СТАЛЬНЫЕ КРЫЛЬЯ НАД ВОЛНАМИ

«ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР» №25.2006 Г.

СТАЛЬНЫЕ КРЫЛЬЯ НАД ВОЛНАМИ

Андрей МАЛЫЙ

полковник, кандидат военных наук

ЧЕМУ УЧИТ ОПЫТ ПРИМЕНЕНИЯ МОРСКОЙ АВИАЦИИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

Морской авиации России исполнилось 90 лет. Днем ее рождения считается 4 июля 1916 г., когда нашими летчиками была одержана первая победа в воздушном бою над морем. В этот день 4 самолета М-9, вооруженные пулеметами и бомбами, поднявшись с первого в России авианесущего корабля "Орлица", провели воздушный бой над Балтийским морем с четырьмя немецкими аэропланами. Тогда 2 кайзеровских самолета были сбиты, а 2 других обратились в бегство. Наши летчики вернулись к своей авиаматке без потерь. Понятно, что тогда авиация находилась на этапе становления и не проявила себя в качестве достаточно серьезной силы. Ее определяющая роль в вооруженной борьбе как на суше, так и на море стала очевидной во Второй мировой войне.

Несмотря на пройденные десятилетия после Великой Победы, опыт применения сил отечественной морской авиации (МА) в условиях широкомасштабных военных действий и сегодня нам остро необходим. Именно опыт боевой деятельности ВВС флотов, приобретенный тогда, позволяет более глубоко осознать диалектику становления и развития МА как рода сил ВМФ, с присущими этому процессу противоречиями и болезнями роста, закономерностями и принципами.

Представленный анализ основан на фактах, с определенной степенью подробности охватывающих весь хронолого-фактологический материал, относящийся к применению советской морской авиации в Великой Отечественной войне. Однако поскольку полный анализ в рамках короткой статьи провести невозможно, остановлюсь главным образом на тех факторах, которые могут служить уроками для правильного выбора современного и перспективного путей развития морской авиации ВМФ.

В настоящее время, когда Вооруженные Силы РФ существенно сокращены, а также, учитывая, что авиация - достаточно дорогостоящая отрасль, в отечественной военной теории зачастую поднимаются два вопроса. Первый вопрос: в вооруженной борьбе на море авиация должна быть основной силой (наряду с подводными лодками и надводными кораблями) или обеспечивающей? Второй вопрос: способна ли авиация ВВС РФ решать основные авиационные задачи на море или их решение должно быть возложено на морскую авиацию как род сил ВМФ? В рамках обоснования перспективного облика морской авиации эти вопросы видятся в качестве определяющих, а поиск ответа на них - одной из основных задач исследования полученного в Великой Отечественной войне опыта.

БЫЛ ПЕРЛ-ХАРБОР, БЫЛ И "ШОК..."

В годы войны авиация принимала самое активное участие практически во всех операциях и боевых действиях наших флотов, а в ряде случаев она являлась главным решающим фактором в достижении конечных оперативных целей. ВВС флотов наносили удары по ВМБ, портам и прибрежным аэродромам противника; вели воздушную разведку; прикрывали свои базы и корабли в море от ударов с воздуха; действовали по нарушению морских коммуникаций противника; участвовали в десантных операциях и действиях на сухопутном фронте, примыкающем к морю, а также в тылу противника (в том числе легендарные удары по Берлину, Плоешти, Черноводскому мосту, плотине на р. Свирь и др.), т.е. участвовали в решении большинства задач, стоящих перед ВМФ. На долю авиации приходится 2/3 потопленных и поврежденных кораблей противника.

Надо отметить, что определяющая роль авиации в достижении успеха в вооруженной борьбе как на суше, так и на море подтверждена опытом применения армий и флотов практически всех государств, участвовавших во Второй мировой войне. Потери нашего флота за время войны от авиации противника составили 64% от общих потерь. Сокрушительное поражение, ставшее "национальным позором", американский Тихоокеанский флот потерпел в Перл-Харборе от японской авиации. Американские же морские летчики отомстили за весь флот и США, нанеся ответный удар по Японии. В вооруженной борьбе на Атлантике почти 50% всех потопленных германских подводных лодок приходится на долю авиации США и Англии. Основным содержанием вооруженной борьбы на Тихоокеанском театре между Японией и США стали авианосные сражения. Наконец, первый в мировой истории атомный удар был нанесен по Японии авиацией. Всего за время Второй мировой войны из потопленных крупных боевых кораблей (начиная с линкора и заканчивая эсминцами) на долю авиации приходится 50,7%.

Опыт всех военных конфликтов после Второй мировой войны показал возрастание роли авиации в вооруженной борьбе. Действия ВВС и морской авиации определяли успех операций и боевых действий практически во всех войнах современности. Общеизвестны эффективные авиационно-морские удары американских ВВС и МА по различным объектам Кореи (1950-1953 гг.) и Вьетнама (1964-1973 гг.), 6-го флота и ВВС США по ливийским объектам ПВО в операции "Золотой каньон" (апрель 1986 г.), потопление английского эсминца УРО "Шеффилд" аргентинской авиационной ракетой "Экзосет" (Фолклендские острова, 1982 г). К концу прошлого столетия теория и практика военных конфликтов показали высокую эффективность воздушно-морских операций. Морская авиация и ВВС стали основой оперативно-тактического построения массированных авиационно-ракетных ударов в воздушно-морских наступательных операциях США против Ирака ("Буря в пустыне" - 1991 г., "Лиса в пустыне" - 1998 г., "Шок и трепет" - 2003 г.), Югославии ("Решительная сила" - 1999 г.) и Афганистана ("Несокрушимая свобода" - 2001 г.).

В настоящее время в соответствии с руководящими документами ВМФ и по опыту оперативной и боевой подготовки флотов из всех задач, возложенных на ВМФ, на рода морской авиации по соответствующему предназначению приходится до 30-45% задач мирного и до 40-60% задач военного времени.

В случае войны флот будет просто не способен без участия авиации эффективно решать такие важнейшие задачи, как отражение ударов средств воздушного нападения противника, обеспечение боевой устойчивости группировок ракетных подводных лодок стратегического назначения, нанесение поражения корабельным группировкам противника, нарушение океанских и морских перевозок противника.

Наконец, в современных руководящих военных документах ведущих мировых держав, включая "Наставление по ведению военных действий ВС РФ", отмечено, что вооруженная борьба как на суше, так и на море переходит в воздушно-космическую сферу. В начале ХХI века роль господства в воздухе признана военными специалистами во всем мире как необходимое условие для достижения целей вооруженной борьбы. Это находит понимание и у высшего военного руководства РФ. Так, в докладе о доктрине модернизации ВС России (2 октября 2003 г.) министр обороны Сергей Иванов отметил, "...что войны ведущих государств мира в XXI веке будут преимущественно воздушными и основной ударной силой... выступает воздушный компонент".

Таким образом, нет сомнений в ответе на первый выше сформулированный вопрос: в вооруженной борьбе на море авиация должна быть основной, а необеспечивающей силой, наряду, конечно, с надводными кораблями и ПЛ. Победы можно достичь, воздействуя на противника во всех трех средах - на воде, над водой и под водой.

И ход Великой Отечественной войны показал, что, вопреки предвоенным взглядам, в вооруженной борьбе на море авиационные задачи эффективно решали не воздушные корпуса ВВС Красной Армии, а части морской авиации. Опыт показал, что армейским летчикам свойственно решать широкий круг задач на сухопутных фронтах, где ВВС являются "самодостаточным" видом ВС и применяются по своему прямому предназначению, а задачи на морских направлениях не становятся первостепенными или "равными" свойственным для ВВС. Неслучайно уже в начальный период войны для действий на море в состав ВВС СФ передавались части ВВС Красной Армии. Например, в 1942 г. был передан 95-й авиационный полк, сформированы 27-й истребительный и 24-й минно-торпедный полки. Опыт показал, что действия авиации над морем специфичны и требуют специальной подготовки летчиков по какому-либо предназначению, а излишняя универсализация в направленности подготовки и действиях летного состава на суше и на море нецелесообразна. Неслучайно по ходу войны более ярко выражено в соответствии с предназначением стали формироваться рода морской авиации.

ПО СВОЕМУ ОСНОВНОМУ ПРИМЕНЕНИЮ

Опыт Великой Отечественной войны показал, что при решении общих задач наиболее эффективно действуют единые боевые системы и их подсистемы, каковыми, в частности, являются флот и его морская авиация. В противном случае могут возникать серьезные трудности в применении сил. Так, в начальный период войны существенно снижала эффективность боевых действий ВВС БФ многоступенчатая система боевого управления, когда задачи морской авиации ставили командование Северо-Западного фронта, командующий ВВС этого фронта, командование Ленинградского фронта, командующий ВВС этого фронта и командующий БФ. В результате боевые задачи зачастую были не согласованы, а иногда и вовсе противоречивы.

Кстати, в период Второй мировой войны американцы, понимая важность морской авиации как полнокровной составляющей флота, большинство адмиралов специально готовили в авиационном отношении. Так, в августе 1943 г. из 146 адмиралов ВМС США 17 имели квалификацию морских летчиков, а в марте 1945 г. из 302 адмиралов авиационную квалификацию имели 59 человек (19,6%). В этом аспекте можно сделать вывод, что передача основных функций, выполняемых морской авиацией в вооруженной борьбе на море, оперативным объединениям ВВС, не являющимся суть элементом системы ВМФ, крайне нецелесообразна.

Таким образом, решение авиационных задач на море должно быть возложено на морскую авиацию как род сил ВМФ; авиация ВВС должна быть готова к привлечению части ее сил для действий на море на уровне взаимодействия и различных уровнях подчинения - поддержки, придания или оперативного подчинения.

В годы Великой Отечественной войны были в основном сформированы рода морской авиации: разведывательная (РзА), бомбардировочная (БА), минно-торпедная (МТА), штурмовая (ША) и истребительная (ИА). Анализ их становления показывает, что этот процесс происходил в основном эмпирико-директивным путем. При выделении части морской авиации в тот или иной род, вероятно, на уровне опыта и представления выбиралась некая совокупность отличительных признаков, позволяющая выделить, например, минно-торпедную авиацию из состава бомбардировочной. Из имеющегося опыта можно предположить, что к родовым признакам, которые могли использоваться в качестве критериев формирования рода МА, можно отнести решаемые задачи (например, отличие РзА от МТА и ИА); объекты действий (ИА от БА и ША); применяемое оружие (МТА от БА); летательные аппараты (ИА от БА).

Однако даже поверхностный анализ показывает, что нет четких и однозначных критериев, которые позволили бы утверждать, что данный признак позволяет отличить один род от другого. Так, у МТА, БА и ША одни задачи и объекты действий, но разное оружие, у РзА и БА разные задачи, но одни объекты действий, а могут быть и одни ЛА. В послевоенный период также нет однозначности: морская ракетоносная авиация (МРА) может применять бомбы, а противолодочная (ПЛА) - ракеты; самолет Су-24 одновременно на вооружении ША и РзА, причем Су-24-разведчик применяет различные ракеты.

Важной особенностью в этом аспекте является то, что в годы Великой Отечественной войны каждая из задач решалась практически всеми родами авиации. Например, ВВС БФ в действиях на морских коммуникациях и по кораблям в море выполнили 11 756 самолето-вылетов, из них МТА - 1979, БА - 1211, ША - 7501, ИА - 847; на ведение воздушной разведки - всего 24 199, из них МТА - 356, БА - 538, ША - 255, транспортная авиация - 580, ИА - 13 263, РзА - 7723 (т.е. меньше, чем ИА). Аналогичное положение - по всем флотам и практически по всем задачам. Проведенный анализ показывает, что вопрос о критериях выделения рода МА (родовых признаках) до конца не изучен и требует дополнительных исследований.

Вопреки предвоенным взглядам, все рода МА широко привлекались к боевым действиям на суше, выполнив 82 145 самолето-вылетов, что составляет 23,3% от общего количества самолето-вылетов. Правда, ВВС флотов к этим действиям не готовились, поэтому в начальный период войны их эффективность была низкой. Этот урок, с одной стороны, дополнительно подтверждает целесообразность применения сил авиации по своему основному предназначению: МА - на море, ВВС - на суше; а с другой - показывает, насколько важно стремиться прогнозировать вероятные сценарии начала и хода военных действий и готовить силы ко всем возможным задачам.

За время Великой Отечественной войны происходило развитие форм и способов действий сил МА. Одним из главных уроков стал вывод о высокой эффективности массированных авиационных ударов. Причем наибольших результатов силы морской авиации достигали, когда в ударе принимали участие различные рода авиации - ША, МТА, БА по разведданным РзА и под надежным прикрытием ИА. Тактика таких ударов стала практиковаться в основном со второго периода войны. В начале войны были характерны действия малыми группами - от 2 до 6-8 самолетов способами "свободная охота" или "по вызову", однако они оказались малоэффективными и зачастую вели к большим потерям, особенно при мощной ПВО.

Массированные удары показали высокую эффективность при действиях как по ВМБ и портам, так и по транспортам и кораблям в море. Наиболее показательными стали массированные и комбинированные удары МА по ВМБ Констанца (август 1944 г.), по порту Киркенес (июнь 1944 г.), крейсеру ПВО "Ниобе" в порту Котка (июль 1944 г.), по плотине Свирь-3, по транспортам и кораблям противника в базе Либава (октябрь-декабрь 1944 г.) и в базе Пиллау (март-апрель 1945 г.), по конвою в Финском заливе (16 мая 1944 г.).

Анализ опыта комбинированных и массированных ударов показывает, что они высокоэффективны. Они позволяют взаимообеспечивающими действиями ударных групп создавать благоприятные условия друг другу (скажем, для снижения противодействия топмачтовикам - крайне уязвимым на боевом курсе от корабельной зенитной артиллерии - предварительный удар наносили штурмовики, подавляя зенитный огонь "выметанием" с палубы боевых расчетов), а также создавать трудности противнику, распыляя усилия его ПВО на отражение ударов разнотипного оружия с разных направлений и высот. Комбинированные массированные удары требуют тщательной подготовки, четкости в выдерживании схемы действий ударной группы, организации надежного истребительного прикрытия, обеспечения разведданными, тщательной отработки вопросов взаимодействия. Кроме того, иногда в организации таких ударов существовала определенная шаблонность действий МА.

Исходя из полученного опыта, в послевоенный период групповые и массированные удары стали основным способом действий ударной авиации - МРА и МША. Исследования показывают, что и в будущем такой способ будет целесообразно считать основным. Одновременно следует учитывать, что в будущем, вероятно, не будет возможности применять такое большое количество самолетов. Эта тенденция, по-видимому, становится характерной для большинства государств по ряду причин, одна из которых - крайне дорогостоящая, в отличие от середины прошлого столетия, современная авиатехника. В этом смысле перспективными видятся пути модернизации хорошо зарекомендовавших себя ЛА с установкой на них современного оборудования и перспективного вооружения, развития беспилотных ЛА различного назначения и базирования, увеличения количества ракет на носителе, увеличения дальности пуска ракет и др.

Несмотря на минимальный опыт совместных действий авиации с надводными кораблями и подводными лодками в Великой Отечественной войне, можно утверждать, что в современных условиях они будут высокоэффективны. Целесообразно и далее развивать теорию и практику применения группировок разнородных сил, реализуя принцип действия во всех трех средах.

Важным уроком начального периода войны явился вывод об обязательной организации истребительного прикрытия действий МА. При отсутствии такового при выполнении некоторых вылетов, особенно в 1941 г., потери ударной авиации были крайне тяжелыми. Например, на Балтике 30 июня 1941 г. при ударе по сухопутным войскам противника в районе Лавани-Двинск силами 1-го минно-торпедного, 57-го и 73-го бомбардировочных полков без истребительного прикрытия из-за большого удаления района удара наши авиационные полки потеряли 43 самолета!

В настоящее время действия без истребительного прикрытия сил МА, особенно таких родов, как МРА и ПЛА, в которых ЛА неманевренны, недопустимы. Проблема организации прикрытия, в частности ударной группы МРА на СФ, существует, т.к. некоторые районы боевого предназначения флотов вероятного противника находятся за рубежами прикрытия нашей ИА. Вероятно, решение этой проблемы может быть связано с развитием корабельной истребительной авиации (авианесущие корабли могут выдвигаться в направлении противника), а также с использованием дозаправки топливом в воздухе.

УДАРЫ ПО КЛЮЧЕВЫМ ОБЪЕКТАМ

Опыт Второй мировой войны подтвердил один из основных принципов военного искусства - необходимость сосредоточения усилий на главном направлении. Так, сосредоточение усилий ВВС СФ на проводке союзных конвоев сыграли важнейшую стратегическую роль в достижении победы, обеспечив бесперебойное снабжение необходимыми для страны ресурсами; даже относительно кратковременные удары ВВС ЧФ по нефтяным районам Румынии, затруднив противнику снабжение своих группировок войск на южном направлении, оказали серьезное влияние на планы ведения войны немецко-фашистским командованием. Напротив, распыление усилий ВВС БФ при действиях по аэродромам противника не позволяло достичь превосходства в каждом из ударов. И даже в целом положительный опыт в организации удара по крейсеру ПВО "Ниобе" потребовал достаточно больших усилий ВВС КБФ, но ключевого влияния на обстановку на Балтике не оказал.

Уроком должен стать вывод, что в будущих военных конфликтах следует сосредоточивать усилия по ключевым объектам (географическим зонам), которые могут оказать наибольшее влияние на ход и исход войны - объекты добычи и переработки сырьевых ресурсов, хранилища запасов, основные административные центры, ключевые порты и ВМБ и т.д.

В годы войны высокую эффективность показали как некоторые известные, так и новые способы применения авиационного оружия: топмачтовое бомбометание, бомбометание с пикированием, низкое минометание и т.д. Хотя в настоящее время данные способы во многом потеряли свою актуальность, можно сделать вывод, что в будущем следует ожидать закономерной эволюции авиационных средств поражения и способов их применения, которые в том числе могут оказать влияние на облик МА в целом. К таковым можно отнести развитие беспилотных летательных аппаратов, авиационных ракет меньшей массы с обычной, но очень мощной боевой частью, развитие современных систем освещения обстановки на ТВД, целеуказания и наведения в реальном масштабе времени и др.

Опыт войны позволяет извлечь еще множество частных уроков и выводов, которые сложно раскрыть в короткой статье. Уверен, многие из них будут в дальнейшем учтены в научной работе ученых ВМФ и практической деятельности сил МА. Глубокий анализ опыта может служить эмпирической основой теории применения МА как современной боевой системы ВМФ. В заключение хочу отметить, что за годы Великой Отечественной войны 17 полков и дивизий авиации ВМФ стали гвардейскими, 57 - орденоносными, 241 морской летчик удостоен звания Героя Советского Союза, а пятеро из них - дважды.

4


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации