ФЕНОМЕН ЧЕРНОБЫЛЬСКОГО СТРАХА

«ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР» № 14.2006 Г.

ФЕНОМЕН ЧЕРНОБЫЛЬСКОГО СТРАХА

Виктор ГАВРИЛОВ

кандидат психологических наук

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ У НАСЕЛЕНИЯ СОЗДАЮТ СЛУХИ, ДОМЫСЛЫ И ЗАМАЛЧИВАНИЕ ИНФОРМАЦИИ

20 лет назад произошла трагедия в Чернобыле. Уроки ее, как считается, досконально изучены. Но, думаю, что не до конца. В последнее время аварии и катастрофы все чаще связаны с различными источниками радиационной опасности, к числу которых относятся и атомные электростанции (АЭС). Растет тенденция к распространению расщепляющихся материалов на планете в связи с расширением круга их потребителей. Появляются зоны, где осуществляется хранение, захоронение радиоактивных материалов и отходов их производства. Это означает, что психологическая реакция на радиационную опасность может стать тривиальным явлением. Психологические особенности поведения человека в условиях радиационной опасности хорошо видны на примере аварии на Чернобыльской АЭС. Тогда, напомню, пострадали районы площадью около 25 тыс. кв. км с населением свыше 800 тыс. человек.

При этом наиболее рельефно психологические реакции прослеживаются по г. Киеву - многомиллионному городу с развитой инфраструктурой, оказавшемуся в относительной близости к источнику радиоактивного заражения.

Хронология событий:

26 апреля - взрыв на Чернобыльской АЭС. По Киеву начинают циркулировать смутные слухи - что-то "там" произошло.

1 мая - по Киеву проходит этап международной велосипедной гонки. Население проводит праздничный день в обычном режиме (гуляния, пикники и т.д.).

2 мая - начинает поступать все больше сведений, что на Чернобыльской АЭС случилась серьезная авария, которую не удается локализовать. При этом ветер изменил свое направление и теперь дует в сторону Киева, неся с собой радиационное облако. Поступает информация, что руководство начало вывозить членов своих семей за пределы Киева.

4-5 мая - население начинает в массовом порядке покидать Киев любыми возможными способами. Возникает состояние, близкое к панике.

Впоследствии - недоверие и резко критическое отношение населения к любым официальным оценкам последствий аварии на Чернобыльской АЭС и крайняя восприимчивость к разнообразным, в том числе самым фантастическим слухам.

КАК ВОЗНИКЛА ПАНИКА

После Чернобыльской аварии среди некоторых специалистов получила распространение точка зрения, что для киевлян стало характерно состояние, которое может быть охарактеризовано как "непрерывная скрытая атомная паника". Однако как события во время аварии, так и постчернобыльская ситуация не дают оснований говорить о какой-либо панике среди киевлян. Более корректно следует говорить о состоянии психической напряженности в ситуации постоянной или длительной радиационной опасности. Это состояние имеет некоторые особенности. Во-первых, по субъективным характеристикам оно подходит под известный феномен "ползучего страха", в основе которого лежит устойчивая напряженность. Действуя по механизму приливов и отливов, она может охватывать одновременно большие группы людей и, являясь зачастую безотчетной, может порождать массовидные негативные реакции.

Во-вторых, в результате многолетних наблюдений установлено, что реакции людей в условиях катастроф, стихийных бедствий и т.д. по степени устойчивости и широте охвата делятся на следующие три основные категории:

- устойчивые, активные, охватывающие 15-20% людей, оказавшихся в зоне поражения;

- кратковременно пассивные с возможным перерастанием в более активные формы - 60-70 %;

- неустойчивые, аффективные, возникающие у 15-20% участников события.

Как показывают исследования, в том числе украинских специалистов, постчернобыльская реакция охватила не более 10% киевлян. По своим качественным характеристикам она достаточно хорошо вписывается в указанную выше схему. Средний, самый широкий слой населения, в основном выдержал психологическую нагрузку опасности и неопределенности, не поддался крайним настроениям.

Радиационная опасность, являясь фактором длительного воздействия, сказывается на психическом состоянии людей пролонгированно, вызывая устойчивую напряженность, возрастающую соответственно росту суммарного радиационного облучения, если даже он не превышает предельно допустимых доз. Происходит аккумуляция напряженности, на крайних пределах которой происходит срыв.

Если рассматривать ситуацию после Чернобыльской аварии сейчас, то есть 20 лет спустя, то можно спокойно и объективно выделить основные причины психической напряженности, возникшей у определенной части киевлян и приведшей к возникновению состояния деятельного беспокойства и даже паники, охватившей указанные 10% населения, в результате чего люди стали покидать Киев. Среди этих причин можно отметить следующие:

- специфическое воздействие радиации, которое проявляется не только в данный момент времени, но и в будущем, причем никто из специалистов не может (и в тот момент не мог) сказать точно и определенно, какова вероятность наступления в будущем патогенных последствий - это способствовало формированию у части людей состояния ожидания негативного воздействия на здоровье;

- нежелание лиц, облеченных властными полномочиями, брать на себя ответственность за полную информацию о реальной ситуации и возможных последствиях - отсюда постоянное ощущение эффекта "ускользания смысла информации", которое присутствовало у многих киевлян, т.е. все что-то говорили, но от этого не прибавлялось конкретности и ясности. На это накладывалась плохая подготовка к аварийной ситуации большинства профессионалов - врачей, физиков, химиков, которые не смогли (а возможно, им не разрешили) своевременно объяснить населению истинные масштабы опасности, поэтому защитные меры иногда приобретали искаженные формы (запрещение детям посещать парки, выходить на улицу, массовые закупки минеральной воды, а впоследствии - спиртных напитков в магазинах и т.д.);

- необоснованная установка на замалчивание масштабов аварии: экстренных объявлений по радио решили не делать и одновременно город начали мыть поливальными машинами, а населению выдавать йодистые препараты. Это сразу же вызвало различные домыслы и обусловило в значительной степени недоверчивое отношение к официальной информации как сразу после аварии, так и на значительном протяжении постчернобыльского периода. К сожалению, перестраховочной тенденции поддались также и специалисты: расчет патогенных последствий (рост раковых заболеваний) врачами делался исходя из самых неблагоприятных прогнозов, и, как оказалось впоследствии, расчеты облучения по отношению к некоторым районам были завышены в 5-10 раз, точно так же оказались в 10 раз завышенными прогнозы о вероятности воздействия цезия-137;

- длительный, в течение 10 дней, "вынос активности" из реактора сформировал у части специалистов сомнение в возможности обеспечить необходимый эффект профилактических мероприятий, что передалось также части населения (в дальнейшем эти опасения относительно йода-131 оказались несостоятельными). Одновременно вынос активности сопровождался выбросом таких радионуклидов, как стронций и цезий с более длительными периодами полураспада, и хотя их распространение и воздействие на человека были достаточно хорошо изучены, тем не менее население в большинстве своем своевременно не было проинформировано, что усугубило напряженность;

- неправомерное превышение пределов того, что является строго необходимым с точки зрения обеспечения радиационной защиты. По оценкам специалистов, подготовивших технический доклад на международной конференции по Чернобылю в мае 1991 г. (он основывался на исследовании радиационной обстановки и проверке оценок загрязнения окружающей среды, радиационного облучения населения 28 населенных пунктов в девяти загрязненных районах Белоруссии, Украины и России), меры по переселению и ограничению на пищевые продукты следовало принять в меньшем масштабе. Доказано практикой, что массовое переселение приводит к снижению качества жизни на новом месте и соответственно к сокращению средней продолжительности жизни. В докладе отмечалось, что излишне осторожный подход к оценкам доз в сторону их завышения в принципе был неправомерным и противоречащим целям защитного вмешательства;

- негибкость СМИ, оказавшихся не в состоянии дать реалистичную оценку возможных патогенных последствий того уровня радиации, который установился в Киеве (это больше всего нервировало людей, создавая неопределенность), - прессе не удалось создать психологический фон определенности, что могло бы смягчить негативные реакции. Более того, запаздывание информации в сочетании с тенденцией официальных властей к приукрашиванию истинного положения дел вызвали у значительной части населения недоверие к официальным источникам информации и, наоборот, чрезмерную доверчивость к сообщениям из-за рубежа (а тогда народ выбирал между "отвязной" радиостанцией "Свобода" и "зашоренной" программой "Время"), а главным образом - к слухам.

В возникновении отрицательных психологических реакций большую роль играет "пусковой сигнал", который выступает в качестве первого камня, страгивающего с места целую лавину. В Киеве роль такого "пускового сигнала" сыграли слухи (которые обернулись правдой) о вывозе из города детей и родственников местного руководства. Это была та капля, которая переполнила чашу терпения людей, измученных неопределенностью и отсутствием управляющих указаний.

КАКУЮ РОЛЬ МОГЛИ СЫГРАТЬ СМИ

Постчернобыльские психические реакции населения еще раз показали, что на состояние людей сильное влияние оказывает содержание получаемой информации. Специалисты особо выделяют значение своевременных и достоверных сведений в условиях радиационной опасности. Их значение особенно возрастает, когда начинают преобладать разного рода домыслы и слухи, которые, становясь ведущим источником информации, настолько закручивают спираль психологического напряжения, что даже специалисты в таких условиях доверяют сведениям, предваряемым словами "слышал", "говорят" и т.д. Сбить такое напряжение прямым воздействием, а тем более нажимом очень трудно - у людей в ситуации неопределенности формируется тенденция к ожиданию скорее худшего, чем лучшего (пессимисты в этой ситуации выступают в роли пророков). Поэтому в этом случае, как никогда, необходимо адекватное ситуации и тенденциям ее развития регулирование информационного потока.

Сейчас совершенно очевидно, что сразу после аварии был допущен ряд просчетов в информировании населения, до которого даже не доводились элементарные сведения о характере воздействия повышенного радиационного фона на здоровье людей без ущерба для них. К числу этих сведений можно отнести:

- факты о наличии на земле зон, где суммарная доза естественного радиационного фона, которую получает человек в год, в 5-7 раз превышает среднемировой уровень без каких-либо отрицательных последствий для здоровья (например, в Бразилии и Индии есть районы, жители которых получают в течение всей жизни дозу естественного облучения 1200 мбэр/год при среднемировом уровне 100 мбэр/год);

- данные сравнительно длительного (в течение 16 лет) круглосуточного облучения животных от гамма-источников без какого-либо вреда для их здоровья и воспроизводительной способности - наоборот, наблюдается эффект увеличения продолжительности жизни различных высокоорганизованных животных в среднем на 10% (кстати, существует серьезная медицинская статистика о сравнительно большей продолжительности жизни врачей-рентгенологов; с другой стороны, как полагают, географические зоны с высоким процентом долгожителей связаны в первую очередь с высокогорьем и соответственно - повышенной космической радиацией);

- данные о воздействии на людей последствий атомных катастроф и испытаний. К примеру, атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки, испытания американской водородной бомбы на атолле Бикини; учения в условиях применения ядерного оружия на Тоцком полигоне; авария на заводе по производству плутония в Уиндскейле (Великобритания); катастрофа американского бомбардировщика над испанским Паломаресом (население в течение нескольких недель подвергалось облучению от расколовшихся водородных бомб); мощный выброс радиоактивности в промышленной зоне под Челябинском и т.д.

Хотя результаты обследований медиками жителей, подвергшихся радиоактивному облучению, во многих случаях были и остаются засекреченными, тем не менее нет информации о том, что частота онкологических заболеваний и генетических нарушений в указанных районах выше, чем в среднем по различным странам. Согласно исследованиям американских специалистов, среди детей, облученных в период внутриутробного развития в Хиросиме и Нагасаки, не обнаружено повышенной склонности к заболеванию раком. Из 267 тыс. детей, родители которых получили относительно большие дозы во время атомных бомбардировок, были обнаружены лишь две вероятные мутации! Среди примерно такого же числа детей, родители которых получили меньшие дозы, не отмечено ни одного такого случая. Более того, наблюдается совершенно парадоксальный факт: за счет приоритетного медицинского обслуживания продолжительность жизни жителей Хиросимы и Нагасаки, переживших атомные бомбардировки, в среднем выше, чем у послевоенного населения Японии в целом.

Как показали постчернобыльские реакции населения, необходимо учитывать определенную иррациональность общественного мнения относительно понятия "приемлемого риска". Вообще говоря, вопрос о том, почему человек относится к одному виду деятельности, связанному с риском, более терпимо, чем к другому, изучен явно недостаточно. Например, опрос, проведенный в США среди трех групп населения (женщины, студенты и бизнесмены), показывает значительную тенденциозность общественного мнения и его "ангажированность". Так, сравнительный анализ данных опроса со статистическими данными числа случаев с летальным исходом в год в США от различных факторов риска показывает значительные расхождения в оценке этих факторов различными группами населения. Наиболее рациональный подход у бизнесменов, наименее рациональный - у студентов, что, впрочем, характерно для этой группы и в других областях, будь то экономика, политика или что-то другое - это естественное следствие недостатка жизненного опыта. С другой стороны, сравнительный анализ усредненных данных по группам показывает, что в общественном мнении существует тенденция приуменьшать реальную опасность (несчастные случаи от автомобильных аварий, поражения электротоком, бытовые травмы, железнодорожные катастрофы, рентгеновское облучение в медицинских целях, плавание и т.д.). И, наоборот, преувеличивать предполагаемый риск (пестициды, атомная энергетика, применение аэрозолей в быту, работа в полиции и т.д.), то есть то, что зачастую навеяно СМИ, которые в поисках сенсаций в некоторых случаях начинают тиражировать недостаточно проверенные мнения и сведения. То, что атомная энергетика стоит на одном из первых мест в общественном сознании среди факторов предполагаемого риска, по мнению специалистов, связано с определенными этическими нормами (захоронение радиоактивных отходов), негативными ассоциациями с атомными бомбами и термоядерной войной, страхом перед возможными авариями на АЭС и, наконец, просто с недостаточными знаниями. В этой области много данных секретных и полусекретных, что особенно питает страхи. Поэтому стимулирование разумного подхода к оценке реального риска в значительной мере могло бы способствовать рационализации общественного мнения, а для этого нужна всесторонняя, объективная и сбалансированная информация.

Говоря в целом, информация в условиях аварии на Чернобыльской АЭС и в постчернобыльский период в недостаточной степени была направлена на смягчение напряженности, вызванной радиационной опасностью. Если бы приведенные выше и другие подобные факты и оценки были в свое время использованы в СМИ в достаточно тонкой и ненавязчивой форме, это, возможно, могло бы заметно ослабить напряженность, одним из проявлений которой стала радиофобия и связанные с ней психологические реакции, которые во многом обусловили наступившие затем социально-политические последствия.

Причиной негативных психологических реакций среди населения после Чернобыльской аварии было и то, что происходило нагнетание эсхатологических страхов ("приближение конца света") и выпячивание просчетов властей. Это усугубило атмосферу психической напряженности в обществе, и в частности в прилегающих к Чернобыльской АЭС районах, что явилось главной причиной принятия решения о начале массовой эвакуации детей из Киева, хотя, по мнению специалистов, для этого не было никаких объективных данных.

КИЕВ, КАК ИЗВЕСТНО, НЕ ОБЕЗЛЮДЕЛ

Потенциал психосоматической адаптации человека к условиям окружающей среды таит еще много неизведанного, поэтому возможно, что последствия Чернобыльской аварии во всех планах будут не столь катастрофическими, как это пытались в свое время, да и сейчас пытаются представить. Экспериментальные исследования в определенной степени подтверждают это. Так, по данным опросов, проведенных в Киеве, несмотря на то что напряжение среди киевлян с 1986 г. не опускалось ниже "сильного" и подчас ощущалось как "очень сильное, вплоть до желания сбежать", тем не менее Киев не обезлюдел, киевляне продолжают жить и работать. Оценки киевлянами степени радиационной опасности таковы: 12% категорически утверждают, что "здесь жить нельзя", остальные с теми или иными оговорками полагают, что условия существования достаточно приемлемы - лучший пример психологической адаптации. При этом нет никаких определенных данных медицинской статистики, которые бы свидетельствовали, что рост различных заболеваний, связанных с радиационными факторами, в Киеве и областях, прилегающих к району аварии, связан именно с последствиями Чернобыля. По мнению многих медицинских специалистов, рост этих заболеваний скорее связан с рухнувшей системой медицинского обслуживания, существовавшей в советское время.

Суммируя сказанное, следует отметить, что, по всей видимости, в условиях недостатка энергоресурсов атомная энергетика является весьма перспективной отраслью, способной компенсировать растущие энергозатраты быстро развивающейся российской экономики. В то же время необходима разработка комплексной программы по нейтрализации возможных отрицательных психологических реакций населения на "ядерный фактор". В этой связи представляется необходимым в первую очередь обратить внимание на следующие моменты:

- осуществление комплекса мер по социально-экономической и психологической стабилизации, укреплению доверия населения к соответствующим службам и властям;

- доведение до общественности взвешенных и строго выверенных оценок специалистов, не приукрашивающих, но и не драматизирующих истинного положения дел;

- активизация различного рода мероприятий, направленных на рационализацию восприятия "ядерного фактора", в чем ведущую роль должно сыграть умное, гибкое и ненавязчивое информационное воздействие.

Такая программа могла бы стать также основой для выработки в последующем системы профилактических мер по предупреждению негативных психологических реакций населения на катастрофы и стихийные бедствия, в том числе аварии, связанные с радиоактивным выбросом.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации