ВОЙСКА ПВО НАКАНУНЕ ''РАСКАССАЦИИ''

ВКО №2 (27) 2006

ВОЙСКА ПВО НАКАНУНЕ ''РАСКАССАЦИИ''ВОЙСКА ПВО НАКАНУНЕ ''РАСКАССАЦИИ''

Сергей ВОЛКОВ

кандидат военных наук,

старший научный сотрудник,

профессор АВН Российской Федерации,

полковник

Еще в 1994 г. главкоматом Войск противовоздушной обороны предлагалась организация ВКО, к которой намерены вернуться только после 2011 г.

Представляемый вниманию читателей "ВКО" материал является логическим дополнением к статье "ВВС на крутых виражах" (ВКО № 6 за 2005 г. и № 1 за 2006 г.). В этом исследовании рассматриваются вопросы становления и развития российских Войск противовоздушной обороны с момента их образования в 1992 г. и по 1996 г.

ВОЙСКА ПВО НАКАНУНЕ ''РАСКАССАЦИИ''

Соблюдая принятые методологические подходы ("ВКО" № 5 за 2005 г.), подчеркнем лишь те факторы и условия, которые в наибольшей степени повлияли на формирование и становление Войск противовоздушной обороны Российской Федерации. Напомним, что основным содержанием практической деятельности по формированию ВС РФ в первые годы рассматриваемого периода (1992-1993 гг.) стало возрождение видов Вооруженных Сил из того, что осталось на территории России и завершение их формирования.

Войска противовоздушной обороны традиционно являлись одним из наиболее интеллектуальных видов ВС, оснащенных самым современным вооружением и военной техникой. За период своего существования они, так же как и ВВС, неоднократно подвергались различным организационным изменениям. И, как и в ВВС, в последние десятилетия существования Советской Армии наиболее характерными были для них мероприятия, касающиеся изменения порядка подчиненности объединений Войск ПВО. Кратко рассмотрим суть последних из них, поскольку в дальнейшем придется опираться и на этот опыт тоже.

ЭКСПЕРИМЕНТ МАРШАЛА ОГАРКОВА

К 1980 г. Войска ПВО страны организационно включали два округа ПВО (Московский и Бакинский), восемь отдельных армий ПВО (6-я - Ленинград, 2-я - Минск, 8-я - Киев, 10-я - Архангельск, 4-я - Свердловск, 14-я - Новосибирск, 11-я - Хабаровск, 12-я - Ташкент), армию и два корпуса войск ракетно-космической обороны.

Родами Войск противовоздушной обороны являлись зенитные ракетные войска, авиация ПВО, радиотехнические войска и войска ракетно-космической обороны. Возглавлял противовоздушную оборону главнокомандующий Войсками ПВО страны - заместитель министра обороны СССР. Он же являлся командующим войсками ПВО государств - участников Варшавского Договора.

27 декабря 1979 г. Советом обороны СССР было принято решение "О повышении эффективности управления ВС СССР и дальнейшем совершенствовании их организационной структуры".

Приказ Министра обороны от 5 января 1980 г. конкретизировал указанное решение. Территория страны в очередной раз была разделена по противовоздушной обороне на приграничные и внутренние районы. В приграничных районах были ликвидированы Бакинский округ ПВО, 2-я (Минск), 6-я (Ленинград), 10-я (Архангельск), 11-я (Хабаровск) отдельные армии ПВО. Соединения и части ПВО расформированных объединений ПВО вошли в состав военных округов.

Из переданных корпусов и дивизий ПВО истребительные авиационные полки ПВО были выведены и включены в состав ВВС военных округов. Корпуса и дивизии ПВО при прежних названиях фактически стали корпусами и дивизиями только наземных средств ПВО, точно так же, как было до Великой Отечественной войны.

В состав главкомата Войск ПВО страны вошел аппарат начальника войск ПВО Сухопутных войск, возглавляемый командующим войсковой ПВО - первым заместителем главнокомандующего Войсками ПВО.

К чему привели эти организационные новации? Начнем с того, что в границах военных округов не обеспечивалась полная реализация боевых возможностей сил и средств ПВО. В частности, радиус действий истребителей ПВО порой в 2-3 раза превышал размеры территории самих военных округов. Зоны огня ЗРК дальнего действия также выходили за их границы и обеспечивали поражение воздушного противника по информации, поступающей от средств разведки частей или соединений ПВО соседних военных округов.

Возникла необходимость в дополнительной организации взаимодействия не только на оперативном, но и на тактическом уровне как между командованиями ВВС и ПВО военных округов, так и корпусами и дивизиями ПВО с истребительными авиадивизиями и отдельными полками ВВС.

В период с 1980 по 1985 г.г. в семи приграничных военных округах 13 истребительных авиационных полков (8 из них - переданные из объединений ПВО) были переформированы в полки ударной авиации, что значительно ослабило противовоздушную оборону вблизи госграницы.

Во всех округах снизился уровень боевой выучки летного состава. За пять лет в шесть раз сократилось количество учебных вылетов истребителей для перехвата воздушных целей в автоматизированном режиме управления.

Значительно усложнились применение и организация взаимодействия сил и средств ПВО в системе ПВО государств - участников Варшавского Договора. Развернутые системы автоматизированного управления войсками ПВО в новой структуре использовались лишь частично.

Практика показала очевидное несовершенство созданной структуры войск и системы ПВО. 24 января 1986 г. ЦК КПСС и Совет Министров СССР приняли постановление с тем же названием - "О повышении эффективности управления Вооруженными Силами СССР и дальнейшем совершенствовании их организационной структуры".

Этим постановлением отменялись ранее принятый документ (постановление от 27.12.1979 г.) и соответствующий приказ МО СССР 1980 г. В приграничных районах страны вновь создаются отдельные армии ПВО, непосредственно подчиненные Главнокомандующему Войсками ПВО и оперативно - командующим войсками стратегических направлений. Вместо Бакинского округа ПВО была сформирована 19-я отдельная армия ПВО со штабом в г. Тбилиси. Управление командующего войсками ПВО СВ возвращено в состав главкомата Сухопутных войск.

Таким образом, к моменту образования Вооруженных Сил РФ Войска ПВО подошли в качестве самостоятельного вида ВС, имеющего в непосредственном подчинении двенадцать объединений ПВО общей численностью (с учетом гражданского персонала) почти 500 тыс. человек. После распада СССР за пределами России осталось три объединения Войск ПВО (численностью примерно в 107 тыс. военнослужащих).

ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ

Ранее в ходе планового перевооружения вся новая боевая техника Войск ПВО поступала, прежде всего, в объединения первого оперативного эшелона системы ПВО государства, развернутые в приграничной полосе Советского Союза. Именно поэтому в силу специфики оперативного построения группировок Войск ПВО за пределами России остались самые боеготовые соединения и части, оснащенные наиболее современной техникой и вооружением ПВО. В войсках ПВО России осталось не более 70% сил и средств ПВО СССР. Но и в этом составе они оказались способны выполнять возложенные на них задачи.

ВОЙСКА ПВО НАКАНУНЕ ''РАСКАССАЦИИ''Организационно-штатные мероприятия, проводимые в Войсках ПВО после 1991 г., были направлены на сокращение воинских частей, оснащенных устаревшими образцами техники и вооружения ПВО. Сокращался боевой состав, снижался статус органов военного управления и численность воинских формирований их обеспечения и охраны.

В этих условиях решение на организацию противовоздушной обороны Российской Федерации (и применение войск в операциях) главнокомандующий Войсками ПВО генерал-полковник авиации Виктор Прудников принимал, исходя из установленной ему приказом Министра обороны (от 10.8.1992 г.) штатной численности Войск ПВО в 270 тыс. военнослужащих (и 35 тыс. рабочих и служащих).

Всего на территории Российской Федерации для прикрытия Войсками ПВО было определено около полутысячи важнейших объектов, примерно поровну - объекты экономики и инфраструктуры страны (51%) и объекты Вооруженных Сил (49%). Это были объекты, обеспечивающие сдерживание и срыв агрессии. Из них непосредственному зенитному ракетному прикрытию подлежало до 70%, а остальные должны были прикрываться в общей системе ПВО силами истребительной авиации.

Кроме того, Войска ПВО должны были прикрывать главные группировки Вооруженных Сил при подготовке и в ходе проводимых ими операций. Однако на практике оказалось, что свое решение главкому Войск ПВО приходилось уточнять слишком часто.

Директивой Министра обороны от 11.10.1993 г. численность Войск ПВО к 1.01.1995 г. было предписано сократить до 250 тыс. военнослужащих, а уже 31 августа 1994 г. Генеральный штаб к 1.01.1996 г. запланировал сокращение Войск ПВО до уровня 180 тыс. военнослужащих.

Это вынуждало командование Войск ПВО:

на треть сократить количество объединений ПВО (с 9 до 6);

все подразделения соединений и частей РТВ внутри территории страны переформировать в кадр, в северных районах Сибири и Дальнего Востока - расформировать;

вдоль Государственной границы России оставить только одну линию подразделений РТВ постоянной готовности, остальные подразделения в 150-км приграничной полосе содержать в сокращенном составе со сроками включения РЛС 20-30 минут.

Возможности Войск ПВО существенно снижались:

в 2-3 раза поднималась высота нижней границы дежурного радиолокационного поля на Западном и Южном направлениях;

государственная граница могла контролироваться только с высот: 100-200м - менее 10% ее протяженности, 1000 м - до четверти, и на высотах 10000 м - до трети;

полностью терялся контроль государственной границы в воздушном пространстве на северном направлении от Ямала до Чукотки, полетов над районами Западной и Восточной Сибири;

пресечение полетов воздушных судов-нарушителей становилось возможным только в глубине территории страны на удалении в 80-750 км от государственной границы, а всякое воздействие по ним над 35-40% территории России (Западная и Восточная Сибирь, Чукотка) практически исключалось.

Таким образом, Войска ПВО были поставлены в условия, при которых фактически уже не могли выполнить требования Законов Российской Федерации "О государственной границе" и "Об обороне".

ВОЙСКА ПВО НАКАНУНЕ ''РАСКАССАЦИИ''При столь масштабном сокращении приходилось полностью снимать с боевого дежурства по ПВО зенитные ракетные войска и непосредственное прикрытие более чем со 120 важнейших объектов экономики, инфраструктуры страны и Вооруженных Сил.

Доля непосредственно прикрываемых объектов снижалась вдвое. Без прикрытия оставались более 40% стратегических ядерных сил, 30% объектов правительственной связи, половина радиационно- и ядерноопасных объектов, две трети объектов спецхимии и 100% ГЭС.

Фактически ликвидировалась система дальнего действия С-200, хотя ее ресурс исчерпывался только к 2005 г.

При численности Войск ПВО в 180 тыс. военнослужащих практически разрушалась система противовоздушной обороны Российской Федерации, и Войска ПВО, как вид Вооруженных Сил, переставали быть войсками постоянной боевой готовности.

Могла быть сорвана важнейшая задача по прикрытию объектов экономики, инфраструктуры страны, развертывания Вооруженных Сил и проведения стратегической операции по отражению воздушно-космического нападения противника. С учетом отсутствия достаточного количества финансовых средств на подготовку мобресурсов сроки развертывания частей зенитных ракетных и радиотехнических войск увеличивались в 3-4 раза. Результатом таких действий мог стать и срыв мобилизационного развертывания системы противовоздушной обороны Российской Федерации.

ЧИСЛЕННОСТЬ СОКРАЩАЕТСЯ, ЗАДАЧИ - НЕ СНИМАЮТСЯ

Оценив последствия такого сокращения, главное командование Войск ПВО вынуждено было обратиться к министру обороны и начальнику Генерального штаба с просьбой уведомить лично президента и Совет безопасности России о принципиальной невозможности Войск ПВО при численности 180 тыс. военнослужащих выполнить требования указов президента и законов Российской Федерации.

Не получив на свои просьбы ответа из Министерства обороны, 27 сентября 1994 г. главнокомандующий Войсками ПВО доложил все проблемные вопросы лично секретарю Совета безопасности РФ О.И. Лобову. Последний все обоснования Войск ПВО изучал более двух недель. Затем доложил президенту, однако никакой реакции на это сообщение не последовало. Войска продолжали сокращаться. Задачи между тем оставались прежними. Напряженность боевого дежурства только росла.

Так, только за 10 месяцев 1995 г. дежурными силами Войск ПВО было вскрыто 925 полетов самолетов разведывательной авиации и ДРЛО Е-3 АВАКС иностранных государств вблизи границ Российской Федерации. На разведывательную авиацию возлагались задачи контроля состояния боевой готовности, характера деятельности ВС РФ, изменений в оперативном оборудовании приморских районов Российской Федерации.

Решение указанных задач достигалось в ходе периодического выполнения полетов разведывательной авиацией и самолетами ДРЛО в интересующих районах. Воздушная разведка наиболее активно велась над акваториями Баренцева, Балтийского, Японского, Охотского морей, вдоль побережья Камчатки и островов Курильской гряды.

Общая интенсивность деятельности разведывательной авиации в 1995 г. по сравнению с 1994 г. увеличилась на 29% за счет возрастания количества полетов, выполненных базовой патрульной авиацией США и Японии над акваториями Японского и Охотского морей.

В 2,6 раза возросла активность деятельности самолетов ДРЛО Е-3 АВАКС ВВС США над акваторией Японского моря. В то же время, в семь раз сократилась интенсивность деятельности самолетов-разведчиков RC-135 вдоль побережья Камчатки в связи со снижением учебно-боевой деятельности РВСН и Тихоокеанского флота.

В 1995 г. продолжалось начатое в 1994 г. периодическое ведение разведки над акваторией Баренцева моря самолетами "Нимрод" ВВС Великобритании. Полеты проводились в основном в период проведения в данном районе оперативных мероприятий Северного флота.

Разведывательные полеты осуществлялись на высотах от 400 до 8000 м со скоростью 600-850 км/час. Минимальное удаление от государственной границы при ведении разведки составляло от 10 (Баренцево, Балтийское моря) до 30 км (на Дальнем Востоке).

Для повышения эффективности ведения воздушной разведки в 1995 г. командованием ВС США было принято решение о вводе в строй законсервированных стратегических самолетов-разведчиков SR-71.

Интенсивность деятельности разведывательной авиации в 1993-1995 гг. не снижалась, поэтому напряженность боевого дежурства по ПВО оставалась высокой и требовала значительного привлечения сил ПВО. Круглосуточно к выполнению задач боевого дежурства привлекались ЦКП Войск ПВО и командные пункты: семи объединений ПВО, 15-ти соединений ПВО, 27-ми иап, 57-ми зрп, 33-х ртп, 128-ми ПН ИА. Задачу выполняли 42 экипажа ИА, 41 зрдн и 370 орлр.

Ежедневно на боевое дежурство заступало более семи тысяч личного состава Войск ПВО. Кроме того, только в одной смене дежурных частей разведки, РЭБ и войск РКО дежурили ещё более 16-ти тыс. чел., а с учетом того, что их было три - почти 50 тыс. чел. Несмотря на это, решением Генерального штаба, войска продолжали сокращаться.

Как видно, катастрофическая динамика сокращения боевого и численного состава Войск ПВО объективных причин не имела. Вместе с тем, численность Войск ПВО за 1992-1996 гг. была сокращена почти в 2 раза.

В 1995 г., как и в предыдущие годы, тенденция к ухудшению общего состояния и снижению уровня технической готовности вооружения и военной техники Войск ПВО не только сохранилась, но и усилилась.

В истребительной авиации ПВО по различным причинам количество неисправных самолетов возросло до трети. Потребность в авиадвигателях для самолетов Су-27 удовлетворялась только на 10-12%, а для самолетов МиГ-31 - на 25-27%. Неуклонно снижался запас ресурса самолетов и двигателей. Более 20% самолетов простаивали из-за полной выработки ресурса или остатка ресурса двигателей менее 5 часов. Запас ресурса самолетного парка уменьшился до 50%.

ВОЙСКА ПВО НАКАНУНЕ ''РАСКАССАЦИИ''

Не выполнялся план поставки из промышленности новой техники. Из планируемых к поставке в 1994 г. радиотехническим войскам 96 образцов РЛС (РЛК) нового парка поставлено 28, из 20 комплектов КСА не поставлено ни одного. В 1995 г. не поставлено ни одного ЗРК С-300ПМ.

БОРЬБА ЗА СОХРАНЕНИЕ СИСТЕМЫ ПВО

В целях сохранения системы противовоздушной обороны Российской Федерации в условиях жестких ресурсных ограничений и ограничений в численности личного состава главкоматом Войск ПВО принимались все зависящие от него меры.

Основная практическая деятельность была сосредоточена на двух направлениях: создание системы воздушно-космической обороны государства и формирование предполья системы ПВО государства за счет Объединенной системы ПВО государств-участников СНГ.

Главкомат Войск ПВО полагал, что только путем объединения всех имеющихся войск, сил и средств ПВО, финансовых средств можно решить задачи воздушно-космической обороны государства.

По предложениям руководства вида Вооруженных Сил в соответствии с приказами Министра обороны 1992 и 1993 г. создаются зоны и районы ПВО. Единство боевого управления всеми войсками и силами ПВО в зонах и районах ПВО позволяло не допустить резкого снижения эффективности противовоздушной обороны. Зоны ПВО стали территориальным оперативным объединением, где все войска и силы ПВО (вне зависимости от их видовой принадлежности) выполняли единую задачу борьбы с СВН и прикрытия войск и объектов в установленных границах под руководством единого командира - командующего зоной ПВО (командующего соответствующей отдельной армией или округа ПВО). Впоследствии это дало основание и зарождению абсолютно новой по своему содержанию формы оперативного применения Войск ПВО - операции зоны ПВО.

Приграничные зоны ПВО были переданы в оперативное подчинение командующим войсками военных округов. На них возлагалась и ответственность за оборону объектов. В глубине территории страны ответственность за оборону объектов сохранялась за главнокомандующим Войсками ПВО.

Сохранялось централизованное оперативное руководство противовоздушной обороной страны, а использование имевшейся системы управления Войск ПВО должно было обеспечить руководство боевыми действиями всех сил и средств зон (районов) ПВО как при несении боевого дежурства, так и при отражении ударов воздушного противника. Однако вызывало сомнение возможность надежного, устойчивого управления ПВО со стороны командования военными округами, не наделенного полномочиями по изменению группировки сил и средств ПВО страны и подлежащего замене с началом военных действий.

Таким образом, в начале 1980-х и середине 1990-х гг. проводятся две однородные по своему характеру реорганизации, причем последняя не учитывала факт отказа от предыдущей. Обе противоречили опыту Великой Отечественной и локальных войн. В созданных структурах разобщалась ответственность за противовоздушную оборону объектов на территории страны и подчиненность войск, решавших общую задачу.

ВОЙСКА ПВО НАКАНУНЕ ''РАСКАССАЦИИ''Прошедшая война заставила отказаться от такой организации обороны, но спустя полвека она вводилась вновь. Вместе с тем, все надеялись, что начатое реформирование Вооруженных Сил РФ поправит дело, и организационная структура противовоздушной обороны будет в полной мере соответствовать формам и способам применения войск и сил ПВО, так как оргструктура войск всегда являлась подчиненной форме их применения.

Особая роль отводилась подготовке и принятию 13 июля 1993 г. Президентом России Указа "О противовоздушной обороне в Российской Федерации". Его значение до сих пор трудно переоценить. Раскрывая перспективу, в нем определялось главное: как должна строиться перспективная система воздушно-космической обороны государства и порядок руководства ею.

Суть указа сводилась к следующему: воздушно-космическая оборона Российской Федерации строится как единая система, состоящая из систем разведки и предупреждения о воздушно-космическом нападении, ракетно-космической обороны, противовоздушной обороны и системы управления и основывается на следующих принципах: единой ответственности, сосредоточении основных усилий, эшелонирования построения воздушно-космической обороны с комплексным использованием всех сил, быстрого реагирования, решения задач совместно с войсками и силами ПВО других государств-участников Содружества Независимых Государств в объединенной системе воздушно-космической обороны, объединения усилий министерств и ведомств Российской Федерации, единого управления объединениями ПВО, войсками и силами ПВО Военно-воздушных сил, военных округов и флотов в зонах и районах ПВО.

Что касалось руководства системой ВКО, то указывалось - общее руководство воздушно-космической обороной Российской Федерации возлагается на Генеральный штаб Вооруженных Сил, а непосредственное - на главнокомандующего Войсками ПВО, которое он осуществляет с Центрального командного пункта Войск ПВО через непосредственно подчиненных ему командующих объединениями ракетно-космической обороны и зонами ПВО.

К сожалению, высшее военное руководство страны быстро забыло требования указа и, не отменяя его, претворяло в жизнь решения по изменению структуры ВС РФ, идущие в разрез требованиям Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами.

В 1992-1995 гг. активно проводилась работа по подготовке и выполнению указа президента Российской Федерации от 14 января 1994 г. "О создании федеральной системы разведки и контроля воздушного пространства".

Объединение в этой системе сил радиолокационной разведки Министерства обороны и Министерства транспорта позволило в какой-то мере сохранить радиолокационное поле. Были разработаны соответствующие предложения для организации боевого дежурства по противовоздушной обороне в условиях значительного сокращения численности Вооруженных Сил.

Указом Президента Российской Федерации от 20 июля 1994 г. вводится в действие Положение о центральной межведомственной комиссии Федеральной системы разведки и контроля воздушного пространства Российской Федерации.

Совместно с промышленностью завершена разработка комплексного проекта воздушно-космической обороны Российской Федерации, определены порядок и сроки создания ВКО России.

В апреле 1994 г. указом Президента России принимается на вооружение система ПВО г. Москвы и Московского промышленного района (система С-50), 17 февраля 1995 г. - система противоракетной обороны г. Москвы А-135, а 25 декабря 1996 г. - космическая система обнаружения стартов баллистических ракет с континентов, морей и океанов первого этапа.

В соответствии с распоряжением Правительства Российской Федерации от 22 апреля 1994г. в 1994-1996 гг. проводится комплексная НИР по определению и обоснованию перечня важнейших объектов РФ, требующих непосредственного прикрытия войсками и силами ПВО.

Весьма значительная работа была проведена главкоматом Войск ПВО и по второму направлению практической деятельности, направленному на повышение эффективности системы ПВО государства в условиях сокращения численности войск ПВО - решению по созданию Объединенной системы ПВО государств СНГ.

10 февраля 1995 г. главами государств СНГ такое соглашение было подписано (предварительно проведен целый ряд совместных тренировок Войск ПВО с силами и средствами ПВО государств СНГ). С 1 апреля 1997 г. начато совместное дежурство по противовоздушной обороне с силами ПВО Белоруссии, а с 1 мая к системе совместного дежурства присоединился Казахстан. В дальнейшем, по мере готовности, к дежурству подключались другие члены Соглашения.

ВОЙСКА ПВО НАКАНУНЕ ''РАСКАССАЦИИ''

Создание объединенной системы ПВО СНГ позволило (с известными ограничениями) вернуться к положению дел с противовоздушной обороной, существовавшее до 1992 г. Воссоздавалось (до определенной степени) информационное и огневое предполье на Западном, Юго-Западном и Южном направлениях.

Некоторые успехи давали основания надеяться на то, что пути реформирования Войск ПВО выбраны верно. Предпринятые командованием Войск ПВО меры позволили сохранить ведущую роль Войск ПВО в одной их важнейших форм стратегических действий ВС - стратегической операции по отражению ВКН противника и развивать новую форму их оперативного применения - операцию зоны ПВО.

ВОЙСКА ПВО НАКАНУНЕ "РАСКАССАЦИИ"

Бесконечное сокращение боевого и численного состава всех ВС РФ не могло не сказаться на изменении их структуры. Генеральный штаб к этому времени уже разработал их перспективный облик и настойчиво навязывал свое мнение видам Вооруженных Сил. Реально оценивая обстановку, главкомат Войск ПВО представил в Генеральный штаб и Министерство обороны собственные предложения по реформированию структуры Вооруженных Сил.

Руководители ПВО полагали, что реформирование структуры ВС РФ с одновременным сокращением их численности затруднит организованное проведение переформирования и сокращения войск и увеличит социальную напряженность. При этом будет снижено качество управления войсками. Учитывая оценки ГРУ ГШ о сохранении военной опасности для Российской Федерации, подчеркивалось, что подобное недопустимо.

Поэтому вначале в главкомате Войск ПВО считали целесообразным обеспечить плановое и организованное сокращение войск до установленной численности. Только затем можно начинать мероприятия по переходу к перспективной структуре Вооруженных Сил.

Однако эти предложения не нашли поддержки в Генеральном штабе и Министерстве обороны. Ни в одном из вариантов перспективной структуры Вооруженных Сил, разрабатываемых в стенах Генштаба, Войска ПВО, как вид Вооруженных Сил, не сохранялись.

Первый вариант реформирования ВС РФ предусматривал передачу ЗРВ и РТВ в Сухопутные войска, авиации ПВО - в ВВС, войск РКО - в Военно-космические силы. Это было повторением эксперимента 1979-1985 гг. Общий отрицательный итог подобного реформирования был хорошо известен.

Помимо вышеописанных недостатков подобной схемы, следует подчеркнуть, что в этом случае была бы полностью развалена система управления Войсками ПВО (на ее воссоздание после эксперимента 1979-1985 гг. было затрачено более 5 млрд. руб. в ценах 1985 г). Разрушенное управление тогда с трудом удалось восстановить только к 1992 г. Но при этом был утерян командный и оперативный состав, способный обеспечить комплексное применение всех сил ПВО и одновременно руководить средствами разведки, боевыми действиями ЗРВ, силами ИА и частями РЭБ.

В 1993 г. (по ходатайству министра обороны и начальника Генерального штаба ВС) президент Российской Федерации, осознавая необходимость организации обеспечения надежной защиты страны от ударов с воздуха и из космоса, издал Указ № 1032 "О противовоздушной обороне в Российской Федерации", в котором предусматривалось на базе Войск ПВО создать систему воздушно-космической обороны.

И вновь по первому варианту предлагалось разрушить полностью Войска ПВО. Реально оценивая отрицательные последствия подобного шага, главкомат Войск ПВО выступил против такого варианта даже на переходной период.

Второй вариант дальнейшего совершенствования оргструктуры ВС РФ предусматривал объединение Войск ПВО и ВВС в единый вид Вооруженных Сил. В принципе против такого варианта серьезных возражений у руководителей ПВО в тот период не было. Но его реализация Войсками ПВО предлагалась отличной от позиции Генштаба.

Главкомат Войск ПВО полагал, что на базе Войск ПВО и ВВС, а также ВКС могут и должны быть созданы Воздушно-космические войска. Однако непременным условием, по мнению главкомата, на первом этапе было сохранение структуры объединений и соединений ПВО и ВВС.

Вновь создаваемый вид ВС должен был иметь два командования: ВКО и ВВС со своими управлениями (РКО, ЗРВ, РТВ, авиации ПВО, ВКС - в командовании ВКО, а управления ДА, ФА, ВТА - в командовании ВВС).

У главнокомандующего новым видом ВС на переходный период сосредотачивались в основном административные функции и создавался небольшой штаб для координации деятельности командований.

При этом сохранялась сложившаяся в ВС РФ система организации применения войск (сил) и управления ими при решении боевых задач.

Такое объединение позволяло сосредоточить все войска и силы воздушно-космической обороны под одним руководством, что создавало необходимые условия для эффективной реализации требований Указа Президента 1993 г. "О противовоздушной обороне в Российской Федерации".

Вопросы оперативного управления в звене Генеральный штаб - командование нового вида - управления родов войск к тому времени были уже решены и не требовали каких-либо существенных затрат и переделки. Необходимо было только их дальнейшее совершенствование.

Подчиненность выглядела следующим образом: непосредственная - своим командованиям и главнокомандующему ВКВ, оперативная - командованию территориальному.

В качестве практических шагов уже в 1994 г. главкомат Войск ПВО предложил следующие мероприятия организационного характера:

передать функции и управление командующего войсками ПВО Сухопутных войск в Управление главнокомандующего Войсками ПВО;

создать органы управления зон ПВО на базе управлений объединений ПВО и начальников войск ПВО военных округов;

задачи прикрытия войск и сил от ударов с воздуха решать силами объединений ПВО, передав в их состав истребительные авиационные дивизии (полки) ВВС;

задачи контроля и разведки космического пространства, а также борьбы с КА - решать силами объединений и соединений РКО, ввести разрабатываемые в этих целях Военно-космическими силами системы и средства в состав войск РКО;

объединить военные академии (г. Тверь, г. Смоленск) и авиационные училища Войск ПВО и ВВС, организовав подготовку кадров в одной академии ВА ВКО (г. Тверь) и единых для Войск ПВО и ВВС училищах.

Подобные меры позволяли сохранить управление войсками и силами воздушно-космической обороны и одновременно создать более благоприятные условия для планирования воздушно-космической обороны на стратегическом уровне, обеспечить единую подготовку кадров и проведение мероприятий боевой подготовки войск, проведение единой технической политики, упростить систему заказов вооружения и военной техники ВКО.

В октябре 1994 г. вопросы перспективной структуры Вооруженных Сил планировалось рассмотреть на коллегии Министерства обороны. В ходе подготовки к этому мероприятию главкоматом Войск ПВО была проведена как эффективностная, так и экономическая оценка всех рассматриваемых (в том числе предлагаемых главкоматом Войск ПВО) вариантов структуры ВС.

При этом предложенный Войсками ПВО вариант был, по оценкам специалистов, далеко не худший. Он позволял:

минуя переходные структуры, сразу перейти к перспективной трехвидовой структуре Вооруженных Сил;

сохранить существующую эффективность управления разнородными войсками и силами, вошедшими в состав нового вида Вооруженных Сил;

сократить почти вдвое (с 9 до 5) количество органов управления, непосредственно подчиненных Генеральному штабу;

сократить вдвое численность военнослужащих и гражданского персонала в центральных органах военного управления и за счет этого сэкономить более 164,6 млрд. руб.;

сохранить единство ответственности за воздушно-космическую оборону страны и Вооруженных Сил и систему управления ею;

создать необходимые условия для реализации требований Указов Президента РФ от 13.7.93 г. "О противовоздушной обороне в Российской Федерации" и от 14.1.94 г. "О создании федеральной системы разведки и контроля воздушного пространства Российской Федерации;

минимизировать затраты на организацию системы управления по сравнению с вариантом № 1 - в 3,4 раза, с вариантом № 2 - в 2,3 раза.

Однако непременным условием при этом являлось сохранение в процессе перехода имеющейся родовой структуры в составе нового вида Вооруженных Сил.

НЕ ПРИСЛУШАЛИСЬ

Войсками ПВО была произведена оценка предложения о передаче войск РКО в ВКС, которое вновь выдвигалось в Министерстве обороны. Оно объяснялось стремлением централизации военного космоса и получением экономического эффекта от слияния структур, решающих родственные задачи. Результаты анализа показывали нецелесообразность отрыва войск РКО от Войск ПВО.

Основные доводы заключались в следующем:

во-первых, Войска ПВО уже располагали необходимыми силами и средствами и реально решали задачи разведки космического пространства, предупреждения о ракетном нападении, противокосмической и противоракетной обороны. Была создана необходимая научно-производственная база, имелся серьезный задел по совершенствованию систем ПРН, ПРО, ККП, ПКО. Министром обороны в 1993 г. была утверждена Концепция национальной СПРН России.

Все это позволяло Войскам ПВО, наращивая боевые возможности систем, выделять на создание новых образцов вооружения РКО и НИОКР в пять раз меньше средств, чем в ВКС (на НИОКР в 1986-1990 гг. - 6,1 млрд. руб.). ВКС же для создания собственных средств в целях решения аналогичных задач запрашивало и расходовало ежегодно до 18,3 млрд. руб. Но к 1994 г. практически имели только бумажные проекты подобных систем;

во-вторых, войска РКО, являясь неотъемлемой частью Войск ПВО, решали задачи непрерывной, в реальном масштабе времени разведки космического пространства, оценки ракетно-космической обстановки и выработки сигналов предупреждения о ракетном нападении. Окончательное формирование этих сигналов, доведение их президенту Российской Федерации и Верховному Главному Командованию для принятия решения на применение стратегических ядерных сил осуществляется через ЦКП Войск ПВО, на котором осуществляется круглосуточное непосредственное руководство всеми дежурными по воздушно-космической обороне государства силами и средствами. В ВКС такое дежурство организовано не было, не осуществлялось, а для его реализации требовались значительные финансовые средства и время;

в-третьих, превращение воздушно-космического пространства в единую и важнейшую сферу вооруженной борьбы требовало единства ответственности и организации за противовоздушную и ракетно-космическую оборону страны и Вооруженных Сил. В Войсках ПВО в 1994 г. силы и средства РКО уже были интегрированы в общую систему воздушно-космической обороны по вопросам разведки и предупреждения, противоракетной обороны, управления, сбора и обработки информации. В автоматическом режиме было реализовано сопряжение систем ПРО А-135 и ПВО С-50. При борьбе с аэробаллистическими ракетами эффективность совместного боевого применения систем С-50 и А-135 по отражению ударов АБР типа SRAM достигала почти единицы, что на 30-40% больше, чем при децентрализованном управлении ими. Передача системы А-135 в ВКС требовала организации межвидового взаимодействия, что в реальном масштабе времени при отражении ударов ОТР и АБР осуществить невозможно. Таким образом, Главный объект будет лишен прикрытия от ударов средств данного класса. Кроме того, реализация предложений о разделении ракетно-космической и противовоздушной обороны требовало создания для каждой из этих систем новых средств, а, следовательно, и значительных ассигнований;

в-четвертых, разобщенность сил и средств ВКО особенно отрицательно скажется на возможностях эшелонированной на глубину до 9000 км системы разведки и предупреждения, являющейся информационной основой единой системы управления. Используя информацию предупреждения средств РКО на основе созданной в Войсках ПВО системы управления, уже завершалась проработка вопросов развертывания тактической ПРО в любом регионе России. Средства поражения для этого имелись, но обеспечить эффективное их применение можно было только при наличии информации необходимой глубины при использовании в единой группировке не только традиционных РЛС, но и РЛС ЗГО, космических и надгоризонтных средств СПРН, ПРО и средств на воздушных носителях.

Практическая проверка возможности создания системы тактической ПРО с положительными результатами была проведена Войсками ПВО в апреле 1994 г. в ходе исследовательского КШУ "Северо-Запад" под руководством начальника Генерального штаба. Информация от средств РКО была доведена до огневых подразделений зенитных ракетных войск в виде сектора ракетоопасного направления, что достаточно для дальнейшей работы ЗРС С-300. При централизованном управлении и реализации на КП зоны ПВО оптимального целераспределения эффективность поражения ОТР повышалась на 36%.

Включение в контур боевого управления дополнительного звена управления, создание которого потребуется при передаче РКО в ВКС, увеличивало время передачи информации и, как следствие, приводило к срыву выполнения задачи борьбы с ОТР;

в-пятых, в ходе серии учений 1988-1993 гг. Войсками ПВО была проверена и доказана реальная возможность обнаружения воздушных целей станциями надгоризонтного обнаружения СПРН и осуществления с их помощью дальних наведений истребителей-перехватчиков на самолеты-носители КР до рубежа запуска ими крылатых ракет. Реализация этих возможностей в практике боевой подготовки истребительной авиации позволяла повысить эффективность противовоздушной обороны на 10-15% и снизить на 20-25% потери прикрываемых войск и объектов. Передача средств НГО РКО в ВКС лишало истребительную авиацию ПВО и ВВС этой возможности.

В итоге такой отрыв неизбежно приводил:

к необходимости создания дополнительного межвидового пункта (центра), что требовало дополнительно значительных финансовых ассигнований (около 500 млрд. руб.) и снижало оперативность принятия решений на отражение агрессии с воздуха и из космоса;

к свертыванию программ комплексного применения средств систем РКО и ПВО. На ЦКП Войск ПВО на создание АСБУ РКО (КСА) уже было затрачено 8,2 млрд. руб. При разделении РКО и ПВО программа работ будет свернута, затраченные средства потеряны;

к передаче необходимой численности личного состава Центрального аппарата Войск ПВО, частей непосредственного подчинения в состав ВКС, что не приведет к сокращению численности Вооруженных Сил. Однако системы управления, обеспечения и подготовки кадров будут нарушены.

Поэтому передача войск РКО в состав ВКС была нецелесообразна ни с оперативной, ни с экономической точек зрения, и приводила к снижению национальной безопасности Российской Федерации в воздушно-космическом пространстве.

Сегодня, спустя более 11 лет, уже принято решение согласиться с этими предложениями и на очередном этапе реформирования Вооруженных Сил на рубеже 2011-2016 гг. вернуться именно к такому облику ВС.

В итоге можно сказать следующее - если бы руководство страны и Вооруженных Сил прислушалось бы в середине 1990-х гг. к мнению специалистов в сфере организации противовоздушной обороны государства, то многих организационно-финансовых издержек и растраты наиболее ценного - кадрового потенциала - удалось бы избежать. Однако этого не случилось. Было фактически "продавлено" достаточно спорное решение по оптимизации структуры Вооруженных Сил России и противовоздушной обороны.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации