обстановки, что проявляется, в частности, в угрожающей эскалации вооруженных конфликтов в различных регионах мира, в том числе на территории СНГ.

Появляются и другие дестабилизирующие факторы, новые источники опасности, на основе анализа которых можно утверждать, что если вероятность развязывания мировой ядерной войны значительно уменьшилась, то возможность возникновения региональных, межнациональных, межэтнических и других конфликтов увеличилась и в современных условиях получила своего рода "второе дыхание". Все это делает обеспечение безопасности государств-участников СНГ, создание эффективного механизма их коллективной обороны, согласованного и адекватного реагирования на изменения военно-политической ситуации приоритетной и практической задачей.

Внести вклад в совместную выработку оптимальных подходов к ее решению и призвана наша конференция. На ней мы рассчитываем проанализировать состояние дел в СНГ и ответить на вопросы: что и как делать, чтобы обстановка была более стабильной и безопасной в Содружестве и во всем мире.

В настоящее время состояние и тенденции развития военно-политической ситуации определяются сложным взаимодействием двух групп факторов: с одной стороны, стабилизирующих, с другой - дестабилизирующих. Основу стабилизирующих факторов составляют четыре основных положения.

Первое. Включение государств, функционирующих в пределах бывшего СССР, а также государств Восточной Европы в процессы демократических преобразований.

Второе. Углубление переговорного разоруженческого процесса и демилитаризация международных отношений, упрочение мер доверия.

Третье. Сближение позиций различных государств в поиске возможностей для конструктивного сотрудничества, а также утверждения отказа от применения силы и урегулирования спорных вопросов (конфликтов) политическими методами в качестве непреложной нормы международной жизни.

Четвертое. Приобретающая всеобщий .характер заинтересованность государств в создании надежных механизмов глобальной, европейской и национальной безопасности. Естественно, это пока еще не набравшие динамизма, не ставшие необратимыми процессы, которые могут видоизмениться, а при определенных условиях и исчезнуть. Тем более, что наряду с ними действуют дестабилизирующие факторы, которые в не меньшей степени характеризуют сегодняшнюю обстановку в мире. Остановлюсь на них несколько подробней.

Попытки использовать распад СССР и ОВД для утверждения доминирующей роли США в мире.

Стратегия национальной безопасности США ориентирована сегодня на обеспечение выгодного для Соединенных Штатов соотношения сил в глобальном и региональном масштабе, на усиление их военно-технического превосходства. Не далее как в середине октября 1992 года министр обороны США фактически вновь подтвердил это, подчеркнув, что Соединенные Штаты должны сохранять настороженное отношение к процессам, происходящим на территории бывшего СССР. По его оценке, они вряд ли будут развиваться "эволюционным, мирным, упорядоченным, ненасильственным путем". Какой вывод следует из этой цепи умозаключений, думаю, понять несложно. Нарастающее соперничество между североамериканским, западно-европейским и азиатско-тихоокеанским центрами силы за упрочение своего влияния на геопространство бывшего СССР.

Как вы знаете, в Западной Европе костяк центра силы образуют Великобритания, Франция, Германия, на Юге - прежде всего Турция и Иран, на Востоке - Япония, Южная Корея и, конечно, Китай. Они стремятся вовлечь в орбиту своего влияния страны Восточной Европы, а также государства нашего Содружества и государства, не ставшие членами СНГ. Каждый из этих центров стремится укрепить свои позиции, развить региональную структуру сотрудничества, овладеть рынками.

Очевидно, что с постепенным сокращением военного присутствия США в Европе роль западно-европейского центра силы будет возрастать. Несмотря на признание западно-европейскими странами действующих структур и механизмов коллективной безопасности в рамках ООН, СБСЕ, НАТО, углубление интеграции (на основе Маастрихтского соглашения), они стремятся к расширению собственной зоны влияния.

Показательны в этом отношении, например, усилия Франции по формированию структур Западно-Европейского Союза и Европейского Сообщества (ЗЕС, ЕС), в том числе и военных, которые были бы способны "защищать" их интересы в Европе и за ее пределами. На днях я встречался с генеральным секретарем ЗЕС ван Экеленом, и он особый упор делал на обеспечении способности союза взять на себя выполнение тех задач, которые по тем или иным причинам не решает НАТО. В их числе - формирование и использование боевых сил при разрешении вооруженных конфликтов.

А разве можно сегодня сбросить со счетов усиление роли объединенной Германии в решении европейских и мировых проблем, в том числе в военной области, особенно после завершения вывода российских войск из стран Восточной Европы и сокращения американского военного присутствия?

Нельзя не видеть, что южный центр силы инициирует встречное движение интересов образующих его государств в зону Южной Европы, Средней Азии и Закавказья при опоре прежде всего на пантюркизм и исламский фундаментализм. Налицо - явная или скрытая ориентация некоторых политических партий и движений, действующих в бывших республиках Средней Азии и Закавказья, на военную помощь со стороны Турции и Ирана. Попытки формирования военного или военно-политического союза на Юге с вовлечением в него государств Средней Азии носят дестабилизирующий и опасный характер. Ведь если они будут реализованы, может возникнуть новая ось глобальной конфронтации - "Север-Юг".

На Востоке "погоду" во многом определяет активизация претензий Японии к России по поводу островов Курильской гряды.

Особняком здесь идет Китай, удельный вес военного потенциала которого в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) весьма значителен. Нельзя сбрасывать со счетов возможность доступа Китая к японской или южнокорейской технологии, что способно серьезно изменить ситуацию в АТР и в мире.

Наличие арсеналов вооружений, в том числе ядерных, развернутых боеготовых армий.

Приходится констатировать, что, несмотря на радикальные позитивные изменения в мире, гонка вооружений до сих пор, по существу, не свернута. Продолжается интенсивное качественное совершенствование оружия и военной техники, реализуются практически все основные военные программы в США и других ведущих государствах мира. Показательны в этой связи решения недавнего заседания группы ядерного планирования НАТО.

Существует вполне реальная опасность распространения оружия массового поражения, ракет и ракетных технологий, в том числе в районах нестабильности и военных конфликтов. Этот фактор приобретает сегодня особенно серьезное звучание. По многим данным, число стран, способных в короткие сроки заиметь такое оружие, приближается к двадцати. В этом числе немало государств и режимов, приверженных военно-силовым методам разрешения проблем и противоречий.

Обострение региональных конфликтов на политической, национально-этнической и религиозной почве, их милитаризация.

Цепь вооруженных конфликтов буквально опоясывает основные регионы мира. Это Ближний и Средний Восток (Афганистан, Ирак, Израиль, Палестина), Юго-Восточная Азия (Камбоджа), Южная Африка (ЮАР, Ангола, Мозамбик), Юго-Восточная Европа (Югославия, Кипр) и другие. В вооруженные столкновения оказались втянутыми независимые государства Содружества (Армения, Молдова, Таджикистан) и государства, не вошедшие в состав Содружества (Азербайджан, Грузия). Об опасном распространении пламени конфликтов в глубь нашего геостратегического пространства свидетельствует столкновение между Северной Осетией и Ингушетией. Это уже Россия.

Учитывая уроки новейшей истории - а первая мировая война, как известно, была спровоцирована этническим конфликтом между Австро-Венгерской империей и Сербией - правомерно считать, что вооруженные конфликты сегодня все больше приобретают роль детонатора губительного взрыва, несут нарастающую угрозу национальной и коллективной безопасности государствам Содружества и всему миру. Таким образом, есть все основания говорить о процессах, развитие которых способно привести к возникновению другой крайности - многополярной структуры мира.

Такое дробление, сопровождающееся очевидным обострением противоречий между существующими и вновь возникающими центрами силы, способно придать дестабилизирующим факторам подавляющее значение и в конечном счете взорвать ситуацию. В этом плане многополярная структура несостоятельна, бесперспективна и опасна точно так же, как и монополярная. Как той, так и другой присущи внутренняя несбалансированность вследствие отсутствия в них сопоставимых по основным геостратегическим параметрам противовесов. Именно это порождает хроническую неустойчивость, непредсказуемость всей системы международных отношений, а в конечном счете ведет к подрыву национальной, коллективной и всеобщей безопасности.

Сказанное в полной мере относится к СНГ. Что больше устраивало мировое сообщество, отвечало интересам стабильности, прогресса, безопасности -единый, демократически преобразованный Союз или многополярное СНГ? Думаю, ответ очевиден. Мировому сообществу нужна не расколотая, противоборствующая, непредсказуемая, сотрясаемая кризисами, конфликтами шестая часть планеты, а единая, сплоченная, органично включенная в круг интересов Юга, Востока и Запада, способная стать надежным балансиром (в единственно устойчивой биполярной мировой системе), залогом региональной и общей стабильности и безопасности.

С этой точки зрения право и обязанность Содружества Независимых Государств состоят в том, чтобы занять подобающее ему весомое место в мировом сообществе, разделить ответственность за международную безопасность, обеспечить сбалансированность мировой структуры во имя будущего народов всего мира.

С учетом социально-экономического, духовного, военного потенциалов, которыми располагают входящие в Содружество государства, эта цель вполне реальна. Но достижение ее прямо зависит от устойчивости, предсказуемости, управляемости внутриполитической обстановки в государствах-участниках СНГ, в целом в Содружестве. К сожалению, сегодня она характеризуется полным набором сложностей и болезней переходного периода. И чтобы они не приобрели хронического характера, а такая опасность существует и будет существовать до тех пор, пока каждое государство пытается справиться с ними в одиночку. Важно выявлять и сообща выкорчевывать первопричины нестабильности. Из их широкого спектра я бы выделил несколько, которые считаю главными.

Первое. Национализм, паразитирующий в некоторых государствах нашего Содружества на благородной идее возрождения суверенитета и государственности. В угоду ему в ряде случаев попираются элементарные права человека. Обыденной становится дискриминация национальных меньшинств и иноязычной части населения. Исключается сама возможность сохранения территориально-культурного этноса и автономии в местах компактного проживания меньшинств. Нарастающий дестабилизирующий потенциал имеет увеличивающаяся миграция сотен тысяч людей, сорванных с обжитых мест несправедливостью и насилием. Страшным по своей взрывной силе резервуаром напряженности может стать ситуация вокруг 25 миллионов русских, находящихся ныне за пределами Российской Федерации и в одночасье превращающихся в обездоленных.

И в этой связи мне представляется чрезвычайно важной роль Вооруженных Сил как мощного нравственно-психологического заслона от национализма. Сохранение связей офицерского корпуса, общие основы военной школы, программ подготовки войск, обучения и воспитания личного состава, взаимодействие и сотрудничество органов военного управления, работа в коллективных структурах, совместное выполнение оборонных и миротворческих задач - все это и многое другое укрепляет материальную ткань интернационализма.

В этом смысле мы, военные, объективно являемся примером для других государственных структур. Важно закрепить и углубить это благотворное влияние, так как, если нынешнее поколение людей позволит заразить себя национализмом, жизнь последующих поколений превратится в кромешный ад.

Второе. Территориальный вопрос подобно мине замедленного действия заложен под взаимоотношения народов бывшего СССР формально-бюрократическим, произвольным определением границ республик и автономных образований. Большинство ныне независимых государств Содружества имело в прошлом по сути условные границы, лишенные обязательных государственных атрибутов и служб. Не всем удается удержаться от искушения распространить зону своих национально-государственных интересов за пределы существовавшего прежде административного деления.

Все это чрезвычайно осложняет взаимоотношения, настоятельно требует совместных, согласованных, скоординированных действий. Особая ответственность ложится на руководство и личный состав национальных и Объединенных Вооруженных Сил Содружества. Они не должны быть орудием политических игр, средством удовлетворения амбиций. Верность народу, Конституции, закону - важнейший фактор политической стабильности.

Третье. Неравномерность социально-экономического развития государств Содружества складывалась исторически вследствие конкретных географических, демографических, иных условий и существенно компенсировалась кооперацией производства, разделением труда, координацией всей народно-хозяйственной жизни бывшего Союза. Дезинтеграционные процессы, сопровождающиеся резким снижением жизненного уровня народа, обострением всего спектра социально-политических, национально-этнических и религиозных противоречий, практически либо разрушили, либо заблокировали все компенсаторные механизмы.

Если говорить о военной области, то совершенно очевидно, что некоторым государствам объективно не под силу самостоятельно и эффективно строить свою национальную оборону, не прибегая к помощи других стран. Но за нее, как известно, надо платить, а это тоже многим, как говорится, не по карману. Получается парадокс: политический суверенитет есть, но обеспечить его ни в экономическом, ни в военном плане отдельные государства не в состоянии.

В этих условиях особую значимость приобретают разработка и реализация согласованной, скоординированной в масштабе Содружества военно-технической политики, выполнение совместных программ производства вооружения и военной техники, материально-технического обеспечения войск, совершенствования военной инфраструктуры, учет возможности ее функционирования в мирное и военное время. Комплекс проблем, имеющихся в этой области, составляет важное направление научных исследований и практической работы по формированию и совершенствованию системы военной безопасности и коллективной обороны.

Четвертое. Несовпадение национально-государственных интересов в силу национальной самобытности каждого народа, конкретных исторических условий жизни вполне объективно и естественно. Оно может и должно уменьшаться за счет встречных шагов, разумных компромиссов, всесторонней координации. На практике же борьба за раздел и передел наследства бывшего СССР, происходящая при отсутствии необходимой правовой базы и при остром дефиците выдержки и доброй воли, приобретает порой совершенно неприемлемые формы. Это относится к разделу Вооруженных Сил СССР и их имущества. Вызывает сожаление, что порой игнорируются и попираются интересы и права военнослужащих, есть случаи посягательства на их жизнь, честь и достоинство. Похищенное преступным путем оружие используется неконституционными формированиями, способствует милитаризации конфликтов.

Чрезвычайно обостряют проблемы безопасности односторонние, волюнтаристские подходы к выводу российских войск из государств, не вошедших в Содружество - Эстонии, Латвии, Литвы, Грузии. Здесь сложный узел проблем (политических, социальных, экономических, правовых, дипломатических, военно-технических) , которые требуют самого пристального внимания всех причастных к ним стран. Если их не решить на правовой, гуманной основе, в полной мере учитывающей интересы военнослужащих и членов их семей, часть армейских организмов может превратиться в неуправляемые вооруженные формирования. Что последует за этим, мне кажется, пояснять не надо.

Пятое. "Центробежный синдром", порожденный инерцией разрушения "центров", распространяется в ряде независимых государств на все более низкие уровни, взрывая структуры и механизмы, обеспечивающие нормальное функционирование экономики, да и всей жизненной инфраструктуры. С одной стороны, это может привести к распаду отдельных стран на более мелкие образования, а с другой - к появлению конгломератов конфедеративного типа, стремящихся к максимальному суверенитету уже вне рамок административных единиц бывшего Союза и настоящего Содружества. Характерно, что для выяснения отношений при этом все чаще апеллируют к военной силе. Это способно подорвать не только внутригосударственную, но и общую стабильность, породить очага напряженности, насилия и кровопролития, чреватые большой войной.

Было бы безответственным рассчитывать, что источники нестабильности, угрожающие национальной и общей безопасности государств Содружества, исчезнут сами собой. Нужна активная, целенаправленная, согласованная работа по их устранению, локализации негативных явлений и процессов. Залогом результативности ее является, по моему глубокому убеждению, создание эффективных механизмов совместного обеспечения военной безопасности, коллективной обороны государств Содружества.

Нам с вами предстоит решить задачу создания системы военной безопасности. Она непростая, тем более в условиях острого социально-экономического и политического кризиса, формирования и становления национальной государственности и национальных армий. Однако ряд важных шагов по решению этой проблемы нами сделан. В Содружестве принято около двухсот документов, причем около ста по военным вопросам. К сожалению, из-за отсутствия эффективных механизмов реализации не все они работают. В направлении их создания кое-что уже сделано, но предстоит сделать значительно больше. Во всяком случае, хорошая база для этого создана. Я имею в виду, во-первых, то, что Силы общего назначения в основном приобрели государственную принадлежность; во-вторых, все тактическое ядерное оружие перемещено на территорию России в строгом соответствии с Алма-Атинским соглашением от 21 декабря 1991 года; в-третьих, начат и развивается процесс подписания двусторонних соглашений по оборонным вопросам между государствами СНГ; в-четвертых, принята Концепция военной безопасности. Ее подписание подтверждает общность военно-политических целей государств Содружества, официально отраженных в них взглядов на защиту от внешних угроз, на обеспечение независимости, территориальной целостности и политической стабильности. Этот документ фактически является базой для разработки согласованных национальных военных доктрин. В-пятых, определены международно-правовой статус, функции и полномочия Главного командования ОВС СНГ, в том числе в вопросах координации строительства Вооруженных Сил государств Содружества.

Порой приходится слышать критические высказывания в адрес Концепции военной безопасности за то, что в ней не определены вероятные (потенциальные) противники. Авторы таких высказываний не желают считаться с радикальными переменами в современном мире, не хотят расставаться с привычными стереотипами. Им обязательно подавай "образ врага", причем конкретного. Но, может быть, пора переосмыслить подходы к нашему месту и роли в современном мире, заняться не выискиванием "врагов", а строительством новой системы взаимоотношений государств, новой системы безопасности, основанной на доверии и сотрудничестве? Конечно, при этом важно всегда оставаться на почве политических реалий, что называется не расслабляться, внимательно анализировать факторы риска и в каждом конкретном случае предпринимать адекватные меры. И лучше всего, чтобы они были совместными, согласованными, скоординированными. В этой связи принципиальное значение имеет то, что, к счастью, без чрезвычайных катаклизмов нами пройден тяжелый и болезненный этап раздела бывших Вооруженных Сил СССР. Они, я имею в виду прежде всего Силы общего назначения, превратились в национальные, хотя и с грузом множества нерешенных, либо не до конца решенных проблем - от социальных, бытовых, морально-психологических до материально-технических, оперативных, государственно-правовых и международных.

В последнее время я слышу критику в свой адрес по поводу того, что всегда остаюсь приверженцем идеи Объединенных Вооруженных Сил, которую, дескать, нельзя осуществить без предварительного полного раздела Вооруженных Сил бывшего СССР на национальные. Должен сказать, что идею создания ОВС по нетипичной, нестандартной схеме я выдвинул тогда, когда центробежные тенденции, процессы суверенизации сделали фактически невозможным сохранение единых Вооруженных Сил. У всех нас на памяти возникшая в связи с этим драматическая ситуация, из которой, считаю, нам удалось выйти с честью, избежав конфронтации и гражданской войны.

Смысл отстаиваемой мной идеи Объединенных Вооруженных Сил состоял в том, чтобы в рамках необходимого и достаточного по продолжительности переходного периода обеспечить цивилизованную трансформацию единых Вооруженных Сил в национальные армии при сохранении важнейших элементов общего оборонного пространства, единой военной инфраструктуры. Экономические, военно-технические и собственно военные преимущества, получаемые при этом всеми государствами Содружества, совершенно очевидны. Но главное все же заключалось в том, чтобы защитить жизненные интересы военнослужащих и их семей, и без того сложное положение которых усугублялось в связи с созданием в независимых государствах собственных армий.

Функции и задачи Объединенных Вооруженных Сил на первом этапе предусматривались такие же, что и у ВС СССР. В дальнейшем, решая социальные и правовые вопросы военнослужащих, на базе соединений, частей, учреждений ОВС по мере приобретения ими национально-государственных признаков можно было бы создавать собственные армии. Параллельно с этим формировать военно-политический или политико-военный союз государств, которые пожелали бы этого.

К сожалению, данная идея натолкнулась на поспешные, односторонние, зачастую неподготовленные, игнорирующие права и интересы десятков и сотен тысяч военнослужащих действия политиков и военных руководителей некоторых независимых государств. Во многом следствием этого стали те огрехи, сложности и трудности в военном строительстве, которые им имеем сейчас. Но что же теперь мешает создавать нормальные Объединенные Вооруженные Силы, когда уже есть национальные?

Достигнутая определенность с Силами общего назначения позволяет сегодня более предметно заняться вопросами трансформации вооруженных сил государств Содружества в Объединенные Вооруженные Силы, обеспечения национальной и коллективной безопасности в рамках СНГ,

Как вы знаете, Россия, Казахстан, Кыргызстан, Узбекистан, Армения, Таджикистан выступают за Объединенные Вооруженные Силы, за конкретные меры по созданию эффективной системы коллективной безопасности, о чем и подписали соответствующий Договор в Ташкенте 15 мая 1992 года. К сожалению, из всех стран, названных мной, пока ратифицировала это соглашение только Армения. Не все главы государств и руководители военных ведомств Содружества разделяют идеи коллективной безопасности, некоторые из них не подписывают принимаемые в рамках СНГ документы по военным вопросам. Однако, думаю, что стремление совместно и конструктивно решать вопросы оборонного строительства углубляется и крепнет, находит понимание и поддержку офицерского состава, с чем нельзя не считаться, исходя из этого, Главное командование, никоим образом не покушаясь на суверенитет государств Содружества в военной сфере, выступало и выступает за дальнейшее развитие двусторонних и многосторонних отношений, за интеграцию вооруженных сил на новой основе. Это и нашло закрепление в принятом в Бишкеке новом Положении о Главном командовании.

Хочу подчеркнуть, что у нас нет намерения создавать какие-либо надуманные военные структуры. Но опыт военного строительства, в том числе уже накопленный в СНГ, подтверждает необходимость иметь ряд таких органов, без которых неизбежны или дополнительные материальные затраты отдельных государств СНГ, или разрушение совокупного военного потенциала Содружества. В этой связи целесообразно рассмотреть возможность создания оперативных командований: ПВО "Юг" в составе сил России, Казахстана и государств Средней Азии, ПВО "Кавказ" с объединением сил и средств России, Армении, а также Азербайджана и Грузии. Можно подумать и о едином командовании ПРО, ПВО с условным названием "Запад".

С учетом ограниченных призывных ресурсов России, при согласии государств, где имеется избыток юношей призывного возраста, целесообразно рассмотреть создание смешанных, многонациональных военных формирований. Например, российско-казахских или российско-узбекских соединений и частей. Разумеется, с всесторонней проработкой условий прохождения службы в таких формированиях. Тем более, что роль России в Содружестве объективно возрастает и важно помочь ей обеспечить содержание по полной программе того количества войск, которое имеется в настоящее время. В дальнейшем, когда Россия выйдет на полуторамиллионный состав Вооруженных Сил, ей, по-видимому, достаточно будет и своих призывных ресурсов.

Анализ идущего в государствах Содружества процесса формирования национальных вооруженных сил, органов военного управления позволяет сделать некоторые выводы и предложения.

Первое. Если основу вооруженных сил составляют объединения, соединения и части бывшей Советской Армии, на базе которых после соответствующего их реформирования можно создать боеспособную армию, то с органами управления дела обстоят более сложно.

На наш взгляд, невозможно в короткий срок из штаба военного округа создать полноценное министерство обороны. Один генерал или офицер, получив назначение в вышестоящий орган управления, более или менее быстро может войти в курс дела. Но когда все вынуждены заняться вопросами государственного масштаба, то процесс становления в новом качестве отдельных генералов и офицеров, не говоря уже о коллективах, чреват существенными издержками и может затянуться. В связи с этим было бы целесообразным при Главном командовании организовать краткосрочные курсы по различным направлениям деятельности органов военного руководства. С лекциями и докладами по проблемам военной политики, военной стратегии, оборонного строительства, управления и другим могли бы выступить видные политологи, экономисты, военные ученые, военачальники, в том числе и зарубежные, скажем, из НАТО. Я не исключаю возможность организации таких курсов при В А ГШ, разумеется, при согласии МО РФ.

Второе. В свое время в Организации Варшавского Договора существовал институт представителей Главнокомандующего ОВС при союзных армиях. Как правило, это были генералы и офицеры с большим практическим опытом. Они находились при соответствующих должностных лицах министерств обороны -от министра, начальника генерального (главного) штаба до командира дивизии - и оказывали помощь в строительстве и подготовке союзных армий. О результатах этой работы можно судить по оценкам состояния армий некоторых государств Восточной Европы, сделанным экспертами НАТО. Они констатировали, что по уровню боевой готовности, подготовки, оснащения эти армии отвечали самым высоким требованиям.

Видимо, есть смысл сообща подумать о создании подобной системы в СНГ. Полагаю, что это могло бы сыграть существенную роль в становлении и согласованном совершенствовании национальных армий, всех военных структур.

Третье. На наш взгляд, без науки создать современную армию нельзя. А что мы имеем на сегодняшний день? В независимых государствах практически нет собственных военных научно-исследовательских институтов и академий. Видимо, через Главное командование можно было бы организовать на первых порах выполнение научных и научно-исследовательских разработок по заказам министерств обороны государств Содружества в НИИ России, тем самым подготовив переход к более совершенной форме научной и исследовательской работы - совместному выполнению комплексных НИР и программ, эффективному решению научных проблем.

Хочу привлечь ваше внимание и к некоторым другим направлениям совместного решения оборонных задач. Я имею в виду, в частности, необходимость активной теоретической разработки и практического освоения вопросов, связанных с комплектованием, подготовкой, применением группировки сил общего назначения, необходимых для предотвращения локальных конфликтов на внешних границах СНГ, отражения возможной агрессии. Целесообразно срочно приступить к согласованию оперативного планирования, организации взаимодействия и всех видов обеспечения, совершенствованию системы управления. Здесь - широкий простор для нашей коллективной военной мысли.

В серьезном анализе, детализации, творческом осмыслении нашего собственного и международного опыта, выработке оптимальных решений нуждаются и проблемы, связанные с организацией практического применения военных наблюдателей и Коллективных сил по поддержанию мира в Содружестве. Общими усилиями мы должны создать эффективный быстродействующий и безотказный механизм предотвращения и прекращения конфликтов, восстановления стабильности и мира. Тем более что НАТО уже конструирует такие структуры, не исключая их использования на территории СНГ. Сейчас опыт применения миротворческих сил, я имею в виду в масштабах СНГ, имеет только Россия. Штабу ОВС СНГ совместно с российскими военными структурами необходимо обобщить этот опыт для внедрения в практику подготовки и применения миротворческих сил в других государствах Содружества.

Таков, вкратце, круг основных актуальных проблем, относящихся к силам общего назначения. Что касается Стратегических ядерных сил, то здесь сохраняется достаточно неопределенная обстановка. За последнее время позиции России, Беларуси и Казахстана по ним удалось максимально сблизить. Но окончательной ясности в вопросах государственной принадлежности и руководстве пока еще нет. Сложилась беспрецедентная ситуация, когда страшное по своей разрушительной силе оружие не имеет государственности. По всем соглашениям и нормам - международным и СНГ - оно должно быть российским. Формально это признается всеми, а фактически кое-кто всячески оттягивает решение вопроса, что вызывает обеспокоенность в мире. Мне довелось говорить об этом со многими политическими и военными руководителями западных стран. И все они выражали, мягко говоря, недоумение по поводу искусственно создаваемой двусмысленной ситуации. "Ну, что из того, - говорят они, - что американские стратегические силы стоят на территории Великобритании, Италии. Что, мы от этого менее самостоятельны и независимы? Конечно, нет". А у нас порой лозунг политического суверенитета берет верх над здравым смыслом.

Заявив о выводе со своей территории всего ядерного арсенала к концу 1994 года, Украина на практике не дает согласия на перемещение на территорию России 600 ядерных боеприпасов Дальней авиации, которые при наличии носителей (а они на ее территории имеются) могут вызвать опасный прецедент. Кроме того, на Украине создан центр по административному управлению ядерным оружием. В нарушение подписанного в СНГ Соглашения начался процесс принятия украинской присяги в Стратегических ядерных силах. При таком положении дел невозможно обеспечить эффективный контроль как со стороны ГК ОВС СНГ, так и со стороны России - единственного государства СНГ, имеющего статус ядерной державы, за техническим состоянием и ядерной безопасностью этих сил, размещенных на территории Украины, Думаю, ясно, к каким серьезным последствиям, в первую очередь для самой Украины и всего региона (мира в целом), это может привести.

В Бишкеке в связи с уходом в отставку генерала армии Максимова Ю.П. было принято решение: функции Командующего Стратегическими силами возложить на Главнокомандующего ОВС СНГ. Очевидно, это правильно, имея в виду переходный период. Но, как вы понимаете, Главком ОВС и само Содружество - это не государство и не над государственная надстройка. А ядерное оружие, как важнейший компонент вооруженных сил, безусловно, должно иметь государственную принадлежность. На мой взгляд, было бы логичным и правомерным с точки зрения международных договоров и соглашений, подписанных в СНГ, командование Стратегическими силами иметь в Российской Федерации - единственной преемнице ядерного статуса СССР. Условия для создания такого командования должны обеспечить договоры России с остальными тремя государствами Содружества о статусе Стратегических сил, порядке управления ими, всестороннем обеспечении и сроках вывода на российскую территорию. В этом случае управление этими силами осуществлялось бы при непосредственном участии Главнокомандующего ОВС СНГ до тех пор, пока оружие будет находиться на территории четырех государств, и может сводиться к выработке и принятию решения на применение, координации ядерной политики государств СНГ, организации процесса сокращения СНВ и реализации мер по обеспечению ядерной безопасности. В результате, на мой взгляд, будет обеспечено эффективное ядерное сдерживание посредством российского "ядерного зонтика" как сердцевины сбалансированной системы военной безопасности и коллективной обороны. Мне такая схема представляется взвешенной, реалистичной и потому жизненной, отвечающей не только интересам народов Содружества, но и всего мира.

Уверен, что в ходе творческой дискуссии на нашей конференции, а затем - в процессе повседневной работы в органах управления национальных и Объединенных Вооруженных Сил будет продолжен поиск решений, интегрирующих коллективный опыт и разум. Как бы сложен и противоречив ни был переживаемый нами период, принципиально важно для настоящего и будущего исходить из того, что мы - естественные, исторические союзники. Мне кажется, это - аксиома. Стабильность и мир на нашей земле зависят от взаимопонимания, согласия и дружбы, от скоординированных действий по обеспечению надежной национальной и коллективной безопасности.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации