Некоторые вопросы обеспечения устойчивости корабельных соединений в море

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 1/1987, стр. 32-41

Некоторые вопросы обеспечения устойчивости корабельных соединений в море

(По материалам иностранной печати)

Вице-адмирал И. К. ХУРС

На опыте локальных войн в статье раскрываются главные особенности повышения боевой устойчивости корабельных группировок при выполнении задач по завоеванию господства на море и поддержке сухопутных войск, а также обосновывается возрастание роли противовоздушной, противолодочной обороны корабельных соединений, разведки, целеуказания и РЭБ в современных операциях. Автор излагает тактико-технические характеристики новейших средств ведения морского боя и основных радиолокационных станций, состоящих на вооружении военно-морских сил США.

ВОЕННОЕ руководство США большое значение придает наращиванию возможностей ВМС, которым оно отводит особую роль не только в войне, но и в проведении неоглобалистской политики военного вмешательства в дела развивающихся стран. Как считает министр обороны К. Уайнбергер, военно-морские силы Соединенных Штатов «должны и будут обладать господством на море вплоть до следующего столетия». В этих целях продолжается реализация программы увеличения общего числа кораблей до 600 единиц. В широких масштабах ведется массовое перевооружение атомных подводных лодок, надводных кораблей, палубных штурмовиков, противолодочных и патрульных самолетов высокоточными противокорабельными ракетами «Гарпун», имеющими в шесть раз большую дальность стрельбы, чем торпеды. Надводные корабли и атомные подводные лодки оснащаются крылатыми ракетами большой дальности «Томахок» в обычном и ядерном снаряжении. Это позволяет им наносить удары по удаленным береговым объектам, а также значительно расширяет возможности по поражению надводных целей, в том числе на значительном удалении.

Возросшая боевая мощь военно-морских сил дает возможность, по словам министра ВМС США Лемана, использовать их для ведения боевых действий в удаленных особо важных районах Мирового океана. При этом противолодочное обеспечение предусматривается осуществлять в значительной мере силами союзников США, задействуя главные ударные силы флота (авианосцы, амфибийные, авиацию) прежде всего на завоевание господства на море и поддержку сухопутных войск.

Особое значение придается операциям по завоеванию господства в передовых зонах Атлантики, где расположены жизненно важные коммуникации стран агрессивного блока НАТО. По ним ежедневно проходят свыше 3000 торговых судов, транспортирующих сырье и готовые изделия. С началом боевых действий удельный вес таких перевозок, а также доставка грузов, необходимых для войск, резко возрастет.

В основу разработки теории и практики ведения наступательных и оборонительных действий на море западными специалистами положен ряд факторов, основными из которых являются: повышение наступательных возможностей и прежде всего подводных и надводных сил; решение задач составом оперативных соединений (групп); применение оружия на загоризонтных дальностях; обеспечение боевой устойчивости сил в ходе боевых действий.

Атомные многоцелевые подводные лодки (ПЛА), получив на вооружение крылатые ракеты, обладают большими возможностями, чем надводные корабли, при решении наступательных задач как самостоятельно, так и в составе оперативного соединения. При этом подчеркивается, что они должны являться необходимым элементом группировок, формируемых для ведения различных боевых действий в интересах обеспечения их высокой боевой устойчивости.

Роль надводных ракетно-артиллерийских кораблей в составе ударных сил в последние годы существенно изменилась. Благодаря созданию новых видов вооружения, и прежде всего противокорабельных крылатых ракет и систем раннего обнаружения, они стали занимать все большее место при ведении боевых действий. Примером тому является возвращение в боевой состав ВМС США линкоров типа «Айова», вооруженных крылатыми ракетами «Гарпун» и «Томахок». Несмотря на оснащение надводных кораблей высокоэффективными ударными средствами большой дальности, наивысшая результативность их применения достигается при действиях в составе оперативных групп. Это вызвано, по мнению западных специалистов, тем, что корабли нуждаются в постоянной поддержке других сил и в одиночку, как правило, не способны решать боевые задачи из-за недостаточной боевой устойчивости при использовании противником современных средств борьбы.

Этот вывод подтверждается и результатами боевых действий надводных кораблей Великобритании в период англо-аргентинского военного конфликта в 1982 году. Большинство специалистов флота считают, что даже универсальные надводные корабли показали сравнительно невысокую боевую устойчивость в условиях воздействия средств воздушного нападения, особенно крылатых ракет с низкой траекторией полета. В связи с этим боевые действия ВМС в 1982 году вскрыли целый ряд проблемных вопросов дальнейшего развития различных классов надводных кораблей, и особенно обеспечения их боевой устойчивости в морском бою. Считается, что надводные корабли в полной мере смогут реализовать свои боевые возможности, если будут обеспечены: полноценной поддержкой, основу которой должно составить воздушное прикрытие; достоверными данными для анализа, тактической обстановки в районе действий; дальним целеуказанием для ПКР корабельного базирования, позволяющим их применение на полную дальность; надежной системой управления и связи, а также оперативной подачей материально-технических средств, в первую очередь топлива, что позволяло бы кораблям вести боевые действия непрерывно, не выходя из района до выполнения задачи.

Все это означает, что для успешного боевого применения надводных кораблей и обеспечения их высокой боевой устойчивости должно создаваться специальное построение, в составе ударных сил и сил поддержки с учетом ожидаемой тактической обстановки и характера решаемых задач. Для достижения успеха боевых действий западные специалисты считают необходимым еще в мирное время отрабатывать модели такой организации, имея заранее подготовленные группировки с включением в них сил как национального, так и коалиционного состава. Подобные формирования должны строиться на постоянной основе. Примером тому являются авианосные ударные группы, такие, как «постоянное соединение НАТО», «соединение по вызову», «соединение минно-тральных сил» и др.

Особое место среди оперативных группировок ряда флотов занимают авианосные ударные группы, оперативные группы, имеющие в своем составе авианесущие корабли. Указанные соединения формируются из тактически необходимых надводных кораблей, которые, будучи сгруппированы вокруг авианосцев, в совокупности обладают наибольшими возможностями по ведению наступательных и оборонительных действий. Вместе с тем, хотя авианосные ударные группы и считаются «военно-морскими силами настоящего и будущего», военные специалисты приходят к выводу о том, что их оборонительные возможности не являются идеальными. Поэтому военно-морская теория развивается в направлении обеспечения надежной защиты авианосца в ходе боевых действий, так как только это позволит авианосной группе выполнить стоящие перед ней задачи. Западные специалисты, оценивая состояние своих флотов и опыт их боевого применения, наряду с совершенствованием вопросов кораблестроения, разработкой более рациональных форм и методов использования сил в боевых действиях на море значительное внимание уделяют обеспечению боевой устойчивости оперативных соединений (групп) при ведении морских операций. Важнейшее значение в решении этих задач приобретают противовоздушная и противолодочная оборона, разведка и целеуказание, вопросы связи, управления, живучести и др.

ПВО корабельных соединений в современных условиях приняла универсальный характер. В настоящее время она должна быть способной противостоять ударам с воздуха, водной поверхности, из морских глубин и суши. Главными носителями воздушной угрозы в настоящее время являются авиация, в том числе беспилотные летательные аппараты, ракетные надводные корабли, многоцелевые подводные лодки, катера и береговые ракетные установки.

Интенсивное послевоенное развитие средств воздушного нападения против морских целей, массовое вооружение флотов ПКР резко повысили роль ПВО корабельных соединений. Этому способствовали и уроки боевых действий на море в ходе второй мировой войны и послевоенных конфликтов. Например, из 42 авианосцев, потерянных флотами капиталистических стран за годы минувшей войны, 20 были уничтожены авиацией. Большая часть потерь приходилась на начальный период войны ввиду отставания в развитии сил и средств ПВО кораблей от ударных возможностей авиации в предвоенные годы.

Принятие уже в военные годы специальных мер, таких, как увеличение истребителей на авианосцах, организация их барражирования в воздухе, прикрытие силами и средствами ПВО угрожаемых направлений, развитие РЛС и средств целеуказания зенитной артиллерии, эшелонирование сил ПВО в боевых и походных порядках (ордерах), значительно повысило боевую устойчивость соединений надводных кораблей. Однако тогда и длительное время в послевоенные годы ПВО оставалась по своему существу только противосамолетной, что предопределяло ее развитие главным образом в противоборстве со средствами ударной авиации.

Агрессия Израиля против арабских государств на Ближнем Востоке, англо-аргентинский военный конфликт за Фолклендские (Мальвинские) острова существенно изменили взгляды на роль и значение ПВО кораблей и потребовали нового подхода к обеспечению их боевой устойчивости, в первую очередь для защиты от ударов авиации, вооруженной противокорабельными ракетами. Дозвуковые ракеты, летящие на низких высотах, явились грозным оружием для кораблей. Даже единичное проникновение ПКР через линию обороны причиняло им большой урон. Так, из 5 выпущенных ракет «Экзосет» французского производства, находившихся на вооружении аргентинских ВВС, двумя из них были потоплены английские эскадренный миноносец УРО «Шеффилд» и контейнеровоз «Атлантик Конвэйор». Обнаружилось много слабых мест в созданной англичанами системе ПВО, которая оказалась в целом недостаточно эффективной. От ударов авиации англичане потеряли 6 кораблей, а 12 получили значительные повреждения, хотя система ПВО организовывалась с привлечением всех имевшихся в распоряжении английского флота сил и средств. Она строилась эшелонирований от главных экспедиционных сил в море до Фолклендских островов с охватом пространства вокруг них и над ними. Задачи раннего обнаружения воздушного противника решались в Основном эсминцами И фрегатами УРО радиолокационного дозора, которые действовали в 120 милях (222 км) от главных сил корабельной группировки на угрожаемых направлениях и имели возможность контролировать воздушную обстановку на средних высотах в радиусе 120 миль, а на малых - до 27 миль (50 км). Воздушное прикрытие района, находящегося в зоне досягаемости аргентинской авиации, обеспечивалось самолетами с вертикальным или укороченным взлетом и посадкой «Си Харриер», базировавшимися на авианосцах. Основным средством уничтожения самолетов явились корабельные зенитные ракетные комплексы, которыми было сбито 28 аргентинских самолетов (в среднем по 6 ракет на сбитый самолет).

Отмечается положительным в созданной ПВО то, что увеличение зоны радиолокационного обнаружения заставляло аргентинских летчиков летать на малых высотах и значительно ограничивало их возможности нанесения ударов по кораблям из-за сокращения боевого радиуса.

Вместе с тем в ходе боевых действий обнаружился ряд слабых мест в системе ПВО. При этом западными специалистами особое внимание обращается на следующее:

- ПВО не являлась непреодолимой для наиболее подготовленных аргентинских летчиков, которым удавалось прорываться через ее рубежи, делая заход со стороны солнца. В результате таких атак потоплены два эсминца и фрегат УРО, несколько кораблей получили повреждения;

- должным образом не организовывалось прикрытие от воздушного противника дозорных кораблей, поэтому 2 из 4 были потеряны во время выполнения ими задач;

- недостаточными оказались принятые меры ПВО в период высадки десанта в район порта Сан-Карлос, когда скученность кораблей в узком Фолклендском проливе была наибольшей, а зона радиолокационного обнаружения авиации ограничивалась дальностями действия бортовых РЛС кораблей, что не способствовало эффективному применению ЗРК против низколетящих самолетов;

- аналогичные недостатки высказывались по поводу ПВО кораблей, выполнявших задачу вывода из строя аэродрома Сан-Стенли.

Западными военными специалистами проведено глубокое изучение англо-аргентинского конфликта, и прежде всего в вопросах ПВО, которая по своему существу была противосамолетной и определяла боевую устойчивость английских экспедиционных сил. В части, касающейся ПВО, они пришли к выводу о необходимости ее дальнейшего совершенствования путем вооружения кораблей вертолетами, способными осуществлять дальнее обнаружение воздушного противника более совершенными средствами разведки целей на средних и малых высотах, палубными истребителями с увеличенным по сравнению с «Си Харриер» радиусом действия для обеспечения непосредственного прикрытия кораблей радиолокационного дозора. Наряду с этим проводятся мероприятия по оснащению кораблей ЗРК, обладающими высокой степенью реагирования, а также техническому сопряжению РЛС наведения и целеуказания ЗРК со средствами РЭБ. Указанные меры считаются целесообразными для увеличения промежутка времени, необходимого обороняющемуся кораблю с момента обнаружения воздушной цели до приведения в полную боевую готовность средств отражения воздушного нападения.

В соответствии с существующими взглядами функции ПВО корабельных соединений в настоящее время все теснее смыкаются с задачами противолодочной и противокатерной обороны.

При построении системы ПВО корабельных соединений западными специалистами учитываются возможности наращивания ее за счет привлечения наземных сил и средств стран НАТО или использования их территорий для базирования необходимых сил в интересах обеспечения большей эффективности ПВО на период ведения боевых действий.

В основу современной ПВО соединения кораблей закладывается принцип секторно-кругового охранения ядра группировки с концентрацией основных усилий на направлениях, где существует угроза воздушного нападения. При этом в практике иностранных флотов, как это было организовано англичанами в конфликте с Аргентиной, принято эшелонировать систему ПВО, распределяя по глубине разнородные ее силы и средства в зависимости от оценочной дальности пуска ПКР, их скорости, ожидаемого разнообразия боевых средств нападения с воздуха и их носителей.

Поэтому система ПВО, как и боевой порядок соединения в целом, строится применительно к конкретным условиям боевых' действий. Ее важнейшими элементами считаются группировки сил и средств, обеспечивающие раннее обнаружение носителей и самих боевых средств воздушного нападения противника, а также предназначенные для их уничтожения (подавления), наведения и целеуказания.

Считается целесообразным применять истребительную авиацию (ИА) с задачей перехвата воздушных носителей за пределами досягаемости ЗРК кораблей охранения. Обнаружение воздушных целей в данной зоне осуществляется палубными самолетами РЛД «Хокай» или путем получения информации от системы АВАКС. Они же, а при необходимости и корабли РЛД, обеспечивают наведение и целеуказание ИА. Общая глубина дальней зоны обнаружения составляет 100-700 км и более в зависимости от характера угрозы и наличия соответствующих сил и средств. Например, находящиеся на вооружении надводных кораблей и подводных лодок ПКР «Гарпун», «Томахок» имеют дозвуковую скорость и предельные дальности пуска 120 и свыше 500 км соответственно.

Однако западные специалисты считают перспективными сверхзвуковые ПКР, способные лететь непосредственно в приводном пространстве на большие дальности. Как известно из иностранной печати, подобные ракеты уже разрабатываются. В частности, французское объединение «Аэроспасьяль» и западногерманский концерн МВБ приступили к созданию новой сверхзвуковой ракеты ANS, производство которой планируется начать в 1993 году. ПКР будет иметь скорость 2М, дальность - 200 км при полете вблизи поверхности воды. Все это учитывается при эшелонировании сил и средств ПВО по зонам. Средняя зона ПВО отводится для ЗРК кораблей и имеет глубину от 15 до 100 км. Главными средствами обнаружения и целеуказания в средней зоне являются вертолеты и корабельные РЛС. В ближней зоне, удаленной до 15 км от ядра корабельной группировки, считается целесообразным применение зенитных артиллерийских установок и ЗРК ближнего действия. Силы и средства ПВО в ближней зоне нацеливаются на уничтожение в основном ПКР и прежде всего летящих на предельно низких высотах. Учитывая опыт англо-аргентинского конфликта, в странах НАТО много внимания уделяется усилению ПВО в ближней зоне путем принятия эффективных технических мер, таких, как развитие ЗРК малой и средней дальности, повышение их скорострельности, увеличение количества ракет в залпе, сокращение времени реакции комплексов, вооружение кораблей вертолетами РЛД, совершенствование средств обнаружения, управления огнем и системы связи, внедрение автоматических артиллерийских установок с высокой скорострельностью и др.

Наряду с совершенствованием системы ПВО для обеспечения боевой устойчивости оперативных соединений важное значение придается противолодочной обороне (ПЛО). Это объясняется возрастанием роли подводных сил, которые в современных условиях, по оценке западных специалистов, способны решать наступательные и оборонительные задачи как самостоятельно, так и во взаимодействии с другими родами сил. К тому же в настоящее время противокорабельная угроза из-под воды благодаря массовому оснащению подводных лодок ПКР значительно возросла как по количеству противокорабельного оружия, так и по дальности его действия. Сейчас в составе военных флотов мира имеется значительное количество подводных лодок, в том числе в составе стран НАТО свыше 240, из них более ПО - атомных многоцелевых. Происходит массовое вооружение подводных лодок ПКР. Так, на 1 января 1986 года свыше 80 подводных лодок уже были оснащены ПКР, в том числе более 20 - ПКР «Томахок». Все это повысило их боевые возможности и расширило круг решаемых ими задач, а соответственно возросла подводная угроза для надводных кораблей (рис. I).

В соответствии с существующими зарубежными взглядами ПЛО оперативных соединений организуется в трех зонах - ближней, средней и дальней. Наиболее развитой является система ПЛО авианосной ударной группы (рис. 2).

В ближней зоне (глубина до 50 миль) функции ПЛО выполняют надводные корабли самостоятельно и в составе поисковых ударных групп с применением противолодочных вертолетов, подкильных и буксируемых гидроакустических станций, ракетных комплексов и торпед. Главной задачей противолодочных сил является срыв торпедной атаки подводных лодок, прорвавшихся в зону.

В средней зоне (глубина до 150 миль) действуют корабли с протяженными гидроакустическими антеннами, палубные противолодочные самолеты, корабельные вертолеты и подводные лодки. Главной задачей сил ПЛО в средней зоне является срыв ракетных атак и недопущение прорыва подводных лодок в ближнюю зону для применения по охраняемым объектам торпедного оружия.

В дальней зоне (220 миль и более) обеспечивается обнаружение и уничтожение подводных лодок самолетами базовой патрульной авиации, которая действует в основном по наведению со стационарных и позиционных гидроакустических систем.

По оценке западных специалистов, в последние годы эффективность ПЛО корабельных соединений значительно повысилась, однако она еще не в полной мере исключает возможность прорыва подводных лодок через охраняемые зоны и проведение ими торпедных атак обороняемых объектов.

Некоторые вопросы обеспечения устойчивости корабельных соединений в море

Как показывает опыт, в организации ПЛО возросла роль надводных кораблей в связи с оснащением их гидроакустическими комплексами с протяженными антеннами системы ТАКТАСС - AN/SQR-Ш и вертолетными системами «Лэмпс» Мк1 и МкЗ и др. Вертолеты, действуя с кораблями охранения, способны обеспечить контроль за подводной обстановкой в назначенном районе на глубину до 40 миль. Применение ГАС с протяженными антеннами, дальность действия которых составляет более 100 миль (вместо 40 миль - дальность действия лучших подкильных корабельных станций), существенно расширило возможности обнаружения ПЛ.

Качественнр новым в зональном контроле за подводной обстановкой является использование системы дальнего гидроакустического обнаружения (проект СЕРТАСС), которая включает специальные суда типа «Сталворт», оснащенные гидроакустическими комплексами с буксируемыми антенными решетками. Такие суда уже имеются в составе Атлантического и Тихоокеанского флотов США. Они предназначены для наращивания возможностей стационарной системы СОСУС при создании сплошной, более эффективной зоны подводного наблюдения в оперативно важных районах. Суда типа «Сталворт» при благоприятных условиях могут обнаруживать подводные лодки на дальности более 300 миль.

По оценке американских специалистов, перспективным является применение в целях ПЛО оперативных соединений атомных ПЛ, оснащенных современными ГАС, позволяющими осуществлять устойчивую связь с надводными кораблями. Они способны успешно решать задачи поиска и уничтожения ПЛ противника в средней зоне ПЛО. Считается, что атомные ПЛ могут выдвигаться на позиции до 100 миль от центра походного ордера и обнаруживать подводные лодки на расстоянии свыше 50 миль.

В настоящее время военные специалисты НАТО высказываются о необходимости включения в будущем в состав оперативных соединений авианесущих кораблей, вооруженных самолетами с вертикальным взлетом и посадкой, которые будут вести поиск и уничтожение ПЛ.

Решая вопросы обеспечения боевой устойчивости кораблей от современных видов боевых средств, западные специалисты сходятся во мнении о возрастании роли и значения разведки, целеуказания и РЭБ в отражении атак противника и обеспечении по нему ударов.

Для решения задач разведки современные корабли имеют разнообразные технические средства. В обобщенном виде иностранные корабельные средства обнаружения и целеуказания в американской прессе характеризуются следующим образом. Корабельные средства радио-и радиотехнической разведки, а также гидроакустические средства шумопеленгования способны обнаруживать нахождение группировок и отдельных кораблей в определенном районе, пеленговать и классифицировать объекты путем привязки излучений их радиоэлектронных средств к носителям, а также оценочно, в зависимости от уровня подготовки операторов определять до них дистанции. Однако сведения, добываемые указанными средствами, для поражения целей, как правило, не пригодны и требуют комплексной обработки совместно с другими данными, что приводит к снижению эффективности ударов.

Некоторые вопросы обеспечения устойчивости корабельных соединений в море

Поэтому большая роль в решении задач разведки отводится корабельным поисковым РЛС, обеспечивающим точное обнаружение надводных и воздушных целей, определение их координат в сложной боевой обстановке при воздействии средств радиоэлектронного подавления противника и гидрометеорологических факторов. В настоящее время на вооружении кораблей различных классов ВМС США состоит около 20 типов поисковых РЛС. Среди них высокоэффективной считается AN/SPS-40 (максимальная дальность действия около 320 км). По мнению специалистов, будут значительно расширены возможности кораблей ВМС США с принятием на вооружение РЛС дальнего действия AN/SPS-52c, предназначенной для обнаружения сверхзвуковых крылатых ракет, а также других средств воздушного нападения. Наиболее совершенной корабельной РЛС считается AN/SPY-1, входящая в состав системы ПВО «Иджис» крейсеров США. На них же имеется РЛС AN/SPS-55, решающая задачу обнаружения низколетящих воздушных и малоразмерных надводных целей (до перископов ПЛ) (рис. 3).

Для обеспечения раннего обнаружения противника в иностранных флотах привлекаются ПЛА, самолеты ПЛО, дальнего радиолокационного обнаружения, корабли РЛД, разведывательные спутники, самолеты, корабли, береговые системы дальней гидроакустической разведки и наблюдения, а также средства радиоэлектронной разведки.

Для наведения сил раннего обнаружения, организуемого в интересах оперативного соединения, используются данные действующей в вооруженных силах США и НАТО глобальной системы разведки и наблюдения на океанских и морских театрах.

Одновременно с этим в ВМС стран НАТО большое внимание уделяется своевременному обеспечению оперативных соединений такой разведывательной информацией, которая бы позволила им не только избежать внезапных атак противника, но и нанести по нему упреждающие удары на полную дальность боевых средств. Считается, что без получения данных обстановки в реальном масштабе времени командир оперативного соединения практически лишен возможности видеть, а тем более предвидеть ход боевых действий.

В оперативном звене существует автоматизированная информационная система ВМС США. В ее состав входят пункты и центры сбора, документирования, отображения и анализа данных. Такие пункты и центр созданы при командных центрах соответствующих командующих в районах Вашингтона, Гонолулу, Норфолка, в Лондоне, Рота, Камис-сея. Командные центры (пункты) управления силами обеспечивают выдачу целеуказания корабельным соединениям и отдельным кораблям в море.

В обеспечении боевой устойчивости оперативных соединений особое место отводится средствам РЭБ. Они способны существенно ослабить удары противника путем создания помех работе его радиосвязи, радиотехнических средств наблюдения и наведения. Среди мер, обеспечивающих свои удары, считается необходимым подавить систему управления и наблюдения противника, нарушить связь кораблей с флагманом, а последнего - с вышестоящим командованием. Как вывод из этого высказывается мнение, что весьма вероятно первыми начнут боевые действия средства РЭБ, так как без их применения трудно нанести упреждающий удар, преодолеть современную оборону соединения кораблей. Одним из основных требований к разрабатываемым системам РЭБ является обеспечение их высокой эффективности против будущих усовершенствованных ПКР и КР 80-х годов, обладающих скоростью полета до 2М, высотой полета между 2 и 50 м, способных выполнять маневр уклонения с высокими значениями перегрузок, оснащенных двухрежимной РЛС, ИК и пассивными оптическими системами наведения, а также собственными средствами РЭП.

Некоторые вопросы обеспечения устойчивости корабельных соединений в море

В решении задач ведения морского боя исключительное ^значение придается обеспечению своевременности доставки добываемой информации, решению проблем, связанных с постоянно возрастающим количеством данных, перегруженностью линий связи, недостаточным быстродействием аппаратуры, трудностью преобразования больших объемов первичных данных в информацию и процедурными задержками.

В связи с этим в последние годы в области ПЛО предъявляются повышенные требования к системам поиска, обнаружения и опознавания ПЛ с применением радиогидроакустических буев. Надежность их работы повышается за счет использования современной полупроводниковой технологии, позволяющей создавать все более компактные и мощные системы обнаружения и обработки данных. По данным зарубежной прессы, для использования на самолетах ПЛО «Орион» и «Ним-род» фирмой Маркони Авионикс (Великобритания) разработана система, позволяющая в реальном масштабе времени обрабатывать сигналы, поступающие от пассивных и активных средств.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации