О повышении автономности соединений (частей) и совершенствовании способов их боевых действий

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 5/1987, стр. 39-49

ОПЕРАТИВНОЕ ИСКУССТВО

О повышении автономности соединений (частей) и совершенствовании способов их боевых действий

(Исторический опыт и современность)

Полковник Р. М. ПОРТУГАЛЬСКИЙ,

доктор исторических наук, профессор

Боевые действия в современных операциях характеризуются неравномерностью продвижения войск, взаимным вклинением, отсутствием сплошного фронта и привычной для войн прошлого локтевой связи между наступающими соединениями и частями. Отдельные из них будут действовать на значительном удалении от главных сил в полуокружении или с перевернутым фронтом, с частой сменой форм и способов борьбы. Все это весьма остро ставит вопрос о повышении автономности войск. В статье на основе опыта прошлых войн и взглядов зарубежных военных специалистов рассматриваются возможные пути решения этой актуальной проблемы.

ПРИНЦИП одновременного воздействия на всю глубину построения обороны противника впервые нашел свое концентрированное выражение в теории глубокой наступательной операции, разработанной в Советском Союзе в 30-е годы, а практическое воплощение - в ходе Великой Отечественной войны, когда нередко боевые действия велись одновременно на глубине 40-80 км и более, образовывая как бы «слоеный пирог». Впереди - в отрыве от армий первого эшелона на удалении 40-70 км и более - выполняла задачи подвижная группа фронта, в 20-40 км - подвижные группы армий, затем - передовые соединения и основные силы общевойсковых армий. Глубина одновременного ведения активных действий по мере роста боевых возможностей войск увеличивалась.

Эта тенденция превратилась в ведущую особенно сейчас. Как справедливо подчеркивают авторы ряда статей, она приобретает решающее значение в достижении успеха в операции и бою. Обусловливается это прежде всего тем, что вооруженные силы наиболее развитых в военном отношении стран НАТО имеют в своем составе силы и средства, способные эффективно выполнять столь сложную задачу. Это прежде всего авиация, ракеты, артиллерия, соединения (части) воздушно-десантных войск, специального назначения и др. В Великой Отечественной и локальных войнах последних десятилетий для решения задач в глубине обороны противника привлекались также соединения и объединения сухопутных войск (табл. 1).

Как свидетельствует опыт войн, для группировок войск, действующих в отрыве от главных сил, особое значение приобретает вопрос их автономности, т. е. способности самостоятельно вести боевые действия относительно продолжительное время. Решение этой проблемы в прошлом осуществлялось комплексно по следующим основным направлениям: совершенствование организационно-штатной структуры войск и вооружения; обеспечение их живучести; тщательная организация взаимодействия; достижение непрерывного управления и надежного материально-технического обеспечения; повышение полевой выучки и морально-психологической закалки личного состава; совершенствование способов боевых действий войск.

Особую важность представляют поиск целесообразной организационно-штатной структуры войск, оснащение соединений и частей вооружением, обладающим лучшими огневыми, ударными, маневренными и аэромобильными возможностями, высокой проходимостью и защищенностью.

О повышении автономности соединений (частей) и совершенствовании способов их боевых действий

Так, в ходе Великой Отечественной войны по мере поступления новых типов бронетанковой техники большое внимание уделялось совершенствованию организационно-штатной структуры бронетанковых и механизированных объединений (соединений), чаще других родов войск, действовавших в отрыве от главных сил (табл. 2). В качестве основных рассматривались такие направления изменений, как исключение из их состава немеханизированных соединений и частей, улучшение ударных, огневых и маневренных возможностей. В результате если во втором периоде Великой Отечественной войны отрыв танковых армий в наступательных операциях фронтов в среднем составлял 15-20 (при глубине продвижения 100-120 км), то в третьем периоде он уже равнялся 40-80, а в Пражской операции - до 100 км. Глубина операций доходила до 200-400, а отдельных из них превышала 700 км (2 гв. ТА в Висло-Одерской операции).

О повышении автономности соединений (частей) и совершенствовании способов их боевых действий

Поиск наиболее оптимальной структуры войск продолжается и в наши дни. Так, в послевоенные годы изменяется соотношение танковых и мотопехотных батальонов в механизированной дивизии США (рис.). В ходе учений последних лет изучаются различные организационные варианты «легкой дивизии». Американское командование пришло, например, к выводу о приемлемости для Европейского театра войны дивизии, основу которой составляют три бригады (девять моторизованных батальонов), бригады артиллерийская и армейской авиации, части дивизионного подчинения. Такое соединение, по мнению зарубежных военных специалистов, применяя вертолеты, способно наиболее полно и своевременно использовать результаты глубоких огневых ударов, стремительно развивать успех, быстро совершать маневр, действуя в отрыве от главных сил.

На осенних учениях НАТО в 1984 году испытывалась английская бронетанковая дивизия, имеющая в своем составе полк армейской авиации. На учении «Спир пойнт» в состав 1-й бронетанковой дивизии входила 6-я аэромобильная бригада, которая, действуя с полком армейской авиации, совершала рейды в оперативной глубине другой стороны. Тенденция насыщения сухопутных войск авиацией прослеживается и в армии ФРГ.

Повышение автономности соединений и частей порой достигается созданием в армиях ряда стран, прежде всего США и ФРГ, специальных формирований, наиболее приспособленных для действий в специфических условиях: в горах - подразделений альпинистов, в горно-лесистой и болотистой местности - кавалерийских частей, в тундре - аэросанных и лыжных отрядов.

О повышении автономности соединений (частей) и совершенствовании способов их боевых действий

Успешному решению задач в длительной изоляции способствует также насыщение соединений и частей вооружением, обладающим высокими боевыми возможностями и лучшими эксплуатационными характеристиками. Так, в арабо-израильской войне 1973 года на долю ПТУР пришлось до 50 проц. всех уничтоженных израильских танков, хотя они составляли только 11 проц. общего количества противотанковых средств армии Египта. В связи с этим в бронетанковой (механизированной) дивизии США перспективной организации предусматривается на всех боевых машинах пехоты иметь ПТУР «Toy», почти в два раза увеличить количество ПТРК «Дракон», оснастить вертолеты АН-64А «Апач» ПТУР «Хеллфайр». На вооружение поступает танк «Абраме», в 1,5-2 раза превосходящий по огневой мощи, маневренности и защите танк серии М60. Основу полевой артиллерии составляют ныне самоходные гаубицы, а также 240-мм 12-ствольные РСЗО, залп которых приравнивается к залпу трех дивизионов 203,2-мм гаубиц.

Одним из направлений повышения автономности войск является обеспечение их живучести, организация надежной защиты от высокоточного оружия и оружия массового поражения противника.

Важную роль в защите войск, как показал опыт второй мировой и локальных войн, играют своевременное оповещение соединений и частей, непрерывная разведка, радиоэлектронная борьба. Западные военные специалисты считают, что четко организованное проведение этих мероприятий в сочетании с искусной маскировкой позволяет снизить эффективность воздействия средств поражения противника на 70 проц. В повышении живучести войск нередко решающее значение имеют также умелое использование защитных свойств местности, рассредоточение боевых порядков, периодическая смена районов их расположения, обеспечение флангов и тыловых коммуникаций. В связи с возможностью резкого увеличения выхода из строя вооружения от ударов авиации, в том числе в результате применения противником многоцелевых вертолетов с глубиной действия до 50 км, организация противовоздушной обороны выступает в качестве первостепенного условия достижения высокой степени живучести войск.

Повышению автономности соединений и частей в значительной мере способствует тщательная организация взаимодействия. Поддержание его как внутри соединений (частей), так и с главными силами было и остается одним из решающих факторов достижения успеха, тем более что возможности средств поддержки теперь резко возросли. Особое значение в этих условиях приобретает согласованность действий сухопутных войск и прежде всего с авиацией. Маршал Советского Союза Г. К- Жуков подчеркивал, что в годы минувшей войны «основная роль в развитии наступления принадлежала танковым армиям, отдельным танковым и механизированным корпусам, которые во взаимодействии с авиацией представляли собой быстроподвижной таран огромной силы, прокладывавший путь для общевойсковых армий».

В локальных войнах в интересах достижения согласованных действий авиации с соединениями и частями, решавшими задачи в оперативной глубине, все большее место стало отводиться системе авиационного представительства. Уже во время войны в Корее (1950-1953 гг.) американским командованием был создан центр совместных действий авиации и сухопутных войск. В полосе каждого армейского корпуса развертывались центры наведения тактической авиации. Авиационные наводчики размещались не только в боевых порядках частей и подразделений, но и на борту специальных самолетов, с которых следили за наземной обстановкой. Во Вьетнаме уже действовали центры управления боевым применением вертолетов, впервые использовались воздушные командные пункты. На Ближнем Востоке в 1973 и 1982 годах авианаводчики получили более совершенные средства наведения и целеуказания. Все это улучшало условия взаимодействия сухопутных войск с ВВС и способствовало более эффективному решению задач общевойсковыми формированиями, действовавшими в отрыве от главных сил.

Ныне для согласования усилий авиации с сухопутными войсками, в том числе выполняющими задачи в глубине обороны противника, в армии США созданы эскадрильи непосредственной авиационной поддержки и наведения тактической авиации. На их базе при центрах управления боевыми действиями армейских корпусов и дивизий, входящих в их состав, развертываются центры авиационной, поддержки и команды управления тактической авиацией, а в бригады и батальоны направляются передовые авианаводчики. Эти органы призваны собирать и анализировать заявки на авиационную поддержку, распределять летный ресурс по задачам и объектам, наводить самолеты на наземные цели. На вооружении подразделений управления имеются специальные самолеты наведения и целеуказания OV-10 «Бронко», вертолеты ОН-6А, радиолокационные станции, бронетранспортеры, средства связи, обработки и отображения информации. Это, по мнению западных специалистов, позволяет значительно поднять оперативность и надежность управления авиацией и обеспечить более тесное ее взаимодействие с наземными войсками.

Важным направлением повышения автономности войск является обеспечение непрерывного управления ими. Главное требование к командирам и штабам, как справедливо отмечал Маршал Советского Союза Г. К. Жуков, было и остается умение хорошо управлять войсками в сложных и быстро меняющихся условиях боевой обстановки. Для решения этой сложной проблемы пункты управления в наступательных операциях советских войск начиная с осени 1942 года эшелонировались по фронту и в глубину, из состава командных пунктов выделялись оперативные группы, создавались промежуточные ретрансляционные посты. С 1944 года широкое распространение получили радиоузлы командиров, с помощью которых связь поддерживалась, минуя одну-две командные инстанции. Осуществлялась строгая централизация перемещения пунктов управления, большое внимание уделялось их охране и обороне. Наметилась тенденция комплексного применения средств связи. Создавались резервные (аварийные) узлы и линии связи (так было сделано в 18 армиях из 35, действовавших в Висло-Одерской и Берлинской операциях).

По опыту локальных войн 70-80-х годов устойчивость управления войсками обеспечивалась созданием в ы-сокомобильных передовых командных пунктов, воздушных командных пунктов, оборудуемых на самолетах и вертолетах, а также так называемых «прыгающих командных пунктов» (типа оперативных групп), запасных пунктов управления. Одновременно решаются и вопросы усиления защищенности личного состава пунктов управления. Например, в дивизии США до 60 проц. офицеров и солдат КП и ПК.П размещено в бронированных машинах. Положительный результат дает широкое применение закрытой многоканальной связи, характеризующейся высокой степенью скрытности передачи информации и помехозащищенности.

В качестве одного из способов достижения автономности войск правомерно рассматривать гибкую организацию их материально-технического обеспечения. Свидетельством большой значимости этого вопроса может служить тот факт, что в ходе Висло-Одерской операции главные силы 2-й гвардейской танковой армии, действовавшей в отрыве от основной группировки фронта, простаивали в ожидании горючего 30 проц., а 4-й танковой армии 33 проц. времени ведения боевых действий. Проводимые расчеты и опыт войн на Ближнем Востоке свидетельствуют о значительных трудностях решения этой проблемы в современных операциях. Следует также учитывать, что если во второй мировой войне на одного солдата расходовалось ежедневно около 20 кг различных средств, то ныне до 90. По зарубежным данным, расход запасов материальных ресурсов на 100 км продвижения войск возрос в 10-15 раз.

Просматривается ряд возможных путей улучшения материально-технического обеспечения действий войск в интересах повышения их автономности.

Уже во второй мировой войне для доставки различных грузов применялась авиация. В Маньчжурской операции самолеты 12-й воздушной армии в отдельные дни доставляли соединениям 6-й гвардейской танковой армии до 77 проц. нормы заправки горючим. Опыт локальных войн позволяет отметить динамику возрастания масштабов использования авиации для тылового обеспечения соединений и частей. В ходе войны в Корее в ряде случаев войскам, действовавшим в отрыве, доставлялось до 900 т боеприпасов и продовольствия в сутки. Во Вьетнаме вертолеты UH-1 применялись для доставки боеприпасов, запасных частей, технического имущества, а типа СН-47 и СН-54 -- тяжелых и крупногабаритных грузов. Обратными рейсами эвакуировались раненые и больные. В результате в среднем через 2,8 часа (во второй мировой войне - через 10,5 часа) им оказывалась квалифицированная медицинская помощь.

Таким образом, по мере развития средств вооруженной борьбы и совершенствования способов их боевого применения постоянно возрастает потребность в авиации для решения задач тылового обеспечения войск. Однако эту проблему наиболее кардинально можно решить иначе. Для бесперебойного обеспечения соединений и частей, действующих автономно, необходимо иметь повышенные запасы материальных средств непосредственно в войсках. При этом они должны быть подвижными. В годы Великой Отечественной войны в интересах создания лучших условий для самостоятельных действий войск, решавших задачи в отрыве от главных сил, материальные средства обоснованно эшелонировались. Из представленных в табл. 3 данных следует, что до 75 проц. боеприпасов и горючего находилось в подразделениях и частях. На танках и другой технике устанавливались еще и дополнительные емкости. Создавался высоксманевренный резерв. В 3-й гвардейской танковой армии в январе 1945 года, например, он составлял 46 автомашин повышенной проходимости, в том числе 25 - с боеприпасами, 15 - с горючим, 6 - с продовольствием. Кроме того, в этих целях использовались местные ресурсы. По данным десяти операций танковых армий, проведенных в 1944-1945 годах, в среднем 29 проц., а в отдельных случаях более 70 проц. потребности в горючем покрывалось за счет трофейного топлива.

О повышении автономности соединений (частей) и совершенствовании способов их боевых действий

Опыт последних лет свидетельствует о перспективности комплектного снабжения соединений и частей всеми видами довольствия. Так, в ходе войны во Вьетнаме американским командованием в процессе доставки грузов широко применялись контейнеры (пакеты) грузоподъемностью до 750 кг. В них загружались материальные средства, необходимые для удовлетворения суточной потребности мотопехотного батальона. По данным зарубежной печати, в ряде армий НАТО уже создан специальный парк контейнеров как для перевозок, так и хранения материальных средств.

Эффективности тылового обеспечения войск, действующих в отрыве от главных сил, в значительной мере способствует устойчивое управление тыловыми частями (подразделениями) и учреждениями. В годы Великой Отечественной войны для этого создавались оперативные группы. Они следовали с первым эшелоном полевого управления танковой армии. В состав группы входили заместитель начальника штаба тыла, один-два офицера связи, по одному офицеру от отделов тыла, офицер от службы артиллерийского вооружения. Связь при управлении тылом подвижных групп организовывалась по радио. Интенсивно использовались подвижные средства связи, в том числе авиация. В распоряжение начальника тыла 4-й танковой армии в ходе Висло-Одерской операции, например, было выделено звено самолетов У-2.

Как учит опыт минувших войн, увеличение количества органов технической разведки, всесторонняя подготовка техники, в частности, к продолжительным маршам, действиям в специфических условиях местности (болота, горы, пустыни), а личного состава к умелой ее эксплуатации- действенный путь повышения автономности войск. Надежность технического обеспечения достигается дифференцированным распределением специалистов-ремонтников, повышением работоспособности ремонтно-эвакуационных групп, а также усилением соединений (частей), действующих в отрыве от остальных сил, эвакоремонтными частями (подразделениями), способными осуществлять замену агрегатов. В качестве основополагающего должен быть принцип производства ремонта техники на месте выхода ее из строя. Ремонт, занимающий более 4-5 часов, по опыту локальных войн производить нецелесообразно. В этих случаях осуществляется лишь частичный демонтаж.

Уровень автономности войск находится в прямой зависимости от степени тюлевой выучки, физической и морально-психологической закалки личного состава соединений (частей), который призван проявлять решительность, инициативу, умение быстро ориентироваться в обстановке, немедленно переходить от одного вида боевых действий к другому, совершать продолжительные марши, решать задачи с предельным напряжением сил, на незнакомой местности, днем и ночью, в сложных метеорологических условиях. Все это требует от всего личного состава высокого профессионализма, мужества, самообладания, сильной воли.

Вопросам практической подготовки войск к действиям в отрыве от главных сил большое внимание уделялось в годы Великой Отечественной войны. Этим занимались не только командиры соединений, командующие армиями и их штабы, но и командующие войсками фронтов. Например, при подготовке Висло-Одерской операции командующий 1-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза Г. К. Жуков провел совещание с командирами передовых отрядов и потребовал от них энергичных действий в оперативной глубине. Им же было проведено показное учение по теме «Действия передового отряда в оперативной глубине».

В наши дни наряду с подготовкой формирований, предназначенных для решения разведывательно-диверсионных задач в тылу противника, действий в особых условиях (в горах, джунглях), в армиях блока НАТО взят курс на повышение уровня физической натренированности, обучение приемам специальных действий (проведение поисков, налетов, устройство засад) всего личного состава. Всесторонне анализируется при этом боевой опыт во Вьетнаме, на Ближнем Востоке, в других регионах мира.

Для войск, действующих в сложной обстановке, особое значение приобретает морально-психологическая подготовка. Обусловливается это тем, что высокий наступательный порыв воинов, их внутренняя готовность проявить истинное мужество и самоотверженность не вспышка, не безрассудство, не стихийная дань обстоятельствам, а результат высокой нравственной убежденности. Об этом наглядно свидетельствует опыт Великой Отечественной войны. Поэтому проведение целеустремленной партийно-политической работы - реальная необходимость.

Повышение автономности соединений и частей неразрывно связано с совершенствованием способов их боевых действий.

По опыту войн упреждение противника - один из путей завоевания инициативы, столь необходимой войскам, решающим боевые задачи во вражеском тылу, в отрыве от главных сил. Большое значение имело применение военной хитрости, необычных для противника приемов ведения боя, нанесение ударов там и тогда, где и когда он их не ожидает. Например, густой снегопад был использован командиром 64-й гвардейской танковой бригады подполковником И. Н. Бойко для скрытной перегруппировки и нанесения 28 декабря 1943 года удара на Казатин.

Завоевание инициативы достигается высокой степенью готовности средств поражения, своевременным их развертыванием, быстрой реакцией на все изменения обстановки, созданием сильных по составу, высокоподвижных, разноцелевого предназначения резервов. Важное значение имеет также систематическое воздействие на системы управления войсками и оружием противника путем поражения (уничтожения), вывода из строя, разрушения или захвата его пунктов управления, узлов и линий связи; дезинформация и деморализация командного состава, ослабление его воли, организаторской и творческой деятельности.

Удержанию инициативы боевых действий в значительной степени благоприятствует тщательная организация разведки, обеспечение командиров и штабов необходимой достоверной информацией о всех изменениях в обстановке. По мнению зарубежных военных специалистов, в решении этой задачи ведущая роль принадлежит специальным формированиям, из состава которых могут выделяться диверсионно-разведывательные группы (табл. 4).

Опыт Великой Отечественной войны свидетельствует, что боевые действия соединений и частей в глубине обороны противника должны отличаться широким маневром на поле боя. В годы Великой Отечественной войны для решительного маневра в целях выхода в тыл основным группировкам врага рейдовые и передовые отряды, используя слабо обороняемые направления и участки, разрывы между группировками, стремительно отрывались от главных сил. В случае их неуспеха армейские и фронтовые подвижные группы осуществляли маневр на новое направление. В Бобруйской операции 1944 года, например, 1-й гвардейский танковый корпус, не ввязываясь в бой с частями противника в районе Паричи, стремительно вышел к сильно укрепленному противником Бобруйску. В течение ночи он обошел его с юго-запада и соединился с 9-м танковым корпусом, действовавшим в обход города с севера, отрезав тем самым пути отхода 9-й немецко-фашистской армии.

О повышении автономности соединений (частей) и совершенствовании способов их боевых действий

Опыт войн свидетельствует также, что в условиях высокоманевренных действий войск их потери в боевой технике (по данным девяти танковых армий, действовавших в отрыве от остальных сил фронтов в 1944-1945 годах) снижались в 2-2,5 раза. Дерзость, стремительность выдвижения к объекту нападения и нанесения ударов, применение налетов и засад - характерная черта действий войск, решающих задачи в оперативной глубине. Этому учит, в частности, опыт Великой Отечественной войны. Высокой результативностью характеризовался выход 24-го танкового корпуса в Среднедонской операции 1942 года в тыл противника с отрывом от главных сил на 150-180 км и его неожиданный удар с рассвета 24 декабря 1942 года по станции Тацинская. За 10 дней боевых действий танкисты уничтожили 431 самолет врага, 84 танка, 106 орудий, более 11 тыс. солдат и офицеров, около 5 тыс. взяли в плен. Весьма эффективными были действия 44-й гвардейской танковой бригады 1 гв. ТА в Висло-Одерской операции. Она с ходу преодолела Мезеритцкий укрепленный район, используя промежутки в обороне противника, вышла в его глубокий тыл, форсировала Одер и удерживала плацдарм на его правом берегу до подхода главных сил. В ходе контрнаступления под Сталинградом в декабре 1942 года выделением части сил 54-й танковой бригады 1 гв. А в засаду была успешно решена задача разгрома подходящих вражеских резервов, создана благоприятная обстановка для дальнейшего продвижения основных сил.

Совершенствование способов действий соединений и частей выражается также в творческом подходе к использованию выгодных условий местности, учете ее особенностей для наилучшего применения оружия и боевой техники, средств связи, скрытия маневра и перегруппировок войск. Опыт прошедших войн учит, что естественные и искусственные препятствия являются удобными рубежами для оказания сопротивления противнику, позволяют вести оборону минимальным составом сил и средств. Это особенно важно для войск, действующих во вражеском тылу. Именно так решалась задача соединениями 1-й и 5-й гвардейской танковых армий в ходе Белгородско-Харьковской операции, когда им пришлось, действуя в отрыве от главных сил на 25-40 км, отражать в районе Богодухова с 12 августа 1943 года контрудар. Создание системы подвижных засад, широкое применение минно-взрывных заграждений и подвижных отрядов заграждений стало основным способом ведения боевых действий. Характерно при этом, что потери соединений 5-й гвардейской танковой армии исчислялись всего лишь в 38 танков.

Войска, развивая наступление в оперативной глубине, будут часто встречать водные преграды. Искусство командиров в организации их форсирования должно проявляться в выборе таких способов решения задач, которые исключали бы большие затраты времени. По опыту Великой Отечественной войны быстрота форсирования рек достигалась захватом исправных переправ (передовым отрядом 10-го гвардейского танкового корпуса 20 января 1945 года на р. Варта в ходе Висло-Одерской операции), преодолением рек вброд на широком фронте (11-м танковым корпусом в июле 1944 года р. Зап. Буг в Белорусской операции), умелым использованием подручных переправочных средств. В ряде случаев соединения и части форсировали реки по льду, усиливая его деревянными настилами (передовые отряды 6-го и 11-го гвардейских танковых корпусов в январе 1945 года при преодолении рек Нида и Пилица в Висло-Одерской операции). Наиболее сложные задачи решались при этом подразделениями инженерных войск. Они наводили переправы, восстанавливали мосты, подрывали гранитные сооружения (при форсировании канала Тельтов в апреле 1945 года в ходе Берлинской операции). Усиление ими соединений (частей) - необходимое условие достижения успеха при форсировании водных преград и в наши дни.

Боевая практика выявила высокую эффективность действий соединений и частей при ограниченной видимости. Обусловливается это тем, что ночь и туман позволяют осуществлять скрытные перегруппировки, выходить на фланги и в тыл вражеских группировок. 8-я гвардейская механизированная бригада, например, в ночь на 27 июля 1944 года совершила стокилометровый марш, с ходу ворвалась в Тукумс, разгромила вражеский гарнизон и освободила город. Опыт свидетельствует, что успех достигался грамотным учетом особенностей боевого применения различных средств борьбы, организацией тесного взаимодействия сухопутных войск с авиацией. Например, в Ясско-Кишиневской операции в интересах передовых отрядов 6-й гвардейской танковой армии в течение двух ночей 20 и 21 августа авиация совершила 143 самолето-вылета.

В целом высокая активность войск с сосредоточением усилий на решении главных задач, творческое применение принципов военного искусства, оригинальных приемов ведения боя, характеризующихся стремительностью, решительностью, дерзостью, способствуют, как учит боевая практика, с одной стороны, результативности боевых действий, с другой - повышению автономности соединений и частей. Поиск путей дальнейшего решения этой проблемы - одна из важнейших задач военной науки и практики в наши дни и в будущем.

Военная Мысль,- 1985.-№ 3, 7; 1986.-№ 1.

Радзиевский А. И. Танковый удар.-М.: Воениздат, 1977.-С. 262-264.

Военная Мысль,- 1985,- № 6.- С. 66.

Военная Мысль.-1984.-№ 4.-С. 62-68.

Air Force Magazine.- 1983.-№ 6. - P. 52.

Военная Мысль.- 1984.-№ П.-С. 53.

Жуков Г К. Воспоминания и размышления.- 6-е изд.- Т. 3.- М.; Изд-во АПН, 1985.- С. 201.

Стюарт Дж. Воздушная мощь - решающая сила в Корее. - М.: Изд-во иностранной литературы, 1959. - С. 124.

Б е л о в М. И., А в и л и н В. Ф. Аэромобильные операции армии США. - М.: Воениздат, 1977.-С. 76.

Ж у к о в Г. К. Воспоминания и размышления.- Т. 1.- 1984.-С. 258.

Товстуха П. П., Португальский Р. М. Управление войсками в наступлении.-М.: .Воениздат, 1981,-С. 185-186.

Глазунов Н. К., Никитин Н. С. Операция и бой.- М.: Воениздат, 1983. - С. 137; Локальные войны. История и современность. - М.: Воениздат, 1981.- С. 281.

ЦАМО СССР, ф. 324, оп. 4656, д. 138, л. 30; ф. 307, оп. 4148, д. 308, л. 280.

Военная Мысль.-1980,-№ 1.-С. 55.

Военно-исторический журнал. - 1985. - № 2. - С. 82-83.

Военная Мысль. - 1980. - № 8. - С. 58-59.

ЦАМО, ф. 315, оп. 5567, д. 16, л. 136.

ЦАМО, ф. 324, оп. 4756, д. 144, л. 32.

Радзиевский А. И. Танковый удар. - С. 94-101; Военно-исторический журнал,- 1982.- Кя 2; 1983.- № 9.

Military Review. 1984.- August. - P. 67-73.,

История военного искусства: Учебник. - М.: Всеяизда.т, 1984.- С. 278,

Р а д з и е в с к и й А. И. Танковый удар.- С. 265.

Советская Военная Энциклопедия.- Т. 7.- М.: Воениздат. 1979.- С. 683.

История второй мировой войны 1939-1945.-Т. 10.- М.- Воениздат, 1979.- с 81

ЦАМО, ф. 3400, оп. 1, д. 5, л. 120.

ЦАМО, ф. 332, on. 4948, д. 2, л. 50

Т а м же, ф. 235, оп. 265120, д. 3, л. 29.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации