'ПОРОХОВОЙ ПОГРЕБ ЕВРОПЫ'

«ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР» №2.2006 Г.

"ПОРОХОВОЙ ПОГРЕБ ЕВРОПЫ"

Виктор ГАВРИЛОВ

кандидат психологических наук,

Нина ВАСИЛЬЕВА

кандидат исторических наук

СТАБИЛЬНОСТЬ НА БАЛКАНАХ ВСЕГДА ОТВЕЧАЛА ЖИЗНЕННЫМ ИНТЕРЕСАМ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА

Как только не называли Балканы. И "горячей точкой Европы", и "пороховым погребом Европы"... Действительно, здесь сошлись противоречивые интересы не только великих держав, но и малых балканских стран. В истории было три Балканских пакта - в 1912, 1934 и 1954 гг. Все они достаточно быстро распались под давлением непримиримых внешних и внутрибалканских противоречий, не сыграв той роли, к которой были предназначены, - обеспечить мир и безопасность на Балканах.

Исторические связи России с балканскими народами прочно вошли в национальное самосознание россиян. Почти весь XIX век прошел для России под знаком "восточного вопроса", связанного с освобождением от власти Оттоманской империи православных народов Балканского полуострова. В результате русско-турецких войн независимость получили Греция, затем Румыния, Сербия, Черногория и, наконец, Болгария...

Тысячи русских добровольцев сражались и погибали в рядах сербского войска в 1875-1876 гг. Потом были Шипка, Плевна: В годы Второй мировой войны в рядах Народно-освободительной армии Югославии и партизанских отрядах, по неполным данным, сражались свыше 6 тысяч советских граждан, бежавших из фашистского плена. В ожесточенных боях по освобождению Югославии в 1944-1945 гг. погибли (опять же по неполным данным) 8294 советских воина. Народная молва сохранила имя русского солдата Алеши, увековеченного в камне на болгарской земле.

Нет нужды повторять столь очевидную истину, что для России во все времена была и остается крайне важной стабильность на Балканах. Она связана с жизненными интересами Российского государства как с точки зрения его международной безопасности, так и в плане решения других задач, в том числе экономических. Поэтому в тех случаях, когда в прошлом советская элита проводила политику, основанную на идеологии, а не на национальных интересах, это приводило к значительной утрате здесь влияния СССР как великой державы. Наиболее ярко это проявилось в попытках советского руководства "переиграть" своих мировых соперников, жертвуя интересами малых народов на Балканах, в том числе единством Югославии (1920-е гг.) и ее стабильностью (1948-1953 гг.). Образовывавшийся в результате этого вакуум в политическом влиянии на Балканском полуострове немедленно заполнялся более дальновидными и прагматичными великими мировыми игроками.

ОТЛУЧЕНИЕ ОТ "СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ЛАГЕРЯ"

Югославия оказалась в эпицентре многих конфликтных ситуаций на Балканах в послевоенный период. Прежде всего они были связаны с решением территориальных пограничных проблем с соседними странами. На характер отношений Югославии со своими соседями существенное влияние оказывали исторические споры этнического и территориального характера. Осенью 1947 г. Великобританию и США волновала активная помощь Югославии греческим партизанам и ее активное проникновение в Албанию. Поскольку режим маршала Тито был тесно связан с Советским Союзом, то югославские проблемы непосредственно вовлекали СССР в противостояние с Западом.

Именно в момент обострения отношений Советского Союза с западными странами в середине 1948 г. между И.В. Сталиным и Иосифом Б. Тито произошел конфликт, который привел к отлучению Югославии от "социалистического лагеря". Он продолжался до 1953 г. и лишь после смерти Сталина пошел на спад, завершившись нормализацией советско-югославских отношений после подписания Белградской (1955 г.) и Московской (1956 г.) деклараций. В связи с советско-югославским разрывом встает также вопрос о реальности военного столкновения Югославии и СССР, втягивании в вооруженный конфликт соседних с Югославией стран и возможной реакции на это со стороны Запада - прежде всего США и Великобритании.

С 1948 г. раздражение в Москве по поводу самостоятельных действий Белграда постоянно возрастало. К тому же, как видно из опубликованных ныне документов, оно усиливалось под воздействием поступавших из Югославии донесений советских представителей, своеобразно, но в духе того времени, интерпретировавших все действия югославского руководства как следствие негативного отношения к Советскому Союзу.

Соответственно давление на Югославию со стороны СССР приняло самые разнообразные формы: от экономической блокады до демонстрации военной силы. В ноябре 1949 г. СССР разорвал договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи с Югославией. Примеру СССР последовали все другие социалистические страны. Соответствующая реакция на подобную политику СССР последовала со стороны Белграда, который также перешел к широкому политико-пропагандистскому наступлению, обвиняя СССР и ВКП(б) в перерождении социализма в СССР, великодержавной, гегемонистской внешней политике, агрессивном давлении на Югославию.

Тито предложил довести расходы Югославии на военные цели до 23% национального дохода, увеличив их с 300 млн. долл. в 1946 г. до 665 млн. в 1950-1952 гг. Предполагалось, что в случае вторжения с территорий соседних социалистических стран армия должна была отступать на "стратегическую территорию", которая охватывала горные массивы вплоть до моря. Эта территория должна была обороняться с использованием опыта партизанских действий в годы народно-освободительной войны.

ГОТОВИЛ ЛИ СТАЛИН ВТОРЖЕНИЕ?

Документы российских архивов не подтверждают имеющие хождение в литературе утверждения о том, что СССР и восточноевропейские страны в 1949-1950 гг. готовили вооруженное вторжение в Югославию. Имеющиеся документальные материалы однозначно свидетельствуют о том, что проходившие на границах Югославии инциденты имели двусторонний характер. Архивными материалами подтверждается только частая передислокация воинских частей, строительство противотанковых заграждений и других оборонительных сооружений вдоль югославской границы на территории Болгарии, Венгрии, Румынии.

Фактически оборонительные мероприятия в соседних с Югославией странах нагнетали обстановку напряженности и враждебности в двусторонних отношениях, однако они не говорят в пользу версии о том, что готовилась какая-либо совместная широкомасштабная военная акция против Белграда. Из отчетов советских военных советников, а также составленных ими планов работы в армиях Болгарии, Венгрии, Румынии, которые утверждались начальником Генерального штаба генералом С.М. Штеменко, следует, что армии этих стран в 1949-1953 гг. не были готовы к осуществлению широкомасштабных военных операций против войск Тито.

Соседние с Югославией страны народной демократии в начале 50-х годов в военном отношении не были готовы не только к каким-то серьезным боевым операциям, но и вряд ли могли бы противостоять достаточно сильной Югославской народной армии, перевооруженной благодаря значительной советской военной помощи, оказанной ей сразу после войны. С учетом внутренней нестабильности в соседних с Югославией странах и сильных проюгославских настроениях там (о чем советские военные советники докладывали в Москву) подобные планы были бы настоящей авантюрой. Армия Югославии, по данным, имевшимся в Политбюро ЦК ВКП(б) в конце 1949 г., насчитывала 500 тыс. человек, кроме того, значительные силы имелись в Службе безопасности, Пограничных войсках, которые вместе с армией составляли более 700 тыс. человек.

В меморандуме ЦРУ, который был подготовлен в конце 1950 г., подчеркивалось, что численность болгарской, венгерской и румынской армий значительно возросла между январем и декабрем 1950 г. Однако при этом говорилось о том, что боеспособность армий данных стран еще крайне недостаточна и полностью зависит от советского материально-технического обеспечения и руководства боевыми операциями. Планирующие документы НАТО в марте 1950 г. оценивали боевые возможности этих армий еще ниже, прямо утверждая, что они не будут достаточно боеспособными в ближайшие несколько лет.

Все свидетельствует о том, что Сталин не только не планировал военную интервенцию против Югославии, но, напротив, стремился к определенному статус-кво на Балканах и на юге Европы. В пользу этого говорят факты о его опасениях спровоцировать англо-американское вмешательство сначала в связи с конфликтом Югославии с Западом по поводу Триеста и пограничных территорий в Австрии, а затем, во время гражданской войны в Греции, в связи с проведением Тито активной политики в Албании.

Если рассматривать ситуацию с точки зрения геостратегических планов СССР того периода, то, по многим данным, в условиях создания двух противостоящих блоков взоры Сталина были обращены на Восток, в сторону КНР. Создание оси СССР-Китай в противовес западному миру составляло главную цель в стратегических решениях советского руководства, направленных на поддержку китайских коммунистов в гражданской войне в конце 40-х годов. Это определялось также тем, что Запад стремился распространить свое активно-агрессивное влияние на Ближний и Средний Восток, Южную и Юго-Восточную Азию.

Поэтому советскому руководству поневоле приходилось играть в "геополитические шахматы". Есть свидетельства, что Сталин в 1948 г. сознательно пошел на обострение обстановки в Германии, в результате чего возник Берлинский кризис. В западной печати распространялись сообщения о готовности США применить атомное оружие, чтобы не допустить перехода Западного Берлина под советский контроль. Однако в Москве было хорошо известно, что у американцев не было нужного количества атомных бомб, чтобы противостоять СССР одновременно в Германии и на Дальнем Востоке, где решалась судьба гражданской войны в Китае. Есть данные, что В.М. Молотов в 1951 г. заявлял, что советская позиция и решительные действия по блокаде Берлина в значительной мере помогли китайским коммунистам.

Нельзя исключать, что демонстрация силы Болгарией, Венгрией, Румынией в виде передислокаций войск, проведения маневров и т.д. могла носить отвлекающий характер, рассчитанный, так же как и Берлинский кризис, на отвлечение сил Запада от Дальнего Востока. Поэтому нельзя говорить о каких-либо военных планах СССР против Югославии после начала (в июне 1950 г.) войны в Корее, хотя слухи о возможном вторжении в Югославию стран восточного блока стали особенно активно муссироваться после начала корейской войны.

НОВЫЙ БАЛКАНСКИЙ ПАКТ

Значение Балкан во внешней политике СССР особенно повысилось в связи с тем, что весь Средиземноморский регион превратился в зону соперничества между Востоком и Западом. Именно по территории балканского полуострова проходила разделительная линия между южным флангом НАТО и советским блоком. Поэтому советское руководство решительно противодействовало западным инициативам по расширению стратегических границ Североатлантического альянса, или того, что по аналогии с современными событиями называется "расширением НАТО на Восток". В первую очередь это касалось планов создания Средиземноморского пакта, который должен был включать США, Великобританию, Францию, Италию, Грецию и Турцию. Однако, принимая во внимание сильные антибританские настроения в странах Средиземноморья, было принято решение о создании Средневосточного командования НАТО. Причем Турции, с учетом ее географического положения, предназначалась весьма важная роль в этом командовании.

Но отказ Египта в октябре 1951 г. от участия в данном проекте заставил изменить планы в сторону создания средневосточной оборонительной организации, отделенной от НАТО. Идея, претерпев ряд трансформаций, реализовалась в 1955 г. в создании Багдадского пакта. Советское руководство по дипломатическим каналам резко отреагировало на усилия западных держав по созданию нового военно-политического блока. При этом угроза НАТО в интерпретации советского руководства в начале 50-х годов стала все больше ассоциироваться с глобальной военно-политической стратегией США. Несмотря на то что планы создания Средневосточного командования так и не были реализованы, советское руководство продолжало проявлять озабоченность по поводу укрепления стратегических позиций НАТО в связи с приемом в Североатлантический союз 15 февраля 1952 г. Греции и Турции и вырисовывавшейся перспективой присоединения к нему Югославии.

Разрыв Сталина с Тито способствовал усилению интереса Запада к вовлечению Югославии в НАТО. В стратегической концепции атлантистов с конца 1952 г. Белград рассматривался как вероятный союзник в случае войны с "советским блоком". Более того, возможное участие югославских войск на стороне НАТО считалось важным преимуществом, в том числе психологическим. Заинтересованность Тито в западной поддержке и встречное желание со стороны военного командования НАТО укрепить балкано-средиземноморский фланг Атлантического пакта привели к заключению 14 ноября 1951 г. соглашения о военной помощи между правительствами США (в рамках закона о взаимном обеспечении безопасности 1951 г.) и Югославии. Было также достигнуто соглашение об оказании военной помощи со стороны Англии. В то же время Белград не высказывал особого желания включиться в систему Североатлантического пакта.

Результаты Корейской войны привели нового президента США Д. Эйзенхауэра и его администрацию к выводу о провале стратегии "отбрасывания коммунизма". Несомненно, что Югославии с ее участием в военно-политическом союзе с двумя членами НАТО - Грецией и Турцией - в новой ситуации на южном фланге СССР отводилась определенная роль. Но, по-видимому, для Тито с точки зрения национальных интересов главным тогда являлась не конфронтация с СССР, а югославско-итальянские территориальные споры вокруг Триеста. Что, кстати, отмечали советские дипломаты.

Видимо, эти обстоятельства определили причины, по которым именно в 1953-1954 гг. было юридически оформлено членство Югославии в Балканском пакте. 28 февраля 1953 г. между Югославией, Грецией и Турцией был подписан Договор о дружбе и сотрудничестве, что явилось важным шагом на пути к созданию 9 августа 1954 г. Балканского союза.

Однако с самого начала этот союз имел неопределенный характер. По сообщению болгарского консульства в Стамбуле от 11 августа 1954 г., по мнению турецких и греческих официальных лиц, суть этого альянса выражалась в следующем: во-первых, если Турция или Греция подверглись бы нападению со стороны Болгарии, то Югославия выступила бы на их стороне, но если бы одна из этих стран подверглась нападению со стороны Советской Армии, то Югославия оставалась бы нейтральной; во-вторых, если бы Югославия подверглась нападению со стороны Болгарии или СССР, то Турция и Греция выступили бы на ее стороне. В последнем случае (если бы СССР напал только на Югославию) члены НАТО вступили бы в войну. Особая позиция Югославии позднее проявилась и по вопросу размещения американских ракетных баз в Греции - по информации греческого руководства, Тито был против этих баз, несмотря на обещанные США кредиты.

Наметившаяся в 1952 г. перспектива союза Югославии с двумя членами НАТО - Грецией и Турцией - не могла расцениваться советским руководством иначе, чем намерение Запада теснее привязать Югославию к Атлантическому пакту. И эта "угроза" на фоне конфликта Сталина с Тито могла стать вполне реальной. Вплоть до 1957 г. стратегическая концепция НАТО предусматривала оборону на южном фланге с "возможным участием" югославской армии. Именно это обстоятельство было одной из важных причин того, что после смерти Сталина советское руководство предприняло шаги по нормализации отношений с Югославией.

Белград также делал шаги навстречу Москве. Когда в 1953 г. начался процесс нормализации двусторонних отношений, то на дипломатических встречах затрагивались вопросы, связанные с членством Югославии в Балканском пакте. Так, в ходе беседы 10 ноября 1953 г. с послом Югославии Д. Видичем М.В. Зимянин, приняв с удовлетворением заявление югославского дипломата о необходимости дальнейшей нормализации советско-югославских отношений, обратил внимание на тот факт, "что аналогичные заявления государственных деятелей Югославии не всегда соответствуют фактам". Он также указал "на Балканский пакт, на то, что этот пакт вряд ли может содействовать нормализации и улучшению отношений между Советским Союзом и Югославией". Из ответа Видича очевидно, что Югославия рассматривала себя в качестве члена пакта еще до того, как было де-юре оформлено ее присоединение к этому союзу. Он также заметил, что "вступление Югославии в Балканский блок было вызвано существовавшей тогда политической обстановкой, другого выхода у нее не было". Посол особо подчеркнул, что "до тех пор, пока Югославия находится в этом блоке, Балканский пакт никогда не сможет быть использован в агрессивных целях против СССР и стран народной демократии". Однако Зимянин указал, что советская оценка Балканского пакта расходится с югославской, "так как в этом пакте содержатся элементы военного соглашения, направленного против СССР и стран народной демократии, хотя СССР и страны демократического лагеря никогда не угрожали и не угрожают Югославии". Видич вновь повторил объяснения, что Югославия была вынуждена вступить в Балканский блок. В дополнение он привел пример Атлантического блока, "где не все участники считают себя счастливыми, а все же в силу ряда причин должны были вступить в этот блок и находиться там". "Югославия не вступила в Атлантический блок, несмотря на то что ее к этому принуждали, оказывая на нее сильный нажим", - заключил посол.

"НО ВЕЛИКАЯ ИДЕЯ ОСТАНЕТСЯ"

Как известно, Балканский пакт оказался недолговечным и быстро прекратил свое существование в результате Триестского кризиса (фактическая утрата Триеста Югославией) и обострения греко-турецких отношений из-за Кипра. Однако не в последнюю очередь этот союз быстро распался вследствие глубоких симпатий, которые существовали тогда между народами СССР и народами Югославии. Несомненно, что эти симпатии сохраняются и сегодня, определяя балканский вектор политики современной России. Именно эту мысль хотел передать И.С. Аксаков в своем известном "Послании к сербам": "Русские уйдут, но великая идея останется. Великий дух русский оставит след в душах, и на русской крови, за них пролитой, вырастет и их доблесть. Ведь убедятся же они когда-нибудь, что помощь русская была бескорыстна и что никто из русских, убитых за них, и не думал их захватывать!".


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации