СЛЕПОЕ ОРУДИЕ СПЕЦСЛУЖБ

ВОЕННО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ КУРЬЕР № 7/2008

СЛЕПОЕ ОРУДИЕ СПЕЦСЛУЖБ

Сергей ПОНОМАРЕВ

ВОЙНА В ЧЕЧНЕ ПОЛИТИЗИРОВАЛА И ВОЕНИЗИРОВАЛА РАСПРОСТРАНЕНИЕ ВАХХАБИЗМА НА СЕВЕРНОМ КАВКАЗЕ

О войне в Чечне и боевых действиях в Дагестане сегодня известно многое. В свое время был сделан достаточно глубокий, детальный анализ их последствий. Подсчитано количество жертв с обеих сторон, пропавших без вести, материальный и моральный ущерб, численность боевиков... Например, по оценке российских спецслужб, в зоне контртеррористической операции в Чечне находились наемники более чем из 50 государств. Но есть еще одно обстоятельство, о котором много не говорят. К последствиям войны, думается, можно отнести и стремительное распространение ваххабизма на территории некоторых закавказских республик. И сегодня далеко не каждый россиянин ответит на вопрос: чего больше в нем - пользы или вреда? Каким должно быть отношение к нему в светском обществе?

Ваххабизм как течение ислама восходит к Мухаммеду аль-Ваххабу, жившему в XVIII в., создателю того, что называют фундаментализмом. Аль-Ваххаб выступил за возврат к корням ислама, очистку изначальной коранической традиции от позднейших наслоений. Вероучение аль-Ваххаба сформировало отдельный толк ислама, который теперь доминирует в Саудовской Аравии. Но дело в том, что, кроме названия, мало что объединяет современных ваххабитов с последователями аль-Ваххаба.

"МУСУЛЬМАНСКИЙ РЕНЕССАНС"

Зарождение ваххабизма в качестве новой политико-религиозной силы произошло сравнительно недавно и имеет достаточно агрессивную направленность. Увы, конечная цель ваххабитов - обратить в ислам все постсоветское пространство, сократив при этом численность населения бывшего СССР до приемлемых для Запада 20-30 миллионов "мусульман". Нежелающие принять ислам подлежат уничтожению. При этом традиционное мусульманское население сократится за счет войн на периферии России и рабочей эмиграции в Европу.

Естественно, возникает вопрос: зачем радикальным мусульманам сотрудничать с Западом? И что это за сотрудничество? Факт тем не менее остается фактом - несколько десятилетий политика Запада сводится к перераспределению мировых ресурсов в пользу "золотого миллиарда", т.е. жителей наиболее развитых стран планеты. И в качестве одного из инструментов этого перераспределения западные спецслужбы используют как раз новое течение ислама. И хотя население России не входит в это число, оно, судя по всему, не должно потреблять мировые ресурсы в том объеме, в котором потребляет их сейчас.

Одна из современных особенностей ислама состоит в том, что он переживает ревивалистский и демографический взрыв, часто способствующий дестабилизации общественной ситуации в исламских государствах и их отношений с соседями. Число сторонников этого вероисповедания, судя по некоторым источникам, достигло 1 млрд. 300 тыс. человек. Кроме того, удельный вес и роль мусульманских стран в мировой экономике и политике постоянно возрастают. В арабо-мусульманских цивилизациях заново происходит утверждение собственных фундаментальных ценностей, специфических культур, в том числе и религиозных. К сожалению, этот своего рода "мусульманский ренессанс" в исламе протекает через отрицание ценностей западной культуры.

Всякие возрожденческие тенденции в обществе не могут не сопровождаться как радикалистским вызовом, так и сопротивлением консерватизма. В этом отношении не является исключением и ислам, в котором процесс возрождения ныне сопровождается крайними радикальными тенденциями, часто проявляющимися в антисоциальных действиях. В то же время радикализм в исламе встречает сопротивление у традиционалистов, придерживающихся сложившейся формы вероисповедания.

Возникновение радикалистских течений в исламе происходило либо по причине внутримусульманского политического и духовного кризиса, либо как следствие негативной реакции против экспансии западных материальных и духовных ценностей в мусульманские страны, и особенно как реакция на американский образ жизни, навязываемый последователям ислама.

В истории ислама известны случаи внутрирелигиозных расколов, происходивших из-за борьбы за власть, стремления более глубоко осмыслить Коран (или аллегорически интерпретировать его каноны), Сунну пророка или же из-за попыток реформировать ислам в соответствии с современностью. Можно сказать, что этим и объясняется образование суннитского и шиитского направлений в исламе, таких религиозно-философских течений, как калам, мутазилизм и суфизм, а также различных сект, ваххабитского движения и реформаторских тенденций. Все они так или иначе являются следствием протеста против ортодоксального ислама. Мусульманские протестные группы и их лидеры навязывали ортодоксии полемику по новой интерпретации фундаментальных проблем ислама, что приводило к идейному расколу и физическому столкновению противоборствующих сил. Нередко многие радикалистские направления для утверждения собственного понимания в религии прибегали к крайним средствам, экстремистским действиям - вплоть до терроризма.

Радикалы в исламе склонны к крайним действиям, решительному изменению социальных порядков, институтов и замене их соответствующими религиозными структурами. Деяния радикалов неминуемо порождают социальные и религиозные конфликты, дестабилизируют ситуацию в обществе. Практика их деятельности показывает, что она нацелена против существующей власти и официального духовенства.

На Северном Кавказе (в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Карачаево-Черкесии) к радикалам стали относить мусульман, отрицающих традиционный российский ислам, требующих его замены "чистым исламом", который прибегает в своей практике к крайним методам утверждения влияния на общество. Он здесь представлен так называемым ваххабизмом. Можно долго спорить по поводу соответствия или несоответствия термина "ваххабизм" своему объекту. Ареал распространения ваххабизма в России достаточно широк. Он существует в Дагестане, Чечне, несколько меньше - в Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии.

О возможности распространения ваххабизма в Татарстане, Башкортостане, ряде сибирских городов и возрастания его роли среди мусульман предупреждал еще председатель Центрального духовного управления мусульман России и европейских стран СНГ, Верховный муфтий Талгат Таджуд-дин. Ведь ваххабиты на Северном Кавказе постепенно превращались в фактор политической дестабилизации и угрозы существованию конституционного строя не только в Чечне, Дагестане, но и на всем Северном Кавказе. Именно их деятельность спровоцировала очередную войну в Чечне, хотя она, судя по некоторым источникам, планировалась задолго до похода ваххабитов в горный Дагестан. Активизировавшие свою религиозно-политическую деятельность на Северном Кавказе (в Дагестане, Чечне, Карачаево-Черкесии) ваххабиты выступили не только за решительные преобразования традиционного ислама, но и за установление "новых" социальных порядков, основанных на принципах шариата. Для реализации этой стратегии в Чечне и Дагестане им удалось навязать верующим "жизнь по шариату".

Сами сторонники ваххабизма протестуют против употребления этого термина применительно к себе, полагая, что он неправильно отражает их религиозные убеждения и практику. Кроме того, они относятся к нему как к оскорбительному ярлыку, который специально навешивается на них идейными противниками. Считая себя последователями "чистого ислама", ваххабиты самих себя называют муваххидунами, салафами, джамаатовцами, единобожцами или же просто мусульманами. Такое терминологическое многообразие самоназваний, с нашей точки зрения, также не проясняет сути вопроса. Более того, создается впечатление, что те или иные ваххабитские группы внутренне различаются, идейно и политически разноориентированы. Поэтому возникает вопрос изучения всего разнообразия исламского радикализма, исламских течений в России.

БЕЗ ДИАЛОГА НЕ ОБОЙТИСЬ

Так кого же называют ваххабитами на Северном Кавказе? И почему? В Дагестане, а затем в Чечне ваххабитами стали называть тех мусульман, которые подвергали критике традиционный для этих регионов суфийский ислам, считая его заблуждением, отходом от истинного божественного пути. Критика ваххабитов направлена против традиционалистов, в ней отрицается культ святых в исламе (почитание шейхов и устазов, посещение мест их захоронений - зияратов), посредничество между верующим и Богом. Ваххабиты выдвигали требования ликвидировать надмогильные сооружения, мавзолеи, воздвигнутые умершим духовным лидерам мусульман, прекратить исполнение суфийских ритуалов, в частности зикра. Они запрещали мусульманам просить заступничества у пророка Мухаммада, утверждая, что он такой же человек, как все остальные мусульмане. Все суфийские ритуалы ваххабиты считают заблуждением, более того - ширком (язычеством), а самих сторонников суфизма не признают за мусульман, называя их мушрикинами (отступниками), против которых необходимо вести джихад.

Некоторыми исследователями ваххабиты рассматриваются как реформаторы в исламе, преследующие цель очистить его от проникших элементов народной культуры, в том числе древних верований. Однако практика деятельности ваххабитов на Северном Кавказе показывает, что их "реформаторство" в современных условиях - безусловный откат назад, в мрачное Средневековье, со всеми вытекающими последствиями.

Радикализм ваххабитов оказался неприемлем для северокавказского исламского традиционализма, формировавшегося на базе этнокультурных особенностей региона, прошедшего длительную историю социальной и духовной адаптации в царской России, в советский и постсоветский периоды. Конфликт между ваххабитами и их противниками на Северном Кавказе - не только конфликт теологический, политический, но и социокультурный. Здесь столкнулись не столько два ответвления ислама, сколько кавказская культура с "бедуинизированной" (этот термин присутствует в общественном мнении чеченцев) культурой. В целом можно считать, что ваххабизм - навязанная мусульманам Северного Кавказа форма понимания ислама и соответствующего поведения, вступившая в противоречие с традиционной культурой его народов.

Радикализм ваххабитов и неприятие его местными традиционалистами приводили не просто к идейным разногласиям, но к столкновениям между их сторонниками, часто завершавшимся кровопролитием. По мере укрепления позиций ваххабитов, активного вовлечения их в политический процесс предъявляемые ими требования все более носили экстремистский характер, что вызывало негативную реакцию со стороны традиционного духовенства, предпринявшего идейную и политическую борьбу со сторонниками "чистого ислама".

Важнейшим фактором, резко политизировавшим и военизировавшим ваххабизм, стала война в Чечне 1994-1996 гг., в которой принимали участие как дагестанские, так и чеченские ваххабиты. Ряд успешных операций, проведенных ваххабитами, и так называемая "победа Чечни" создали им ореол защитников мусульман, укрепили их религиозно-политические позиции среди верующих.

Некоторые эксперты полагают, что действия дагестанских ваххабитов были продиктованы стремлением защитить себя от коррумпированной местной республиканской власти и поддерживающего ее федерального центра. Не отрицая этого, заметим, что деятельность ваххабитов была более обширной и разноплановой, их замыслы имели не только локальный, но и глобальный акцент. Так, на базах Хаттаба и Басаева в Чечне дагестанские ваххабиты совместно с чеченскими проходили военную и "идейно-политическую" подготовку. Также существовали школы подготовки ваххабитов в Буйнакском районе под руководством эмира Джураллы Раджабова. Некоторые ваххабиты были замешаны в насилии над людьми, террористических актах и похищениях людей.

В 1999 г. деятельность исламистов (в данном случае мы имеем в виду ваххабитов) приобрела угрожающий общественный характер. На "президента" Чечни А. Масхадова, муфтия мусульман Чечни А.-Х. Кадырова и на ряд чеченских чиновников, боровшихся с террористами, совершаются покушения, часто завершающиеся их гибелью. Когда на муфтия Кадырова было совершено четвертое по счету покушение, унесшее жизни четверых его племянников, он по чеченскому телевидению заявил, что "у него нет иных врагов, кроме ваххабитов".

Весной 1999 г. в Чечне под руководством Ш. Басаева формируется антимасхадовская оппозиция, потребовавшая исламизации государственного управления в Чечне, создания Исламской Шуры, написания "исламской" Конституции и введения в Чечне полного шариатского правления. Оппозиция вынудила Масхадова издать указ о введении в Чечне полного шариатского правления, что и произошло 3 июня 1999 г. Согласно этому указу с 4 июня Чечня превращалась в Исламскую Республику со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Фактически А. Масхадов исламистами был отстранен от власти. Но когда он по телевидению непосредственно обратился к чеченскому народу и призвал его на площадь в центре Грозного, то десятки тысяч собравшихся чеченцев выразили ему доверие и потребовали, чтобы он начал решительную борьбу против ваххабитов. Однако А. Масхадов не сумел использовать настрой народа против исламистов и начать активную политическую и силовую борьбу по пресечению их экстремистской деятельности. Так называемое полное шариатское правление в Чечне на деле оказалось полной дискредитацией шариата, самого "президента" Чечни и Конституции, на которой зиждилась его власть. А. Масхадов ничего не смог противопоставить экстремистам, начавшим открытое наступление на законную власть, традиционный образ жизни чеченцев. Несмотря на введенное шариатское правление, ничего не делалось по пресечению деятельности преступных групп, похитителей людей, краж и грабежей, совершавшихся на территории Чечни, по элементарному улучшению условий жизни людей и обеспечению безопасности их существования.

Шариатские суды оправдывали преступников за взятки. Известны случаи, когда преступников, совершивших изнасилования и убийства, осуждали на условные сроки, мотивируя тем, что преступники - мусульмане, а пострадавшие - иноверцы. Подобная "справедливость" формировала в чеченском народе резко негативное отношение к сторонникам "чистого ислама", коими считают себя ваххабиты, укрепляла в общественном мнении точку зрения, что осуществляется намеренный подрыв основ ислама.

Увы, до сих пор в Чечне продолжают скрытно работать деньги "Аль-Каиды" и ее инструкторы, остаются иностранные наемники. Главным источником финансирования являются поступления из сферы производства, переработки, экологических и девелоперских проектов. А в Москве в свое время было выявлено 14 коммерческих банков, находящихся под контролем чеченских организованных групп, в том числе 4 банка, оказывающих адресную помощь лидерам НВФ в Чечне. В отношении этих банков в рамках совместного плана с ФСНП, ФСБ, с привлечением специалистов Центробанка осуществлен комплекс оперативно-розыскных мероприятий. Следственным комитетом при МВД России возбуждено уголовное дело в отношении организованной группы, действующей в кредитно-финансовой сфере в интересах чеченских НВФ.

Реалии сегодняшнего дня таковы, что деятельность террористов наносит ущерб безопасности Российской Федерации. Оказывается активная финансовая поддержка через всевозможные фонды религиозно-экстремистским группировкам ваххабитского толка, которые ставят перед собой задачу осуществления терактов на территории России, свержения существующего конституционного строя и создания исламского государства на Северном Кавказе. Эмиссары организаций активно занимаются вербовкой и подготовкой террористов-смертников, сбором разведданных в Чечне, помогают оставшимся в горах боевикам вести не только вооруженную, но и информационную войну с Россией. Проводится также работа по пропаганде религиозной вражды и ненависти, ухудшению криминогенной ситуации.

В целом радикализм и экстремизм ваххабитов породили непримиримые религиозные противоречия между мусульманами Северного Кавказа и всей России, которые долго еще будут сохраняться.

Но, как ни странно, непродуманная экономическая и политическая стабилизация на Северном Кавказе, равно как и во всей стране, также может привести к "возрождению" ваххабизма, но в специфической форме. Это будет ваххабизм, извлекший уроки из своего нынешнего поражения. В условиях кризиса общества политический радикализм ваххабитов остается привлекательным для бедных людей, маргинальной части мусульманской молодежи, оппозиционных местной или федеральной власти сил. Дело в том, что современные модернизационные процессы в России при сохранении громадного социального неравенства не снижают роста недовольства людей своей жизнью, а, наоборот, как нам представляется, заметно его увеличивают. Поэтому преследования сторонников ваххабизма, запретительные меры заведомо провальны и могут иметь негативные последствия. Свой внутренний мобилизационный ресурс ваххабизм не исчерпал, его демонтаж не состоялся, поэтому его активизация в несколько иной форме и иными методами вполне допустима. Кроме того, внутри российского мусульманства возможно возобновление дискуссии по фундаментальным проблемам ислама, которую могут навязать ваххабиты, что усилит тенденцию к новому расколу среди мусульман.

Федеральной и региональным властям, а также официальному мусульманскому духовенству объективно нужно будет считаться с процессом ревивализма в исламе и сопровождающим его радикализмом, прилагать значительные усилия по нейтрализации экстремизма. Сегодня, как никогда, необходима программа включения молодых мусульманских сил в созидательный процесс. В противном случае молодые российские мусульмане легко могут пополнить ряды воюющих ваххабитов.

И последнее. Без взаимной толерантности, постоянно действующего диалога как внутри мусульман, так и между разными конфессиями, между властью и верующими никак не обойтись. Выработка и осуществление соответствующей политики отношения к верующим, причем разных конфессий, различных внутриконфессиональных ориентаций, будут способствовать миру и стабильности в России.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации