РОССИЯ - ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ - ПЕРСПЕКТИВЫ ОТНОШЕНИЙ

Обозреватель - Observer 2005 №12 (191)

РОССИЯ - ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ - ПЕРСПЕКТИВЫ ОТНОШЕНИЙ

Л.Гусев,

кандидат исторических наук

         В последние 10 лет Россия уделяла незначительное внимание событиям, происходившим в странах Центральной Азии, которые стали объектом повышенного интереса со стороны основных геостратегических конкурентов России за влияние в масштабах СНГ - прежде всего США и Турции, и в меньшей степени Ирана, Пакистана и Китая.

         В рамках геостратегического интереса странами был осуществлен ряд проектов:

  • в политической сфере - патронирование блока ГУУАМ (Грузия, Украина, Узбекистан, Азербайджан, Молдова); 

  • в экономической - выдвижение проектов Транскаспийского газопровода и Евразийского транспортного коридора (ТРАСЕКА) в обход российских коммуникаций;

  • в военно-технической - вытеснение России с центральноазиатского рынка вооружений и вовлечение стран региона в военные мероприятия альянса (например, создание под патронажем НАТО Центральноазиатского батальона).

         Политика Турции как члена НАТО и проводника влияния США, в первую очередь, была связана с использованием фактора ее этнической и конфессиональной близости с большинством народов Центрально-азиатского региона (ЦАР). Несмотря на то, что внутренние проблемы, а также драматичный процесс интеграции с ЕС пока не позволяют Анкаре реализовать в ЦАР сколько-нибудь значимые проекты в духе воссоздания "Великого Турана", Турция сохраняет свое влияние благодаря активности в области инвестиций, культурных контактов, помощи в сфере высшего и среднего образования, подготовки офицерского корпуса.

         Влияние Китая на Центральноазиатский регион осуществляется сегодня в форме политического и военного давления, но преимущественно - посредством экономической экспансии (создание СП, участие в нефтяных проектах Казахстана, наращивание грузопотоков через железнодорожный переход Урумчи-Дружба и др.).

         В перспективе именно Китай, вероятнее всего, станет главным конкурентом США в регионе. В то же время КНР, потерявшая с распадом СССР полноценный противовес распространению идей исламизма и пантюркизма в подконтрольном ему Синьзян-Уйгурском автономном районе, едва ли заинтересован в полном уходе из региона России.

         Что же касается влияния на ЦАР идеологии "исламского фундаментализма" и связанных с ним террористических структур, то после военного поражения и свержения в 2001 г. талибского правления в Афганистане, а также жестких мер в самих центральноазиатских государствах, нанесших заметный ущерб действующим в подполье партиям "Исламское движение Узбекистана" (ИДУ) и "Хизбут-тахрир", потенциал "фундаменталистского подполья" ослаблен, но полностью не исчез и может проявиться через некоторое время в весьма неожиданных формах.

         Что касается отношений России со странами ЦАР, то в последнее время произошло существенное укрепление ШОС, ставшего важным фактором укрепления стабильности на рубежах ЦАР и Передней Азии, произошло сближение в экономической и военно-технической сферах с Узбекистаном. Помимо этого, два стратегических союзника России - Казахстан и Кыргызстан - стали членами ЕЭС, а сама Россия в качестве ответного жеста была принята в Организацию стран центральноазиатского сотрудничества (ОЦАС).

         Невозможность ухода России из ЦАР определяется целым рядом факторов. Среди них - наличие сокращающегося, но все же достаточно многочисленного русского населения (около 10 млн. чел.), подвергающегося во многих из государств региона дискриминации. Очевидная неустойчивость границ, зачастую произвольно проведенных между "республиками" в советский период, накопившиеся веками территориальные споры, межнациональные (межклановые) конфликты как между, так и внутри новых независимых государств, соседство с хронически нестабильным Афганистаном - грозят дестабилизацией ситуации в регионе и возникновением "вакуума влияния", который будет заполнен криминальными и фундаменталистскими структурами, что в условиях фактической прозрачности границ угрожает безопасности самой России. Помимо этого, наличие в ЦАР значительного объема энергоносителей привлекает к нему внимание многих внешних сил, заинтересованных в геоэкономическом вытеснении из него России, пока еще сохраняющей в своих руках контроль над немалой частью системы экспортных нефте- и газопроводов.

         В перспективе система российского влияния в ЦАР сталкивается с целым рядом препятствий. Тем более что назревающая угроза распада или демонтажа СНГ требует ревизии российской политики в регионе и реструктурирования всей системы отношений со странами региона.

         Политика России в регионе должна быть дифференцированной с учетом базовых особенностей входящих в него стран:

         1. Степень стабильности и устойчивости политического режима, который определяется:

  • уровнем поддержки лидера центральноазиатского государства со стороны правящей элиты и населения, легитимности его власти с точки зрения национальных религиозных и кланово-земляческих традиций;

  • степенью укорененности в сознании центральноазиатских народов ценностей традиционного ислама (различается у "кочевых" и "оседлых народов");

  • положением, численностью и реальным общественно-политическим ве- сом русского и русскоязычного населения;

  • степенью остроты межнациональных, религиозных, межклановых и социальных конфликтов, потенциалом социокультурного раскола в рамках формирующихся наций;

  • степенью развитости и консолидированности институтов гражданского общества, от чего зависит уровень развитости партийной системы и возможности возникновения оппозиции правящему режиму;

  • реальным положением оппозиции (официально признана и дееспособна, изолирована, сведена на нет), степенью влиятельности и внешнеполитической ориентацией (про- либо антироссийская, националистическая либо общегражданская, светская либо исламско-фундаменталистская и т.п.).

         2. Геополитическое и геоэкономическое положение страны, которое определяется:

  • географическим положением страны, наличием либо отсутствием у нее выхода к стратегическим коммуникациям, прочностью связей между ее регионами;

  • наличием и степенью остроты военной угрозы либо экспансии со стороны сопредельных стран, а также территориальных споров с ними;

  • уровнем обороноспособности конкретного государства и его актуальной военно-политической ориентацией (на вооруженные силы России, США или НАТО) и степенью военно-технической зависимости национальных вооруженных сил от России и других стран;

  • характером внешнеполитической ориентации: "пророссийская", "протурецкая" и т.п., либо комбинированная (лавирующая);

  • стратегической линией по отношению к структурам СНГ и интеграционным процессам (активное либо умеренное участие, наблюдательная позиция с ориентацией на взаимодействие с отдельными членами Содружества в рамках локальных союзов и др.).

         Учет вышеназванных факторов позволит России при использовании имеющихся у нее ресурсов побудить страны ЦАР к сотрудничеству в разных областях, в решении политических, экономических и оборонных задач.

         3. Характер внутри- и внешнеэкономической политики стран Центральной Азии, предопределяемый следующими факторами:

  • выбранной моделью рыночных реформ и результатами преобразований;

  • степенью контроля государственных структур над экономикой, деятельностью хозяйствующих субъектов и бизнес-элитой в целом;

  • уровнем экономической зависимости от России в тех или иных областях экономики;

  • уровнем внедрения нероссийского частного капитала в их национальные экономики;

  • преобладающей внешнеэкономической ориентацией и направленностью внешнеэкономических связей.

         В зависимости от соотношения вышеперечисленных факторов экономическая политика России в отношении центральноазиатских государств предполагает разработку и продвижение совместных экономических проектов, лоббирование интересов российского частного капитала для налаживании контактов с национальными бизнес-элитами и получения определенных льгот.

         Оценивая возможности влияния России на страны ЦАР в соответствии с обозначенными параметрами, можно заключить, что наиболее ограниченными являются шансы воздействовать на политический режим, существующий сегодня в Туркменистане - стране, лишь номинально состоящей в СНГ и де-факто игнорирующей работу всех его координирующих органов.

         Газовая "самодостаточность", сведение экономических контактов с Россией к газовым проектам, закрытость режима, элиминирование оппозиции, незначительная численность русских при отсутствии у них собственных СМИ и собственных организаций ограничивают возможности использования в российских интересах оппозиции и взаимодействия с бизнес-элитой. 

         Трансформация туркменского режима, как можно предположить, будет неэволюционной, и неизбежно будет сопровождаться клановой борьбой и расколами. В то же время, России не следует делать ставку на его демонтаж, поскольку это может привести к дестабилизации ситуации в Прикаспии. В то же время, российским властям не следует делать односторонний упор на схему "газ в обмен на права россиян, живущих в Туркмении". Целесообразнее, взаимодействуя с туркменскими властями на основе норм международного права, всемерно отстаивать их права.

         Из всех стран региона Казахстан является наиболее влиятельным и предсказуемым партнером России, что подтверждается не только его активным участием в ОДКБ, ШОС, ЕЭП, но и рядом интеграционных инициатив в рамках СНГ. Следует также помнить, что именно Казахстан является инициатором приглашения России в ОЦАС, и соотносит свои внешнеполитические шаги с интересами и позициями России (не в ущерб своих собственных). 

         Русскоязычная община Казахстана, при наличии целого ряда проблем, достаточно консолидирована и имеет возможности для представительства своих интересов. Оппозиция режиму "просвещенно-плюралистического" авторитаризма является достаточно консолидированной, что подтверждается деятельностью Координационного совета демократических сил (КСДС), но в силу своей завязанности на систему кланово-жузовых отношений пока не может бросить достаточно эффективный вызов действующей власти (что, в частности, подтверждается недавним расколом между КСДС и ведущей оппозиционной партией "Ак жол").

         Кроме того, возможности осуществления "бархатной революции" в Казахстане затруднены вследствие наличия достаточно мощной властно-силовой вертикали, а также способности Н.Назарбаева поддерживать определенный баланс между региональными кланами и жузами, что позволяет прогнозировать его победу на следующих президентских выборах.

         В силу этого, России следует совместно с властями Казахстана участвовать в реализации взаимовыгодных интеграционных инициатив и проектов в рамках уже действующих структур, не игнорируя при этом взаимодействия с оппозицией.

         Узбекистан, активно борющийся за политическое и экономическое лидерство в ЦАР, обладает, пожалуй, наиболее сложившейся во всем центральноазитском пространстве национальной идентичностью, что, однако, не исключает борьбы кланов за власть. Все это, а также отсутствие прямого географического "соседства" с Россией подталкивает его к проведению самостоятельной политики, ориентированной не на комплексную интеграцию в СНГ, а на "двусторонние отношения".

         Уязвимость страны из-за влияния внутреннего и внешнего "исламского фактора", необходимость продолжения модернизации экономики и вооруженных сил, а также необходимость смены элит побуждают его к расширению экономического, военно-технического, и в более узком масштабе - военно-политического взаимодействия с Россией (чем отчасти и объясняется "мягкая" интеграция Узбекистана в структуры ШОС).

         В то же время, Россия едва ли заинтересована в "обвальной демократизации" и падении нынешнего ташкентского режима (ибо на смену ему придет клановый раскол с перспективой "фундаментализации" страны), а возможности "игры" России на внутриузбекском "политическом поле" ограничены из-за авторитарного характера власти и относительной слабости "русского фактора" в общественной жизни.

         Поэтому оптимальной линией в отношении Узбекистана является укрепление уже существующих контактов и налаживание связей с формирующейся национальной бизнес-элитой страны  (партия представляющая её интересы победила на недавних выборах в узбекистанский парламент).

         Эта бизнес-элита в будущем может оказаться способной демонтировать клановую систему и стать главным субъектом формирования внутренней и внешней политики своего государства.

         Таджикистан, переживший кровопролитную гражданскую войну 1992-1994 гг., с учетом "прозрачности" и уязвимости таджикского государства, экономической слабости и хрупкого коалиционного равновесия кланов ("кулябцев" и "исламистов"), нуждается в политическом и экономическом посредничестве и участии России, что признается и интегрированными в правящий режим представителями "демо-исламской оппозиции". Подкрепляют такую уверенность членство Таджикистана в ОДКБ, ШОС и ЕЭП.

         Маргинальное положение Таджикистана в ОЦАС, сложные отношения с региональным лидером Узбекистаном также делают выгодными его партнерство с внешней влиятельной силой, в роли которой выступает Россия. В то же время, американское присутствие в ЦАР в связи с военной акцией в Афганистане, а также попытки Таджикистана подключиться к альтернативным России коммуникациям (собственный участок нового "шелкового пути" в рамках проекта ТРАСЕКА) не нарушают этих отношений.

         Главная проблема российской политики в данном случае - отсутствие у России собственного проекта интеграции центральноазиатских стран в новые проекты сотрудничества, что уменьшает возможности использования сильных позиций в республике.

         Что касается Киргизии, то Россия должна выстраивать отношения с новой властью и элитой, взаимодействуя с международными и региональными структурами, что требует методичной и последовательной дипломатической работы с различными политическими силами в самом Кыргызстане.

         В ситуации "вялотекущего развала" либо форсированного демонтажа СНГ, России следует предпринять максимум усилий для сохранения и укрепления существующих в его рамках структур (прежде всего ОДКБ), межгосударственных объединений (ЕЭП), а также региональных организаций (ШОС и в меньшей степени ОЦАС), выстраивая двусторонние отношения с отдельными странами ЦАР при учете вышеперечисленных особенностей.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации