Некоторые вопросы прорыва обороны при переходе в контрнаступление

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 2/1992

ОПЕРАТИВНОЕ ИСКУССТВО

Некоторые вопросы прорыва обороны при переходе в контрнаступление

(Исторический опыт и современность)

Полковник в отставке А. Ф. БУЛАТОВ,

кандидат военных наук, доцент

КОНТРНАСТУПЛЕНИЕ - это особый вид наступления, предпринимаемый обороняющимися войсками в ходе или после отражения наступления противника. Его цели: разгром главной группировки противника, срыв его наступления, овладение важными районами и рубежами, захват стратегической или оперативной инициативы и создание условий для перехода в общее наступление.

Опыт Великой Отечественной войны свидетельствует, что успех контрнаступления обеспечивался при действиях против группировок противника, не успевших занять оборону и закрепиться на выгодном рубеже или вынужденных создавать ее под ударами советских войск. Вместе с тем в наиболее крупных контрнаступательных операциях (под Москвой, Сталинградом, Курском) многим фронтам и армиям пришлось прорывать вражескую оборону в различной степени готовности. В частности, к началу контрнаступления под Москвой противник проявлял активность лишь у Солнечногорска, Наро-Фоминска и Тулы. На остальных участках он был остановлен и за несколько дней смог создать оборону в виде отдельных опорных пунктов и узлов сопротивления. Контрнаступление под Сталинградом началось непосредственно после завершения оборонительной операции, когда немецко-фашистские полчища истощили свои наступательные возможности. В битве под Курском объединения пяти фронтов переходили в контрнаступление в различной обстановке: войска Западного и Брянского фронтов, не принимавшие участия в оборонительном сражении, 12 июля 1943 года нанесли удар с целью прорыва подготовленной обороны врага. Контрнаступление Центрального фронта началось 15 июля, т. е. через три дня после того, как соединения вермахта были остановлены упорной обороной и контрударами. Войска Воронежского и Степного фронтов перешли в наступление 3 августа (после восстановления положения, занимаемого к началу оборонительного сражения).

После войны возможности войск по созданию прочной обороны в короткие сроки существенно возросли. Значительно увеличились ее глубина и противотанковая устойчивость, способность наносить эффективное огневое поражение всем элементам оперативного построения наступающих. Все больше стирается существовавшая ранее резкая грань между подготовленной и поспешно занятой обороной. Повышение боевых возможностей оружия и войск способствует устойчивости и активности обороны, позволяет быстро за счет маневра и глубокого огневого воздействия изменять соотношение сил и средств на угрожаемых направлениях. Поэтому есть все основания полагать, что и современные контрнаступательные операции могут начинаться с прорыва обороны, т. е. с создания бреши в подготовленных оборонительных полосах (рубежах), занятых войсками противника.

Прорыв обороны является начальным, наиболее трудным и ответственным этапом контрнаступательной операции. Он готовится, как правило, в короткие сроки, в ходе вынужденной обороны, в предельно сложной, динамичной и быстро меняющейся обстановке, в условиях напряженной борьбы за захват и удержание оперативной и стратегической инициативы. Поэтому подготовка и осуществление прорыва требуют огромных усилий и высокого искусства командования, штабов и войск. Анализируя прошлый опыт, можно сделать вывод, что для успешного прорыва обороны при переходе в контрнаступление необходимо: выбрать оптимальный способ разгрома группировки противника; заблаговременно подготовить соответствующие силы и средства, искусно сосредоточить их на избранных направлениях; умело организовать огневое поражение; добиться внезапности перехода в наступление, без промедления наращивать усилия наступающих войск и обеспечить высокие темпы прорыва обороны; своевременно расширять участки прорыва, не допускать притока свежих сил противника с других направлений и из глубины; создавать условия для развития тактического успеха в оперативный.

Все это в значительной степени зависит от избранного способа разгрома обороняющегося противника. В годы войны он определялся командованиями фронтов и армий в зависимости от количества и качества средств поражения, наличия войск, а также от поставленной цели, соотношения сил, состояния и положения противника, начертания линии фронта, характера местности и других условий обстановки. При этом советское командование проявляло творческий характер, стремилось не повторяться ни в замыслах операций, ни в способах действий. Так, в контрнаступлении под Москвой Ставка ВГК не располагала значительными резервами. В условиях численного превосходства противника основным способом его разгрома стал прорыв обороны на отдельных направлениях. Под Сталинградом был избран более решительный способ - окружение и уничтожение его важнейших группировок. Этому способствовали такие факторы, как примерное равенство сил сторон, наличие резервов, удобная конфигурация фронта, более благоприятная общая обстановка. Битва под Курском характеризовалась серией рассекающих ударов, наносимых в полосе, значительно превышающей ее на первом этапе битвы - в оборонительном сражении. При этом использовались наиболее слабые участки обороны вермахта (невысокие плотности сил и средств, недостаточно развитая система инженерного оборудования местности, занятость формированиями с низкими морально-боевыми качествами) и доступные для действий всех родов войск.

Главные удары в контрнаступательных операциях обычно наносились по слабым местам в обороне противника, на направлениях, выводящих во фланг и тыл его основных сил. В отдельных же операциях, исходя из конкретной обстановки, они осуществлялись и по довольно сильным участкам обороны. Это применялось в условиях, когда необходимо было избежать перегруппировки большого количества войск, подготовить наступление в короткие сроки и лишить немецко-фашистское командование возможности усиливать оборону. Иногда направления ударов избирались с учетом плацдармов на берегу крупных водных преград. Под Сталинградом, например, они имелись на Дону и между озерами Сарпа, Цаца и Барманцак (на флангах вражеской группировки).

Ширина участков прорыва в годы войны определялась в зависимости от характера обороны противника, количества и состояния общевойсковых соединений, сил и средств огневого поражения и с таким расчетом, чтобы в пределах каждого из них можно было оборудовать удобное исходное положение для размещения ударной группировки и скрытного ее развертывания. В контрнаступлении под Москвой общевойсковая армия прорывала оборону на одном-трех участках шириной от 6 до 20 км каждый, фронтовые участки прорыва расчленялись на несколько армейских. С одной стороны, это исключало сложные перегруппировки и сокращало сроки подготовки прорыва, а с другой - снижало результаты предпринимаемого наступления} при ослабленном боевом составе армий и множестве участков прорыва трудно было рассчитывать на успех. Поэтому в годы войны наблюдалась тенденция сокращения количества участков прорыва и уменьшения их ширины. Во втором и особенно в третьем ее периодах армии, как правило, наносили один удар и преимущественно в составе ударной группировки фронта, осуществлявшей прорыв на одном участке. Число ударов во фронтовых контрнаступателных операциях сократилось до одного-двух. Так, в контрнаступлении под Курском Западный, Центральный и Степной фронты наносили по одному удару, Брянский и Воронежский - по два.

Опыт показал, что во всех случаях успех прорыва обусловливался степенью массирования сил и средств на избранных направлениях. Достичь этого в годы войны удалось не сразу. В первом периоде, когда стратегическая инициатива принадлежала противнику, а советские войска вели тяжелые оборонительные сражения без достаточного количества резервов, практически реализовать этот принцип военного искусства было непросто. Кроме того, боязнь ослабить какое-то из направлений приводила к тому, что силы и средства распределялись относительно равномерно во всей полосе. На участках прорыва, общая ширина которых составляла 30 и более проц. от ширины полосы наступления фронта, сосредоточивалось около половины сил и средств. Оперативные плотности были крайне низкими: около одной дивизии на 5-7 км, 30 орудий и минометов, б-8 танков на 1 км участка прорыва, что не позволяло быстро прорывать оборону и развивать наступление на большую глубину.

Эти недостатки на основе директивного письма Ставки ВГК № 03 от 10 января 1942 года стали настойчиво устраняться. Решительный переход к созданию мощных ударных группировок с массированием сил и средств на главных направлениях явился определяющей тенденцией в последующих контрнаступательных операциях. Еела под Москвой ударная группировка фронта состояла из 3-7 дивизий, 35-125 танков, 160-600 орудий, то под Курском ее состав возрос; по личному составу - в 1,5, орудиям и минометам - в 4,6, танкам - в б, самолетам - в 2,5 раза. В связи с этим оперативные плотности составили 1,3-1,9 км на дивизию, 105-230 орудий, 30-70 танков и САУ на 1 км участка прорыва.

Первостепенное значение для успеха прорыва обороны з контрна-ступательвой операции имеют заблаговременная подготовка сил и средств и скрытное сосредоточение их на избранных направлениях ударов. Эта задача была одной из самых важных и сложных в годы Великой Отечественной войны. Следует отметить, что накануне контрнаступления советское командование стремилось накопить и сохранить резервы в качестве основы ударных группировок. Поэтому в ходе оборонительного сражения приходилось действовать таким образом, чтобы, с одной стороны, не допустить чрезмерного ослабления обороняющихся войск, своевременно пополняя их минимально необходимыми силами, а с другой - создавать ударные группировки. В их состав обычно включались сохранившие боеспособность войска первого (второго) эшелона, неизрасходованные резервы, соединения и объединения, поступившие из резерва ВГК. В ряде случаев, особенно в благоприятной оперативной обстановке, первые эшелоны ударных группировок создавались за счет внутрифронтовых перегруппировок, а вторые - уже в ходе контрнаступления за счет войск, снятых с второстепенных участков или высвобождавшихся после завершения оборонительной операции, а также переданных из резерва ВГК.

В годы войны прорыв обороны осуществлялся, как правило, из положения непосредственного соприкосновения с противником. Это обеспечивало более организованные действия войск, наиболее полное использование их огневых и ударных возможностей, а также лучшую защиту от средств поражения противника. Данный способ перехода в наступление может найти применение ив современных условиях. При слабо развитой обороне на открытой местности и при вводе в сражение войск, перебрасываемых с других направлений, прорыв обороны может осуществляться и с выдвижением из глубины.

В годы войны войска могли находиться в непосредственном соприкосновении с противником сравнительно продолжительное время, теперь положение изменилось: удары современными высокоточными средствами поражения по скоплениям войск могут привести к большим потерям. В связи с этим важнейшее значение приобретает быстрота и скрытность создания ударных группировок, их рассредоточенное расположение, надежное прикрытие с воздуха, а также другие меры по предотвращению ударов противника и снижению их результативности.

В интересах сокращения сроков подготовки прорыва перегруппировку и сосредоточение войск целесообразно проводить заблаговременно, еще в ходе оборонительного сражения, не дожидаясь завершения наступления противника. При этом в первую очередь потребуется выдвигать на направление главного удара войска второго эшелона (если контрудар не наносился) и резервы, а затем совершать маневр соединениями первого эшелона с менее активных участков. Крайне важно не допустить захвата противником районов сосредоточения контрнаступательной группировки. Ее соединения, предназначенные для действий в первом эшелоне, не должны преждевременно втягиваться в сражение, им нужно сохранить боеспособность для нанесения мощного удара.

При перегруппировке войск немаловажную роль играет оптимальный выбор маршрутов движения. Искусная их подготовка и рациональное распределение между соединениями позволяют войскам осуществлять организованный выход в назначенные районы и в установленные сроки. До перехода в контрнаступление формирования необходимо располагать так, чтобы, с одной стороны, противник был введен в заблуждение в отношении намерений по их использованию, а с другой - соблюсти оптимальное рассредоточение, обеспечивающее их устойчивость к ударам современных средств поражения.

Учитывая возросшие возможности противника по обнаружению контрударных группировок, необходимо тщательно готовить и своевременно проводить мероприятия по: противодействию разведке противника; нанесению упреждающих массированных ударов по его средствам глубокого поражения, выводу из строя систем управления ими; созданию надежной системы ПВО войск; умелому использованию маскирующих и защитных свойств местности, ее инженерному оборудованию- заблаговременной организации восстановления боеспособности войск и др. Районы расположения контрударных группировок должны обеспечивать переход их в наступление без преодоления серьезных естественных препятствий.

В период подготовки контрнаступления должна быть активизирована борьба с группировками противника, действующими в тылу обороняющихся войск. К началу контрнаступления следует разгромить или надежно локализовать те из них, которые могут угрожать ударами в тыл контрударной группировки, нарушать систему управления и материального обеспечения, а также препятствовать выдвижению войск, предназначенных для развития наступления.

Опыт войны свидетельствует, что успех прорыва обороны в решающей степени зависел от эффективности огневого поражения противника. С этой целью проводились мощная артиллерийская и авиационная подготовка и поддержка атаки, непрерывное огневое сопровождение войск. Огонь был главным средством уничтожения живой силы и огневых средств противника, разрушения его различных сооружений и заграждений, подавления воли к сопротивлению. Огневое поражение имело свои особенности, которые предопределялись высокой плотностью сил и средств в тактической зоне обороны. Для достижения должной степени поражения обороны противника при постоянном возрастании ее прочности наряду с наращиванием плотности огневых средств и повышением расхода боеприпасов приходилось увеличивать продолжительность артиллерийской подготовки атаки. К примеру, в контрнаступлении под Курском она составила 1,5-3 часа. Однако большая ее длительность отрицательно сказывалась на ходе прорыва. За это время противник успевал определить участки прорыва и принять необходимые меры по усилению их обороны. Поэтому уже в ходе военных действий велись поиски путей сокращения продолжительности артиллерийской и авиационной подготовки атаки без снижения ее эффективности.

После Великой Отечественной войны в связи с полным обновлением средств вооруженной борьбы произошли глубокие изменения во взглядах на огневое обеспечение прорыва. Во-первых, с резким возрастанием эффективности огневых и ударных средств повышались требования к надежности их поражения. Теперь обороняющийся в состоянии сорвать атаку наступающего значительно меньшим их количеством. Во-вторых, изменился характер целей на поле боя. В основе своей они стали бронированными и высокоподвижными, более устойчивыми к средствам поражения. Все это требует решения огневых задач в более короткие сроки, чем в прошлом. Особо важное значение приобретает быстрота реакции на обнаруженные быстродействующие высокоточные средства поражения, уничтожение которых должно осуществляться в масштабе времени, близком к реальному. В-третьих, эшелонированное расположение огневых и ударных средств обороняющихся требует увеличения глубины их поражения в ходе огневой подготовки и поддержки атаки. Это относится в первую очередь к тактической и армейской авиации на аэродромах, ракетным комплексам, дальнобойной артиллерии, объектам системы ПВО, пунктам управления, резервам в районах сосредоточения и т. д. Подавление этих объектов особенно важно для завоевания огневого превосходства над противником при переходе в контрнаступление. В-четвертых, в годы Великой Отечественной войны основной объем (80-90 проц.) огневых задач при прорыве обороны решала артиллерия. В современных условиях, как показывает опыт локальных войн, задачи по завоеванию огневого превосходства над противником и создание условий для прорыва его обороны могут быть успешно решены только при строго скоординированных усилиях всех средств огневого поражения - ракетных войск, артиллерии, авиации, боевых вертолетов, танков, боевых машин пехоты и др.

Боевая практика подтвердила, что достижение внезапности при переходе в контрнаступление дает значительные преимущества, позволяет компенсировать недостаток в силах а средствах. Она достигалась введением противника в заблуждение относительно масштабов, сроков начала и способов ведения операции. В интересах обеспечения сохранности своих войск для решающего удара на избранных направлениях особое значение придавалось тому, чтобы застать противника врасплох, вынудить его использовать огневую мощь по ложным целям и объектам.

Этому способствовала, в частности, скрытность при подготовке операций. К примеру, запрещались переписка и телефонные разговоры, связанные с предстоящим контрнаступлением. Все распоряжения отдавались в устной форме и только непосредственным исполнителям. Сосредоточение резервов и все внутрифронтовые перегруппировки проводились только ночью при строжайшем соблюдении мер маскировки. Для введения противника в заблуждение имитировались ложные сосредоточения войск. Так, при подготовке контрнаступления под Курском Воронежский фронт имитировал на своем правом фланге, в районе Суджи, сосредоточение двух армий '(танковой и общевойсковой) и подготовку их к наступлению на сумском направлении. Для отвлечения внимания противника с направлений планируемых ударов проводились частные наступательные операции на других участках фронта (под Тихвином и Ростовом при подготовке контрнаступления под Москвой; в районах Великих Лук, Ржева, Моздока и Нальчика перед началом контрнаступления под Сталинградом; в районе Изюма и на реке Миус в период битвы под Курском). В настоящее время в условиях многократно возросшей эффективности разведки, средств поражения, а также высокой ^мобильности войск внезапность приобретает еще большее значение.

Одной из самых важных и трудных задач в контрнаступательных операциях в годы войны был прорыв тактической зоны обороны. К началу такой операции противник находился обычно в переходной от наступления к обороне группировке, имел уплотненное оперативное построение армий. Его неизрасходованные резервы были приближены к войскам первого эшелона, в результате чего в тактической зоне обороны оказывалось 80-90 проц. сил и средств. Здесь им создавалась мощная система огня и заграждений, осуществлялось наиболее полное инженерное оборудование местности. Поэтому прорыв этой зоны во многом предопределял успех операции, который, как показал опыт Великой Отечественной зойны, во многом обусловливался темпами продвижения войск. Только быстрое и безостановочное их продвижение не давало возможности противнику занимать заранее подготовленные рубежи в глубине и организовывать оборону на них. Высокие темпы прорыва обороны достигались путем нанесения по противнику огневых ударов, решительными действиями соединений первых эшелонов армий (фронтов), вводом в сражение вторых эшелонов (резервов), а также маневром войск на направления, где обозначался успех.

Весьма важное значение имеет своевременное наращивание усилий наступающих войск. В годы войны в первоначальном построении атакующие батальоны овладевали обычно только первыми двумя траншеями. Для завершения прорыва первой позиции и овладения второй вводились в бой вторые эшелоны полков и дивизий. Для прорыва глазной полосы обороны и развития наступления в глубину обычно использовались вторые эшелоны корпусов, подвижные группы армий, а иногда и фронтов. С появлением высокоточного оружия особую актуальность приобрела проблема живучести вторых эшелонов (резервов), которые могут подвергаться эффективным огневым ударам как в районах сосредоточения, так и при выдвижении к рубежу ввода в сражение. Кроме того, ныне неизмеримо возросли возможности обороняющихся по дистанционному минированию местности, в том числе маршрутов выдвижения. Все это требует осуществления самых энергичных мер по: дезорганизации системы управления войсками и оружием противника, своевременному выявлению и уничтожению дальнобойных огневых и ударных средств; умелому рассредоточению и выдвижению вторых эшелонов и резервов к рубежам ввода в сражение; надежному прикрытию их от ударов с воздуха; искусному и стремительному преодолению различных заграждений, особенно минных полей; обеспечению скрытности действий войск; введению противника в заблуждение.

К числу важнейших факторов следует отнести и своевременное расширение участков прорыва. Если по каким-либо причинам советским войскам в годы минувшей войны этого сделать не удавалось, то противник наносил контрудары (контратаки) под основание вклинения на узком участке и восстанавливал положение. И, наоборот, быстрое расширение прорыва лишало его такой возможности. В силу этого особое внимание уделялось планированию и осуществлению «свертывания» обороны противника на флангах. При прорыве очаговой неглубокой обороны это делалось в ходе преодоления первой позиции, а сплошной позиционной обороны - обычно после прорыва главной полосы или всей тактической зоны обороны.

В годы войны не удалось полностью решить проблему изоляции участков прорыва от притока войск противника из глубины и с менее активных направлений. Это объяснялось главным образом недостатком дальнобойных средств поражения. Поэтому наступавшим войскам в период прорыва обороны часто приходилось вступать в ожесточенную борьбу с резервами противника, вводом в действие которых он стремился изменить обстановку в свою пользу. В настоящее время решение этой проблемы мыслится путем нанесения серии вспомогательных и отвлекающих ударов; сковывания действий обороняющегося на большую глубину; воспрещения организованного маневра вторыми эшелонами (резервами) за счет массированного минирования соответствующих районов, рубежей и маршрутов, разрушения на них дорожных сооружений; уничтожения армейской авиации в целях исключения массового использования транспортных вертолетов для переброски войск.

В годы войны в интересах завершения тактического прорыва и перерастания его в оперативный практиковался захват с ходу второй полосы обороны. Овладение важными объектами на этой полосе и создание условий для быстрого ее преодоления главными силами осуществлялись передовыми отрядами дивизий и корпусов, а также подвижными группами армий и фронтов. Если эту полосу с ходу преодолеть не удавалось, применялся способ ее прорыва с подготовкой в короткие сроки (не более суток). Это время использовалось для доразведки обороны противника, уточнения задач, проведения необходимой перегруппировки и подготовки войск. Прорыв с планомерной подготовкой "(обычно 1-2 дня) применялся в тех случаях, когда вторая полоса оказывалась заблаговременно занятой сильными резервами. В современных условиях войска имеют значительно большие возможности для нанесения огневых ударов по второй полосе и своевременного использования их результатов. Возросла глубина воздействия огневых и ударных средств, повысилась точность ударов. Расширились возможности для высадки воздушных десантов тактического и оперативного назначения. Все это позволяет наступающим войскам преодолевать с ходу не только вторую полосу обороны,, но и последующие оборонительные рубежи, и быстро развивать прорыв в глубину.

В заключение следует подчеркнуть, что в статье затронуты лишь некоторые положения подготовки и осуществления прорыва обороны при переходе в контрнаступление, выработанные в ходе Великой Отечественной войны и сохраняющие свое значение в современных условиях. Другие, не менее важные вопросы этой темы могут явиться предметом самостоятельного рассмотрения.

Радзиевский А. И. Прорыв (Па опыту Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.). -М.: Воениздат, 1979.-С 11.

Там же. -С. 164.

Т а м ж е. - С, 56.

Т а м ж е. - С, 57.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации