ОРГАНИЗАЦИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОБОРОНЫ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ И ПРОБЛЕМА КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМА

НАУКА И ВОЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ №3/2009, стр. 54-57

ИСТОРИЯ ВОЕННОГО ИСКУССТВА И ВООРУЖЕНИЯ

ОРГАНИЗАЦИЯ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ОБОРОНЫ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ И ПРОБЛЕМА КОЛЛАБОРАЦИОНИЗМА

УДК 351.865

Полковник О. Н. ЛЮБОЧКО,

заместитель начальника (по подготовке научных кадров)

Научно-исследовательского института Вооруженных Сил Республики Беларусь,

кандидат военных наук

В. Н. СУРЯЕВ,

ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института

Вооруженных Сил Республики Беларусь,

кандидат исторических наук, доцент

Надежное обеспечение военной безопасности Республики Беларусь включает, наряду с прочим, совершенствование территориальной обороны в целом и организацию партизанских действий на временно оккупированной территории как ее важнейшего элемента. В этом контексте авторы считают необходимым рассмотреть проблему коллаборационизма, являющегося, как показывает исторический опыт, неизбежным спутником войн и вооруженных конфликтов.

Начало XXI столетия ознаменовалось очередным обострением глобальной геополитической ситуации. Ухудшение отношений между ведущими мировыми державами, череда войн и вооруженных конфликтов, прокатившихся по планете, угрозы применения силы в отношении ряда стран, а также снижение роли международного права стали характерными чертами современности.

Более того, эксперты в области международных отношений прогнозируют дальнейшее осложнение положения в мире, прежде всего в силу экспансионистской политики некоторых государств и обострения энергетических и сырьевых проблем.

Подобная тенденция может привести к возникновению реальных угроз национальной безопасности Республики Беларусь, в том числе в военной сфере, и обязывает предпринимать все возможное для их нейтрализации.

В этом контексте в число приоритетных направлений военного строительства и обеспечения военной безопасности нашей страны входит подготовка территориальной обороны как одного из факторов стратегического сдерживания возможной агрессии и одновременно как одной из форм вооруженной защиты государства.

В такой ситуации защита суверенитета и территориальной целостности страны предполагает широкое участие народных масс в решении задач территориальной обороны и прежде всего-в партизанских действиях на временно захваченной противником территории.

Как в прошлом, так и в наши дни идея организации территориальной (земской) обороны, партизанского движения воспринимается неоднозначно.

С одной стороны, есть мнение, сущность которого отражена в высказывании одного из российских военачальников в 1812 году: «Можно ли допустить соединение толпищ и вооружить оные без всякого понятия подчиненности? ...Дорого бы заплатил ум мятежный за то, чтобы внутри империи... завесть народные скопища, а ныне они открываются и притом вооруженные» [1; 2]. Аналогичные опасения высказывались и накануне Великой Отечественной войны. В частности, И. Сталин одно время придерживался мнения, что создаваемые в мирное время партизанские силы и подпольный аппарат могут быть использованы оппозицией в тайной борьбе с существующей властью [3].

С другой стороны, поборники территориальной обороны, ссылаясь на исторический опыт партизанской борьбы, отвергают подобную точку зрения и доказывают, что вооруженная борьба принимает всенародный характер, когда народ (население) чувствует угрозу собственного исчезновения или потери независимости [3].

Так, в годы Второй мировой войны партизаны, особенно в СССР и Югославии, внесли серьезный вклад в разгром нацистской Германии, убедительно показали, какую важную роль в борьбе с врагом может сыграть организация партизанского движения. Исключительное явление представляют собой размах и эффективность действий партизан в Беларуси, равно как и приобретенный ими опыт.

В послевоенные годы партизанское движение сыграло решающую роль в разгроме американских войск в Южном Вьетнаме, а в Афганистане партизанская тактика действий позволила душманам успешно противостоять советским войскам.

Несмотря на исторически подтверждаемую эффективность ведения партизанских действий, прогресс в развитии вооружений и военной техники, а также в способах ведения боевых действий побуждает некоторых военных специалистов скептически оценивать возможности партизанского движения в современных условиях. Свою позицию они обосновывают двумя главными аргументами: неспособностью партизан противостоять современной армии и нежеланием населения жертвовать собой.

Авторы данной статьи придерживаются иной точки зрения и считают, что партизанское движение может играть весьма значительную роль и в современных условиях. Более того, на рубеже XX-XXI столетий тактика, формы и методы партизанской борьбы, во всем их многообразии, стали еще более востребованными.

Этот факт, кажущийся парадоксальным ввиду небывалого прогресса средств разведки, управления и поражения, а также связанных с ними способов ведения боевых действий, обусловлен следующим.

Во-первых, все более увеличивающимся разрывом в соотношении военных и экономических потенциалов ведущих держав мира, с одной стороны, и сил, которые вступают с ними в конфликт - с другой. В таких условиях традиционная война заканчивается быстрым разгромом более слабого государства, и проигравшие начинают использовать иные способы. Яркий пример тому - партизанская война в Афганистане и Ираке.

Во-вторых, появлением новых факторов, способствующих возникновению войн и военных конфликтов. В их число входят:

глобализация, вступающая в противоречие с интересами большинства стран мира. В результате, прогрессирующий разрыв между уровнем жизни «бедного Юга» и «богатого Севера» приобретает необратимый характер, а социально-экономическое неравенство и бедность становятся одним из факторов, порождающих различные формы экстремизма;

внешняя политика США, в основе которой с 1990-х годов лежат геополитические, экономические, идеологические и военные устремления планетарного масштаба. В качестве важнейшего инструмента для достижения своих целей Вашингтон все чаще использует военную силу или угрозу ее применения;

обострение противоречий между цивилизациями, прежде всего в духовно-нравственной и религиозной сфере. Одним из проявлений данного процесса является рост исламского фундаментализма, как в мусульманских странах, так и в среде иммигрантов, проживающих в Европе и США;

сохраняющиеся сепаратистские, а также антиправительственные движения в ряде стран мира, в том числе в России, Китае, Индии, Бельгии, Испании, Турции, Ираке, Афганистане, Сербии, Шри-Ланке, Колумбии, Грузии, и т.д.

В-третьих, неспособностью властей или же оккупационных сил полностью подавить партизанское движение. Ни в одной из стран, где существует партизанское движение, решить проблему полностью и окончательно не удалось. Более того, известны случаи активизации деятельности партизан, после, казалось бы, ликвидации основных сил, ведущих партизанскую борьбу.

Это подтверждается, в частности, событиями в Испании, Турции, Шри-Ланке, Чечне, Афганистане, Ираке и т.д.

Как пишут авторы учебника добровольцев Ирландской республиканской армии, одна из причин успехов иракских партизан - «растворенность во вражеской среде» [4].

За годы, прошедшие после оккупации Ирака, потери в личном составе только в армии США составили 4615 человек убитыми и свыше 31 тысячи ранеными [5]. Данные о потерях бронетехники и авиационной техники американским командованием не оглашаются, но некоторые специалисты говорят о том, что к весне 2005 года партизаны, действуя небольшими группами, уничтожили свыше 80 танков «Абраме» [6].

В Чеченской республике боевики также изменили свои структуры: вместо подразделений армейского образца, численностью в несколько сотен человек, образованы боевые ячейки. Такие ячейки, по несколько человек в каждой, были сформированы весной 2006 года.

По имеющейся информации, сегодня именно эти ячейки занимаются основным видом боевой деятельности НВФ в Чечне и Ингушетии - обстрелами и подрывами «представителей режима».

По данным российских СМИ, в настоящее время не только в Ингушетии и Чечне, но и в Дагестане, Адыгее, некоторых других северокавказских регионах, а также в Поволжье автономно действуют десятки ячеек, готовых вести партизанскую войну в городах и населенных пунктах.

В то же время следует отметить: организация партизанского движения сталкивается с все возрастающим количеством трудностей, ибо формы и методы контрпартизанской борьбы постоянно совершенствуются; наряду с силовыми методами, важной их частью являются различные способы и средства, воздействующие на морально-психологическое состояние населения оккупированной территории («информационная война»). Цель такого воздействия - подрыв социальной базы партизанского движения, привлечение местных жителей к сотрудничеству с оккупантами.

Как история, так и современность свидетельствуют: оккупационным властям, в определенной мере, удается достичь своих целей. По имеющимся данным, в годы Великой Отечественной войны в различных охранных, карательных частях, РОА и других формированиях служило от 180 до 200 тысяч граждан СССР. Кроме того, в различных хозяйственных структурах, обеспечивавших вермахт, а также во вспомогательной полиции насчитывалось 540-550 тысяч человек [7].

По другим данным, количество коллаборационистов было гораздо больше: в хозяйственных структурах - до 665-675 тыс. чел., в полицейских формированиях - до 400 тыс. чел., в боевых частях - 470-475 тыс. чел. [8].

Коллаборационисты действовали и на оккупированной территории Беларуси. Сотрудничество с врагом выражалось в самых разных формах - от работы в хозяйственных структурах и оккупационной администрации до участия в боевых действиях против Советской Армии и советских партизан в составе воинских частей и полицейских формирований.

По данным белорусских историков, местная вспомогательная администрация была создана в 78 городах, 192 райцентрах и нескольких тысячах деревень и сел Беларуси. Кроме того, было создано 2-2,5 тысячи волостных управ. По имеющимся данным, на службе у немцев в этих органах состояло, по одним источникам, до 50-55 тысяч человек [9], по другим - около 40 тысяч человек помогали врагам своего народа [10].

Активно действовали как политические, так и неполитические структуры: Союз белорусской молодежи, являвшийся аналогом гитлерюгенда, Белорусская народная самопомощь, Корпус белорусской самообороны, Белорусская краевая оборона, Белорусский совет доверия, Белорусская центральная рада и др. Регулярно выходили в свет десятки коллаборационистских газет и журналов.

Более того, было сформировано значительное количество различных полицейских и войсковых формирований, в том числе части СС, а некоторые члены Союза белорусской молодежи, после соответствующего обучения, входили в состав частей ПВО Берлина [11].

В составе германских вооруженных сил в течение 1941 - 1945 гг. служило около 19 тысяч жителей Беларуси, в составе Белорусской краевой обороны - более 30 тысяч [8].

Следует отметить, что в СССР в числе коллаборационистов, по разным мотивам, оказались представители самых различных социальных слоев - от прежних руководителей партийных, советских, хозяйственных органов до уголовных преступников, осужденных за убийства [12].

В современных Ираке и Афганистане, несмотря на значительную специфику стран в сравнении с Беларусью и эпоху, радикально отличающуюся от времен Второй мировой войны, оккупационным силам США также удалось привлечь к сотрудничеству часть населения страны, в том числе для службы в полиции и армии.

Подобных примеров можно привести множество, и все они свидетельствуют о наличии в каждой из подвергшейся оккупации стран такого явления, как коллаборационизм.

По мнению авторов статьи, в мирное время затруднительно с необходимой степенью достоверности определить, какая часть населения будет выполнять свой долг по защите Родины, а какая часть займет иную позицию. Только в условиях военного времени можно реально оценить преданность своей стране и готовность к борьбе как отдельных индивидов, так и целых групп и слоев населения.

При этом следует подчеркнуть: не все идейные противники того или иного государственного строя или режима власти становятся коллаборационистами. Соответственно, лояльность к государственному строю в мирное время, и даже работа во властных структурах, отнюдь не означает, что те или иные граждане не станут на путь коллаборационизма. Как уже отмечалось, в годы Великой Отечественной войны часть партийно-советской номенклатуры сотрудничала с оккупантами. Напротив, многие участники белого движения, воевавшие против советской власти в годы гражданской войны, активно участвовали в борьбе против немецких захватчиков.

Представляется, что подобное положение вещей обязывает учитывать социально-политические настроения населения при подготовке территориальной обороны страны.

Конечно, неустойчивость политических настроений части граждан совершенно не означает их готовности, при соответствующих обстоятельствах, сотрудничать с оккупантами. В то же время нельзя исключать, что некоторые из них станут на путь предательства.

Возможно, следует обратить внимание на данные социологического опроса, проведенного аналитическим центром ООО «МЕДИАФАКТ - ЭКО» в апреле 2009 года. Так, на вопрос «какая участь ждала бы белорусов, если бы в войне победила Германия?» 1,2% из 1500 опрошенных граждан Беларуси ответили - «процветание и достойная жизнь». На вопрос «как вы относитесь к демонстрациям ветеранов-нацистов в зарубежных странах?» 1,1% опрошенных ответили, что поддерживают такие демонстрации [13].

На наш взгляд, нельзя исключать того, что граждане, имеющие подобные взгляды, могут стать на путь коллаборационизма в случае вооруженной агрессии против Республики Беларусь.

Таким образом, исследование проблемы коллаборационизма имеет несомненное прикладное значение. Мировой опыт показывает, что оккупационные власти стремятся привлекать местное население к военной и политической борьбе с властями той страны, против которой развязана агрессия. Представляется, что это обязывает учитывать и, по мере возможности, упреждать фактор коллаборационизма, способного оказывать весьма негативное влияние на исход военного противостояния.

Именно данное обстоятельство побуждает к изучению причин и мотивов коллаборационизма. Полностью изжить это явление вряд ли возможно, но ограничить его влияние и в определенной мере предупредить представляется вероятным.

В самом общем виде можно выделить следующие причины коллаборационизма.

Во-первых, это страх смерти и физической расправы. Как известно, инстинкт самосохранения является самым сильным человеческим инстинктом, поэтому, используя его, человека можно заставить пойти на предательство. При этом в мирных условиях такой индивид мог бы быть вполне добропорядочным гражданином своей страны.

Кроме того, склонить к коллаборационизму возможно под угрозой физического уничтожения близких и родственников.

Во-вторых, стремление спастись от голода и лишений, получить продукты питания и иные материальные блага, доступ к которым затруднен в условиях военного времени.

Например, в годы Великой Отечественной войны часть советских военнопленных, содержавшихся в невыносимых условиях в лагерях и принуждавшаяся к службе на стороне немцев, склонилась к сотрудничеству с оккупантами.

В-третьих, желание получить властные полномочия, свести личные счеты, реализовать профессиональные амбиции.

Корыстные мотивы нередко толкают морально неустойчивых людей на преступления, в том числе на измену Родине. Кроме того, в условиях военного времени возможны ситуации, когда им предлагается выбор между жизнью, связанной с получением материальных благ, и смертью. Выбор таких людей не вызывает сомнений.

В-четвертых, политическая аморфность и безыдейность, космополитизм, равнодушие ко всему, кроме собственных интересов. Отметим, что подавляющее большинство мировых СМИ агрессивно пропагандирует именно такую мировоззренческую позицию. К сожалению, их усилия дают результаты, в том числе и в Беларуси.

В этой связи отметим: в период, предшествующий началу боевых действий и в ходе их ведения, эвентуальный противник будет активно использовать способы и средства информационной войны. С большой долей вероятности можно предположить, что эта часть населения представит собой благодатную почву для распространения коллаборационистских настроений.

В-пятых, это идеологические мотивы. Определенный, относительно небольшой процент населения страны, может стать на путь коллаборационизма в силу идеологических либо националистических причин, или же в результате комбинированного действия обоих факторов. Например, в годы Великой Отечественной войны часть бывших советских граждан с помощью немцев стремилась изменить существовавший политический и экономический порядок, поэтому сознательно сотрудничала с оккупантами.

Безусловно, в рамках данной статьи причины такого чрезвычайно сложного явления, как коллаборационизм, только обозначены, причем в самом общем виде. Их изучение требует серьезных изысканий, в которых необходимо участие историков, психологов, этнографов, социологов, юристов, возможно, представителей других отраслей науки.

На основе результатов таких исследований, необходим поиск таких методов борьбы с коллаборационизмом, а также способов и средств его предупреждения, которые отвечали бы требованиям сегодняшнего дня.

Это может внести значительный вклад в совершенствование территориальной обороны в целом и в подготовку партизанского движения в частности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Ливчак Б. Ф. Народное ополчение в Вооруженных Силах России в 1806-1856 годах. - Свердловск: издательство Свердловского юридического института, 1961. - С. 79.

2. Богданов Л. П. Русская армия в 1812 году. - М.: Военное издательство МО СССР, 1979. - С. 191.

3. Партизанское движение. По опыту Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Военно-исторический очерк/под общей редакцией В. А. Золотарева. - М.: Кучково поле, 2001. - С. 462.

4. Учебник добровольцев Ирландской республиканской армии [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://zarubezhom. com/irland. htm

5. Отчет о потерях коалиции на 18 мая 2009 года (по данным CNN.com) [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://iraqwar.mirror-world.ru/article/197486

6. Трейгер И. Секретное оружие [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.russiandenver.50 megs.com/sekretnoe_ oruzhie.html

7. Коллаборационизм во Второй мировой войне [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://wapedia.mobi/ru/

8. Романько О. В. Коричневые тени в Полесье. - М., 2008. - С. 26-27, 302.

9. Беляев А. В. Местная вспомогательная администрация в системе нацистского оккупационного режима в Беларуси (1941-1944 гг.)//Исторический поиск Беларуси. - Минск: Издательский центр «Экономпресс», 2006. - С. 118.

10. Лицкевич О. Война против мифов. Была ли Великая Отечественная для белорусов «гражданской» войной?//Беларуекая думка. - 2009. -№!.- С. 67.

11. Белорусский коллаборационизм во Второй мировой войне [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://dic. academic.ru/dic.nsf/ruwiki/192192

12. Кринко Е. Ф. Коллаборационизм на оккупированной территории Кубани (1942-1943 гг.): причины, типы, последствия [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.dobr20. ru/nomer/8/119.htm

13. Беларуская думка. - 2009. - №6.- С. 105.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации