НАБОБЫ РОССИИ - 'ОТМЕТИНА БОГА'

Обозреватель - Observer 2005 №2 (181)

НАБОБЫ РОССИИ - "ОТМЕТИНА БОГА"?

О.Муштук,

профессор Московского международного института

эконометрики, информатики, финансов и права

       Не так давно в еженедельнике "Аргументы и факты" (№ 41. 2004) было опубликовано интервью президента Альфа-банка П.Авена, в котором интервьюируемый высказал свои довольно откровенные суждения по целому ряду жизненно важных для дальнейшего развития частного бизнеса в России экзистенциальных проблем. В том числе по вопросу о том, в чем заключается функциональное предназначение этого института, и как соотносятся (должны соотноситься) в его деятельности частные интересы и общественная польза. Совместима ли эта деятельность с общечеловеческой моралью и реализацией данного Богом людям завета "служить друг другу". Что обусловливает и чем измеряется успех в бизнесе и т.д.?

       Особый интерес этому интервью придает то обстоятельство, что речь идет о жизненном кредо не рядового отечественного предпринимателя даже средней руки, а члена неформального клуба "Золотая сотня", совокупное состояние которой, по утверждению американского журналиста Пола Хлебникова, вплотную приблизилось к 140 млрд. долл. И благодаря "коллективным усилиям" которых, Россия вышла на третье место в мире по количеству долларовых миллиардеров, в то время как по уровню и качеству жизни, согласно данным социологического исследования, проведенного журналом "Economist", стоит на 105 месте (среди 111 охваченных этим исследованием стран). Позади нас только Гаити, Зимбабве и др.

 I

       Исходный постулат своего видения ролевых функций частного бизнеса как одного из базовых для рыночной экономики института и системообразующего вида профессиональной деятельности П.Авен формулирует следующим образом: "Наше дело - зарабатывать деньги для акционеров и клиентов в рамках закона. Других обязанностей у нас нет. Мы платим налоги и больше ничего не должны никому, кроме Бога и совести". Что касается борьбы с бедностью, то это, по глубокому убеждению П.Авена, "функция не Альфа банка и вообще не частного бизнеса. Это дело государства".

       Как видим, в этом определении функционального существа частного бизнеса П.Авен исходит из "презумпции", что данный институт представляет собой некую экономическую целостность, обязанную рационально-правовым образом (то есть соблюдая общепринятые правила - законы игры) заботиться только и исключительно об эффективности использования своих ресурсов для получения прибыли. Действуя в таком ключе, любая предпринимательская структура, по Авену, выполняет функцию получения максимальной прибыли и вознаграждения для акционеров. А дальше, как говорится, "хоть трава не расти".

       Такая точка зрения, хотя и имеет немало приверженцев в отечественной предпринимательской среде, тем не менее, является философией вчерашнего дня, обращена не в будущее, а в прошлое. Если посмотреть на то, что в этом плане доминирует сегодня в западных странах, то речь идет о совершенно иной философии, в рамках которой бизнес - это нечто большее, чем просто целостный экономический институт. И ответственность любой фирмы или компании перед обществом простирается гораздо дальше извлечения прибыли.

       Эту "новую" философию лучше других обрисовал Генри Форд-мл. в своем выступлении перед студентами и преподавателями Гарвардской школы бизнеса в 1969 г. По его словам, "условия "контракта" между промышленностью и обществом меняются... Сейчас от нас требуют бережно относиться к значительно более широкому спектру человеческих ценностей. И принимать на себя обязательства по отношению к членам общества, с которыми у нас нет никаких коммерческих отношений" 1. Ибо любое государство, даже самое богатое, не в состоянии решать все социальные проблемы своих граждан. Часть требующихся для социального сектора огромных средств и солидарных усилий поступает по линии частных фирм и корпораций, владельцев крупных состояний.

       При таком подходе самый хороший бизнес - это социально ответственный бизнес. Что подразумевает определенный уровень добровольного (то есть находящегося за пределами требований, предписываемых государством и законом, или сверх этих требований) отклика предпринимателей на социальные проблемы общества. Готовность брать на себя часть забот, связанных с борьбой против нищеты и бедности, с развитием доступного для всех медицинского обслуживания и образования, с обеспечением благоприятной для жизни окружающей (природной) среды и т.д.

       И это не благотворительность. По своей глубинной сути это вопрос о выживаемости бизнеса в той среде, в которой он работает. Не случайно бизнес-организации очень часто сравнивают с биологическими организмами: все они (мелкие и крупные), как и организмы, для того, чтобы выжить, должны приспосабливаться к внешнему окружению и эволюционизировать адекватно всем средовым подвижкам и изменениям.

       Но речь идет не только о приспособлении к внешней среде, но и активной работе с ней с тем, чтобы обеспечивать бизнесу благоприятный для успешного ведения дел социальный климат и "температурный режим". Общественное лицо ответственного производителя высококачественных товаров и услуг, необходимых людям - это лицо "пахаря-сеятеля", а не "бандита с большой дороги" и "спекулянта-перекупщика".

       Бизнес, который в нищей стране, в окружении обездоленных и обманутых дистанцируется от борьбы с бедностью, и ориентируется только и исключительно на процветание в "узком кругу" (вместо того, чтобы ориентироваться на процветание "всем миром") - сам роет себе могилу. Пауперизированный и люмпенизированный (помимо прочего) сословным олигархическим эгоизмом народ рано или поздно его сметет.

       Поэтому нашей бизнес-элите не стоит самоубийственно дожидаться, когда отчаявшаяся масса бедняков предъявит ей счет за "ограбление" и возжелает "поднять на вилы". Настала пора вспомнить об "инстинкте самосохранения вида" и начать вести себя социально - не роскошествовать и не "пиршествовать во время чумы", демонстративно выпячивая свое нажитое без "трудов праведных" богатство. А самым серьезным образом заняться экономикой, а, стало быть, и социальной сферой. Массово создавать новые рабочие места, инвестировать средства не в индустрию развлечений и скупку недвижимости, а в развитие высоко технологичных производств и транспортной инфраструктуры, избавляя Россию от такой традиционной для нее беды, как плохие дороги.

       Следует как можно быстрее "повзрослеть" и научиться извлекать уроки из отечественной истории, в том числе уроки, связанные с причинами поражения февральской (1917 г.) буржуазной революции в России, и ее перерастания в революцию социалистическую. И помнить, как это сформулировал писатель и историк Э.Радзинский, "не одни большевики устроили Октябрьскую революцию. У них был соавтор - русская буржуазия. Ленин победил потому, что те, кто пришел к власти в феврале, не поняли главного - нужно отвечать на чаяния народа. Жалкая русская буржуазия, у которой не было политического опыта, чтобы понять: получив власть, не надо начинать беспощадное воровство, но нужно делиться. Это не благотворительность. Иначе окажешься на вулкане, который рано или поздно взорвется" 2.

       С этой точки зрения, "оранжевая революция" в Украине - очень тревожный симптом не только для погрязшей в коррупции политической и бюрократической элиты как этой страны, так и России. Одновременно это весьма тревожный сигнал и действующим в обеих странах олигархическим бизнес-элитам. Сверхбогатым украинским и российским "нуворишам", которые этой властью (ее генетической предрасположенностью к взиманию "статусной ренты") порождены, и де-факто остаются сращенными с ней. И если во взаимоотношениях между этими двумя властвующими элитами (политической и экономической) и возникают разногласия, то они касаются только "дележа" социалистического наследства. И возможности "прихватить" из него то, что еще не "прихватизировано". Или "перехватить" то, что уже "прихватизировано". Но ни как не сути установленных здесь порядков "дикого капитализма", благодаря которым эти "дети семьи трудовой" из "грязи" переместились в "князи".

 II

       Отвечая на просьбу раскрыть секрет: как можно за 10 лет стать миллиардером, П.Авен, сославшись в качестве примера на компанию "Googly" - когда "двое молодых парней почти из пустоты, "на коленке", сделали поисковую систему в Интернете. И заработали миллиарды", - утверждает, что в этом нет ничего экстраординарного и "запредельного". И что здесь требуется, так это всего-навсего "быть работоспособным, удачливым и уметь попадать в свою нишу".

       Представляется, что этот пример как доказательство "обыденности" скоропалительного появления в "рыночной" России целого ряда долларовых миллиардеров из числа тех, которые "выросли в простых московских дворах и коммуналках" и еще вчера "были ничем", - не совсем корректен. А если и уместен, то только как пример, подтверждающий не правило, а, скорее, исключение из правила. Ибо, на самом деле в западных странах основная масса миллиардеров - это не сублимированная молодежь и даже не люди среднего возраста. А чаще всего "глубокие старцы", чьи миллиарды нельзя назвать "короткими". Напротив, это очень "длинные" миллиарды в том смысле, что основаны на кропотливом труде и мирской аскезе не только их нынешних обладателей, но и их отцов, и дедов, то есть унаследованы от предыдущих поколений.

       К тому же в этом примере речь идет о предпринимателях, чьи миллиарды, хотя и "короткие", но заработаны собственным умом и талантом - созданием новых высоких компьютерных технологий (массово востребованного "ноу-хау"). У нас же, если не все, то львиная доля миллиардных состояний нажита без инновационного созидания, а построена на "прихвате" и "хищнической" эксплуатации природных ресурсов. И созданной "социализмом" промышленной и транспортной инфраструктуры в этой области.

       Поверить в то, что тот или иной "капитан крупного бизнеса" в России на миллиарды долларов богаче потому, что он в миллионы раз умнее, трудолюбивее, лучше - все равно, что поверить утверждению, что земля не круглая, а квадратная. С этим не согласится ни один преуспевающий представитель даже среднего класса, не говоря уже о "простых смертных, в поте лица своего добывающих хлеб насущный", не имея при этом не только возможности "возводить палаты каменные", но нередко и того, чтобы элементарно быть сытым.

       Не секрет, что подавляющее большинство "новых бедных" в России - это не безработные и не бомжи, а люди с образованием (в том числе высшим, а нередко и с учеными степенями и званиями) и постоянным местом работы. Но их гарантированная государством минимальная зарплата равна всего 17 евро в месяц, тогда как, скажем, во Франции она составляет 1154 евро, в Великобритании - 1160, в Бельгии - 1233 евро. И на эту зарплату (без дополнительных приработков и "природных даров" с шести соток) человек не может воспроизвести себя даже физиологически (хотя бы в "хиреющем" виде). Не говоря уже о его воспроизводстве как существа социального и духовного.

       Требует комментариев и утверждение П.Авена, что "в России все крупные частные банки создавались с нуля, с начальным капиталом в каких-то 50 млн. руб.". По сравнению с нынешними миллионами и миллиардами банковских активов сумма действительно маленькая. Но по отношению к временам старта огромная, и ее надо было откуда-то взять. Ведь накопить такую сумму при социализме легально не могли даже министры и члены Политбюро ЦК КПСС, не говоря уже о простых смертных. Тогда откуда (из какого источника) взялись эти стартовые миллионы?

       Чтобы не казаться смешным П.Авен говорит правду: из "закромов Родины", которые "приватизировали новые хозяева - самые шустрые, наглые и решительные". Но при этом оговаривается, что это было "скорее исключением", чем правилом. Хотя в реалиях все обстояло с точностью до наоборот. И если в генезисе частных банков и были другие источники "зачатия" (например, "заначки" на почве "теневой экономики", которая стала развиваться в недрах "развитого социализма" периода застоя и уже в 70-е годы в стране возник не афишировавший себя класс собственников) - то они не делали погоды.

       Как результат процесс первоначального накопления капитала в России (если это понятие вообще здесь применимо) реально принял у нас форму не накопления, а исключительно форму перераспределения уже накопленного. Бандитского, по существу, "прихвата" колоссального общественного богатства, которое было создано тяжким трудом предыдущих (социалистических) поколений. Своих же денег никто не вкладывал, и все "паслись" (да и "пасутся" в значительной мере и сегодня) вокруг и за счет бюджетных средств.

       Именно отсюда, то есть используя и "прокручивая" бюджетные деньги, и был практически на 100% сформирован банковский капитал. Известно, что уже в первые годы реформ в стране было создано более 2,5 тыс. коммерческих банков, через которые государство пропускало деньги для расчета с работниками бюджетной сферы, военнослужащими и т.д. Что делали банки? В лучшем случае они "прокручивали" деньги, "наваривая" для себя капитал с воздуха, в худшем - переправляли их за границу навсегда. Объем задержанных банками платежей за первые 7 "рыночно-реформаторских" (после 1991 г.) лет составил астрономическую сумму в 876 трлн. руб.

 III

       Особого внимания заслуживает утверждение П.Авена, что "бизнес - циничная вещь, и все люди в этой сфере таковы". То есть наглые, не знающие стыда, пренебрегающие нормами общественной морали (именно так трактует слово "цинизм" русский толковый словарь С.И.Ожегова).

       Если исходить из этой посылки, то формулируемый, П.Авеном постулат: "богатство - отметина Бога", выдаваемый им в качестве "аксиомы протестантской этики", явно отдает богохульством. Получается, что Бог благоволит исключительно циникам, ибо, если верить П.Авену, не циников в бизнесе нет. И оговорка, что речь идет о богатстве, которое "ты не украл, а заработал", ничего в этом плане не меняет. Поскольку при всех прочих "раскладах", это богатство все равно "безнравственное", а стало быть, и "греховное". В том смысле, что построено на пренебрежении нормами не только общественной, но и религиозной морали, которая исторически являлась (и является по сей день) основанием общественной морали.

       Отсюда следует, что "круто" замешанное на цинизме богатство (в России) - все-таки отметина не Бога. Скорее всего, здесь "поработал" не Бог, а противостоящий ему Дьявол - исключительно коварный и хитрый злой дух, полностью лишенный каких бы то ни было нравственных императивов и табу. И взывающий к человеку исключительно как к биологическому существу и, огрубляя, как к зверю со всей совокупностью органически присущих ему животных инстинктов и рефлексов. И, прежде всего, жадности и жажде наживы любой ценой. Неистребимому стремлению к наслаждению и получению удовольствия (в том числе в самых извращенных сублимированных формах) как универсальному мотиву поведения.

       Между тем, абсолютизация богатства, идеология ничем не регулируемого рынка никогда не были свойственны ни классическому, ни современному протестантизму. Как отмечает заместитель председателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата протоиерей В.Чаплин, "установки типа "человек человеку волк", "каждый за себя", "пусть проигравший плачет", прямо противоположны Евангелию, а значит и любому серьезному богословию, в том числе протестантскому" 3.

       Так называемая "теология процветания", в рамках которой Божественное благословение отождествляется с богатством, является ложной в своей основе, ибо сводит Бога к автомату, обслуживающему человеческую плоть. Для христианской морали и этики (православной, католической, протестантской и т.д.) важно не богатство само по себе, а вопрос о том, откуда "есть и пошло" это богатство и на какие цели оно расходуется.

       По этому поводу в Библии сказано, что деньги и богатство должны служить людям, использоваться на помощь бедным и построение Царства Божия, а не для того, чтобы прожигать их (купаться в роскоши) или накапливать огромные состояния. И, как Кощей, над "златом чахнуть".

       Не случайно в ряде библейских текстов говорится, что, кому много дано, с того многое и спросят. И успех предпринимателя - это своего рода экзамен, ниспосланный ему Богом. В конечном счете, ему придется дать Ему (Богу) отчет. Ответить насколько хорошо он распорядился своим богатством, своими талантами и своими способностями.

       Именно так воспринимали предпринимательскую деятельность деловые люди дореволюционной России, многие из которых вышли из числа староверов и сектантов (своеобразных русских протестантов). По свидетельству тогдашнего исследователя русского купечества П.Бурышкина, на эту деятельность "смотрели не только и не столько как на источник наживы, а как на выполнение задачи, своего рода миссию, возложенную Богом или судьбою. Про богатство говорили, что Бог дал его в пользование и потребует по нему отчета, что выражалось отчасти и в том, что именно в купеческой среде необычайно были развиты и благотворительность, и коллекционерство, на которое смотрели как на выполнение какого-то свыше назначенного долга". И если до второй половины XIX в. именитые роды соперничали, кто лучше церковь выстроит, кто ее лучше украсит, то, начиная с рубежа XX в., соперничество "пошло в том, кто больше для народа сделает" 4.

       В этом свете, очевидно, что основная задача нынешней генерации отечественных предпринимателей заключается в том, чтобы обеспечить преемственность по отношению дореволюционной. То есть возродить эту миссионерскую традицию служения не "золотому тельцу", а ближним. Повернуться лицом к народу, жаждущему социальной правды и справедливости. Тем более что нашими "капитанами бизнеса" назаработано уже столько денег, что их у них даже "куры не клюют", тогда как у народа - "ни денег, ни кур".

 IV

       Нельзя оставить без внимания и слова П.Авена о том, что "если ты здоров и вдруг беден (не считая пенсионеров и детей), то это стыдно сегодня...". Что "богатые нравственнее бедных хотя бы потому, что они могут позволить себе больше. Они свободнее в поступках. А у бедных зачастую просто нет другого выхода, кроме как ради выживания пуститься во все тяжкие. Выходит богатство, особенно среднего класса, ведет нас к нравственному обществу".

       Что касается первой части этого утверждения, то быть здоровым, но бедным, действительно стыдно. Но стыдно лишь тогда, когда бедных меньшинство и в обществе созданы все необходимые условия для того, чтобы не быть бедным. Чтобы человек при желании всегда мог "сделать себя", обеспечить достойную жизнь себе и своим близким. В данном случае бедность - явление не столько общественное, сколько личностное. Значит ты или ленив от природы, не хочешь и не умеешь трудиться. Или же тебе нравиться быть бедным и жить, не напрягаясь, по принципу: "сегодня есть, завтра Бог даст". "Будет день, будет пища".

       Но если бедных в обществе не меньшинство, а (как в нынешней России) абсолютное большинство, то речь следует вести не о стыде быть бедным, а о причинах бедности. Ибо эти причины лишь в очень ограниченной мере связаны (если вообще связаны) с тем, что собой представляет бедный как индивидуальность. В их основе - если и не полное отсутствие, то в любом случае весьма значительная неразвитость общественных условий для того, чтобы тот, кто хочет и может продуктивно работать (и тем самым жить безбедно) мог это делать.

       Как раз таких общественных условий (если не брать во внимание Москву и некоторые другие региональные центры) у нас нет. В том числе и потому, что работодатели (и не только в лице государства) воспринимают работающих не как наемных работников при капитализме, которым надо платить зарплату, соответствующую реальной стоимости рабочей силы, а как крепостных (или "наемных рабов"), которых держат на грани выживаемости. И цена которым - "грош".

       Не вызывает возражений и тезис П.Авена, что по сравнению с бедными, богатые "могут позволить себе больше, что "они свободнее в поступках". Ибо действительно только реальный экономический суверенитет (экономическая независимость) личности делает ее свободной. Но утверждать при этом, что богатые по этой причине "нравственнее бедных" - все равно, что определять интеллигентность человека наличием у него диплома о высшем образовании. Толщина кошелька не является и не может быть мерилом нравственности.

       Нравственность, как и интеллигентность - категории не материальные. Они связаны не с плотью, а только и исключительно с душой, с идущими из глубины веков неписаными моральными ценностями - образцами идеально-должного, разумного, общечеловеческого. С тем, что ориентирует людей на гуманные, добрые, честные, благородные, справедливые отношения, что противостоит злу и человеческим порокам во всем многообразии их форм и способов проявления. И каждый человек, живя в обществе, должен сообразовывать свои действия и поступки не только с требованиями закона, но и с требованиями нравственности. Нести за них не только юридическую, но и моральную ответственность.

       Через эту нравственную призму "нормальный" цивилизованный бизнес - это бизнес, который выступает не только в роли социального носителя таких "мещанских" добродетелей, как порядочность и обязательность в делах, трудолюбие и бережливость, размеренный порядок и самодисциплина. Одновременно это бизнес с "непорочным" общественным лицом (с "человеческим обличьем"). То есть такой, чья деятельность детерминируется (помимо прочего) построенным на общечеловеческих и религиозных нравственных ценностях особым кодексом поведения. Своего рода кодексом предпринимательской чести с девизом: "Прибыль превыше всего, но честь превыше прибыли".

       Это бизнес, в рамках которого свобода частнопредпринимательской деятельности принимает форму социально ответственного поведения, основанного не только на не нанесении вреда и неосуществлении насилия по отношению к другим, но и на добровольном самоограничении в пользу других; на неизменном следовании христианской заповеди: "Тогда ты более всего и будешь заботиться о собственной пользе, когда будешь искать ее в том, что полезно для ближнего".

       Очевидно, что только человек, лишенный социальности и духовности, равнодушный к чужой боли и не способный к состраданию, бескорыстному благодеянию по отношению ближнему, человек без "страновых" корней, то есть тот, который не ощущает под собой национальной почвы, и ему чуждо элементарное чувство патриотизма и любви к родине, только такой человек (kosmopolites biologikos) может быть счастливым (и чувствовать себя на "седьмом небе") в стране, в которой миллионы людей живут за чертой бедности, а детская беспризорность принимает характер гуманитарной катастрофы.

       Где, оставшись без поддержки социума, медленно вымирают десятки (если не сотни) тысяч обитателей домов для престарелых и инвалидов, специализированных детских учреждений и интернатов, где из-за хронического недоедания и жуткой экологии, равно как и принявшей характер национального бедствия алкоголизации и роста наркомании, идут неуправляемые процессы дегенерации и депопуляции населения. Это - процессы, которые реально угрожают самому существованию русского (российского) народа как самостоятельного этноса.

 V

       Один из американских экономистов как-то высказался, что поведению на рынке, как и в любви, особенно учить не надо - это то, что дано человеку самой природой на уровне исходных психофизиологических инстинктов. "Генетический код предпринимательства", однако, в разных общественных условиях может проявляться и действительно проявляется по-разному. Если нет взращенных эволюцией страха не только перед законом, но и перед Богом и общественным мнением, если не сформированы определенные нравственно-этические императивы и "табу", отсутствует построенная на самодисциплине и самоконтроле социальная ответственность личности, то такого рода "генетика" чаще всего принимает девиантные, патологические формы. И зверино-земное начало в человеке, не привыкшем к духовной работе над собой, к претворению низшей природы в высшую, выступает на первый план.

       Именно это и имеет место в современной России. По прихоти истории, семена дарованной сверху свободы частнопредпринимательской деятельности, попали на не окультуренную предыдущими поколениями почву, пришла классовая (так называемая "арифметическая") мораль, не признававшая ценности человека как "меры всех вещей" и устанавливавшая, что цель оправдывает средства. И что нравственно все то, что служит этой цели.

       Утрата связи между поколениями как раз и обусловливает организацию и ведение дел в нынешнем отечественном бизнесе как лишенных нравственно-этической (в том числе религиозной) детерминанты-мотивации, с "нулевого" ("генетического") уровня, то есть при доминанте заданных природой "хватательных" рефлексов и инстинктов, когда для получения прибыли (рассматриваемой в качестве единственной и конечной цели бизнеса) все средства хороши: финансовые и валютные аферы и спекуляции; повальное мошенничество и обман; производство и распространение контрафактной (фальсифицированной) продукции; тайные сговоры о монопольных ценах, массовый "отстрел" конкурентов и т.д. Как тут не согласиться со словами К.Маркса о том, что ради прибыли (особенно если "маячат" 300% и более) капитал "сходит с тормозов" и "нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, даже под страхом виселицы" 5.

       Было бы, конечно, неверным полностью отрицать наличие в отечественном бизнесе здоровых сил и желания хоть как-то "окультурить" предпринимательское сословие в России. Нелишне, в этой связи, напомнить о II Всероссийском конгрессе предпринимателей (ноябрь 1995 г.), организованным ныне канувшим в Лету Круглым столом бизнеса России, на котором была принята Хартия этики бизнеса. С включением в нее таких "заповедей" - обязательств, под которыми должны были подписаться все действовавшие бизнес-структуры как:

       - воздерживаюсь от насилия как способа достижения целей;

        - обязуюсь не прибегать к обману при сделках:

       - не считаю допустимым и не участвую в отмывании криминальных доходов и др.

       Но кто сегодня помнит об этой Хартии?

       Если бы она действительно соблюдалась, то не было необходимости "зачищать" банки, общая численность которых (в том числе по причине противоправной деятельности) сократилась в России с 9893 в 1996 г. до 1496 в 2004 г. Не было бы громких уголовных дел, связанных с неуплатой налогов на суммы, исчисляемые миллиардами долларов. Не было массовой гибели людей и принимающих форму эпидемий пищевых отравлений из-за поставленного на поток производства контрафактной продукции, широкой продажи продуктов с просроченными сроками годности и т.д.

       В свете всего сказанного, очевидно, что исторические судьбы частного предпринимательства в России напрямую зависят от его способности фундаментальным образом изменить свое отношение к обществу и его нуждам, готовности к решительному сословному самоочищению от криминальных и полукриминальных элементов. Отказу от установки на делание денег любой ценой (денег, не "пахнущих потом", а со "следами грязи и крови"). С тем, чтобы как можно скорее избавиться от явно "звериного лика капитализма" и стать в глазах народа бизнесом с "человеческим лицом".

       Неплохой "рецепт", как это сделать, выписал М.Ходорковский, призвав олигархическую бизнес-элиту признать, что либеральный проект в России может состояться только и исключительно в контексте национальных интересов, а поэтому необходимо оставить в прошлом космополитическое восприятие мира и научиться искать правду в России, а не на Западе; перестать лгать себе и обществу; поделиться с народом.

       Так как добавим от себя, жадность и скупость, как мотив поведения в бизнесе, имеют право на жизнь только до тех пор, пока не ведут к девиантному (антисоциальному) поведению. А грабеж может быть "хорошим способом" разбогатеть, но он плох для того, чтобы оставаться богатым долго. Чтобы иметь возможность не только "хорошо есть", но и "спокойно спать".

       Жаль только, что к этому кардинальному переосмыслению функционального предназначения бизнеса в России М.Ходорковский пришел не свободным по нынешнему статусу человеком, а после шести месяцев заключения. Будучи (и это хотелось бы подчеркнуть особо) далеко не самым "циничным" среди остальных членов "Золотой сотни".

Примечания

       1 Цит по: Чьюнинг Ричард К., Эби Джон У., Роэлс Ширли Дж. Бизнес сквозь призму веры. Пер. с анг. М.: Центр общечеловеческих ценностей. 1993. С. 200-201.

       2 Московский комсомолец. 2001. 17 января.

       3 Аргументы и факты. 2004. № 44.

       4 Цит по: Кузьмичев А.Д., Шапкин И.Н. Отечественное предпринимательство. Очерки истории. М.: Изд-во Прогресс-Академия, 1995. С. 152.

       5 Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 770.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации