О полководческом искусстве Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина

ВОЕННАЯ МЫСЛЬ № 5/1987, стр. 71-79

ПОЛКОВОДЦЫ И ВОЕНАЧАЛЬНИКИ СОВЕТСКОЙ ВОЕННОЙ ШКОЛЫ

О полководческом искусстве Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина

Генерал-лейтенант И. Г. НОВОСЕЛЕЦКИЙ

Войска, которыми командовал Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин, успешно действовали во многих крупных операциях Великой Отечественной войны. Они громили врага на нашей земле, помогли народам Юго-Восточной Европы освободиться от немецко-фашистского рабства, с честью пронесли свои боевые знамена с низовьев Волги до Австрийских Альп. В ходе этих ожесточенных сражений и боев совершенствовался талант полководца.

О полководческом искусстве Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина

ВЕЛИКУЮ Отечественную войну Ф. И. Толбухин встретил вполне сложившимся военачальником. За его плечами были немалый боевой опыт первой мировой и гражданской войн, годы упорной учебы, десятки лет напряженного труда на различных командных и штабных должностях. «Федор Иванович Толбухин,-писал А. М. Василевский,- начал свою службу солдатом царской армии. Как и я, он в первую мировую войну дошел до должности командира батальона. А накануне Великой Отечественной войны был начальником штаба военного округа. В годы войны особенно ярко выявились такие качества Толбухина, как безупречное выполнение служебного долга, личное мужество, полководческий талант, душевное отношение к подчиненным. Говорю об этом не с чужих слов, а из личного общения с ним во время пребывания в его войсках под Сталинградом, в Донбассе, на Левобережной Украине и в Крыму».

Первое серьезное испытание на зрелость Ф. И. Толбухин прошел в Сталинградской оборонительной операции, будучи командующим 57-й армией. Уже в этот период у него проявились способности глубоко анализировать обстановку, предвидеть ее развитие и умело организовывать действия своих войск.

В начале августа 1942 года армия получила задачу не допустить прорыва врага к Волге в районе Красноармейска и сорвать его удар на Сталинград с юга. О том, какая ответственная задача на нее возлагалась, можно судить даже по высказываниям бывшего гитлеровского генерала Дёрра. Он писал: «Красноармейск был южным краеугольным камнем обороны Сталинграда и одновременно конечным пунктом единственной коммуникации, связывавшей по суше западный берег Волги с Астраханью. Ни в каком другом пункте появление немецких войск не было бы так неблагоприятно для русских, как здесь».

Принимая решение на организацию обороны, командующий учитывал опыт предшествующих сражений наших войск. Известно, что из-за неблагоприятных условий обстановки, недостатка сил и средств и других причин в первый период войны они не всегда создавали надежную и устойчивую оборону. В связи с этим противнику удавалось осуществлять глубокие прорывы с последующим охватом флангов обороняющихся, что вынуждало их вести боевые действия в окружении или отходить на новые рубежи в глубине. Вот почему в предвидении ударов превосходящего противника, особенно его танковых группировок, Ф. И. Толбухин, располагая ограниченными возможностями, сумел сосредоточить на важнейших направлениях значительные по тому времени силы пехоты, артиллерии, противотанковых средств. В глубине обороны создавались артиллерийско-противотанковые резервы. Предусматривалось массирование артиллерийского огня для поражения войск и важнейших объектов противника. Большая работа по подготовке обороны непосредственно в соединениях и частях была проведена лично командующим, штабом и политорганами армии, в том числе по организации взаимодействия и управления.

С началом боевых действий командующий своевременно разгадывал замыслы немецко-фашистского командования, умело маневрировал резервами, сосредоточивал усилия своих войск на направлениях, где противник пытался прорваться к Волге главными силами, срывал его п л а н ы. Постоянное внимание в ходе сражения он уделял поддержанию тесного взаимодействия с соседней 64-й армией, соединениями 8-й воздушной армии, а также выдвигаемыми в полосу обороны танковыми, истребительно-противотанковыми и артиллерийскими резервами фронта. В результате, встретив упорное сопротивление соединений и частей 57-й армии и понеся большие потери, 4-я танковая армия под командованием гитлеровского генерала Гота так и не смогла прорваться к Волге.

В ходе Великой Отечественной войны Ф. И. Толбухину еще раз довелось продемонстрировать свое искусство в организации обороны. Речь идет об операции 3-го Украинского фронта (март 1945 года) в районе озера Балатон по отражению контрнаступления немецко-фашистских войск, в которой были творчески применены опыт и принципы создания прочной оперативной обороны на Курском выступе.

Обращает на себя внимание прежде всего смелое решение сосредоточить основные силы и средства фронта на направлении ожидаемого главного удара врага. Достаточно сказать, что для обороны участка севернее озера Балатон шириной 83 км привлекались три общевойсковые армии (4-я гвардейская, 26-я и 27-я), а также 18-й, 23-й танковые и 1-й. гвардейский механизированный корпуса. В то же время южнее озера Балатон на фронте 200 км оборонялись лишь две армии (57-я и 1-я болгарская).

О полководческом искусстве Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина

В сравнительно короткий срок (с середины февраля по март) советские войска создали глубоко эшелонированную оборону. К отражению атак крупных танковых группировок широко привлекались подразделения и части ствольной артиллерии, танковые соединения и части, фронтовая авиация и инженерные войска. Определяющим в достижении устойчивости и непреодолимости обороны явились упреждающий маневр на направления ударов противника артиллерийскими, танковыми и стрелковыми соединениями и своевременное занятие ими оборонительных рубежей в глубине.

Наступление немецко-фашистских войск началось в ночь на 6 марта 1945 года. Как и предполагал командующий, они нанесли главный удар между озерами Веленце и Балатон. Здесь на отдельных участках наступало 50-60 танков на 1 км фронта. В результате десятидневных ожесточенных сражений вражеским войскам ценой больших потерь удалось лишь вклиниться на небольшую глубину.

Несмотря на ожесточенность развернувшихся сражений, командующий фронтом не только сохранил предназначенные для наступления силы и средства, но и значительно их пополнил. В приказе Верховного Главнокомандования, подводившем итоги многодневных напряженных боев в районе озера Балатон, говорилось: «Войска 3-го Украинского фронта, отразив атаки одиннадцати танковых дивизий немцев юго-западнее Будапешта и измотав их в оборонительных боях, перешли потом в наступление, разгромили танковую группу немцев и продвинулись вперед на 70 километров на фронте протяженностью более 100 километров».

Полководческий талант Ф. И. Толбухина особенно ярко проявился в ходе наступательных операций, полностью или частично проведенных войсками Южного, 3-го и 4-го Украинских фронтов, которыми он командовал. Во многих из них было продемонстрировано подлинное искусство в выборе направления главного удара и в создании ударных группировок своих войск.

В истории Великой Отечественной войны видное место занимает Ясско-Кишиневская операция, осуществленная войсками 2-го и 3-го Украинских фронтов в августе 1944 года во взаимодействии с Черноморским флотом и Дунайской военной флотилией. При планировании ее Ставка рекомендовала командующему войсками 3-го Украинского фронта нанести главный удар на кишиневском направлении. С этим был согласен и Ф. И. Толбухин. Однако после всесторонней оценки обстановки и ряда рекогносцировок, проведенных на различных участках фронта, возникли некоторые сомнения. Здесь на деле проявились большой опыт, приобретенный Ф. И. Толбухиным за три года войны, глубокое понимание основ советского военного искусства и сущности происходящих в них изменений, знание приемов и способов действий противника.

Он считал, что кишиневское направление, примыкающее к полосе действий 2-го Украинского фронта, позволяло лучше организовать взаимодействие ударных группировок фронтов. Благоприятствовала и местность: всюду можно было применить танки, сосредоточить скрытно значительные силы и средства. Но настораживало то, что противник именно на этом участке держал свои главные силы и, конечно, ожидал наших активных действий.

В конце концов Ф. И. Толбухин все больше склонялся к тому, чтобы главный удар нанести южнее Тирасполя с кицканского плацдарма на Днестре. Конечно, решиться на такой шаг было нелегко: плацдарм был небольшой, весь изрезанный плавнями и руслами рек. Но имелись и преимущества. Изобилующая лесными участками, садами и виноградниками местность позволяла скрытно расположить войска. Кроме того, здесь был стык между 6-й немецкой и 3-й румынской армиями. Главное же состояло в том, что противник не ожидал, что наши войска могут нанести в этом месте главный удар. Принимая окончательное решение, командующий говорил: «Мое первоначальное мнение о целесообразности нанесения главного удара правым флангом базировалось на указаниях Ставки. Она и до сих пор считает, что лучший вариант - это сосредоточение наших усилий на кишиневском направлении. Но факты восстают против этого... Будем наносить главный удар с кицканского плацдарма. Уверен, что Верховное Главнокомандование согласится с нашими доводами...».

Дальнейшая подготовка операции проводилась в соответствии с этим решением. На небольшой кицканский плацдарм перебрасывались главные силы фронта. При этом командование шло на определенный риск. Если бы противник обнаружил сосредоточение южнее Тирасполя крупной группировки, он мог нанести внезапный контрудар, подвергнуть ее массированному воздушному нападению. Такая опасность учитывалась. И чтобы обезопасить свои войска, были приняты соответствующие меры. «Вспоминая те давние дни, - писал бывший начальник штаба фронта С. С. Бирюзов, - я и сейчас не могу отделаться от мысли об исключительной дерзости наших действий. Разве пришло бы кому в голову, скажем, в 1941-1942 годах почти полностью оголить 220 километров фронта и сосредоточить свыше 90 процентов всех сил и средств на направлении главного удара шириной в 40 километров? Разве осмелились бы тогда расположить за Днестром на небольшом кицканском плацдарме всю 37-ю и главные силы 57-й армий?

...Риск с нашей стороны был большим, но он имел под собой твердую почву. Фактически незначительное численное превосходство над противником (в людях оно составляло 1,2: 1, в артиллерии и танках - 1,6:1) мы сумели превратить в наш подавляющий перевес над ним. По танкам и артиллерии на главном направлении он стал шестикратным, по пехоте восьмикратным».

Как показали дальнейшие события, предвидение Ф. И. Толбухина полностью оправдалось. Прорыв тактической обороны противника был осуществлен в наиболее слабых местах, что способствовало быстрому выходу наших войск на фланги и тылы основной группировки, оборонявшейся в районе Кишинева, и обеспечил ее окружение и уничтожение.

В ряде операций исключительно эффективно решались вопросы сохранения в тайне их замысла, введения противника в заблуждение относительно характера предстоящих действий.

Многотрудной, но вместе с тем весьма богатой многими полезными уроками в этом отношении была для Ф. И. Толбухина Крымская наступательная операция. Именно здесь его полководческий арсенал пополнился умением скрытно от противника готовить операцию в самых сложных условиях местности и погоды, добиваться оперативной и тактической внезапности при переходе в наступление. В соответствии с замыслом войска 4-го Украинского фронта прорывали оборону на двух направлениях - на Перекопском перешейке и на южном берегу Сиваша. При этом главный удар готовился в районе Сиваша, поскольку это позволяло быстро выйти в тыл Перекопским и Ишуньским позициям, стремительно развивать наступление на Севастополь и в тыл вражеской группировке, действовавшей на Керченском полуострове.

Подготовка к наступлению проводилась скрытно. Для того чтобы отвлечь противника от направления главного удара, имитировалась выгрузка крупной группировки наших войск юго-западнее Мелитополя. Затем создавалась видимость движения на юг. В районе Геническа и в других пунктах устраивались ложные районы сосредоточения четырех стрелковых дивизий. Имитировалась перевозка войск морским путем; противник воспринял ее как подготовку к высадке морских десантов и спешно укреплял побережье.

Переходу в наступление предшествовал двухдневный период артиллерийского разрушения позиций противника на Перекопском перешейке. Для этой цели здесь впервые были применены орудия калибра 203 мм. Поскольку противнику не удалось вскрыть сосредоточение наших войск в районе Сиваша, то использование крупнокалиберной артиллерии на Перекопе еще больше убедило его в том, что главный удар следует ожидать именно здесь. Бывший командующий 17-й немецкой армией генерал Енеке писал: «Чем больше тянулось время, тем все яснее вырисовывались подготовительные грандиозные мероприятия русских к наступлению под Перекопом и несколько меньше на сивашском предмостном укреплении... на Сиваше шел дождь и пути даже для русских были непроходимы». Наступление, к отражению которого гитлеровцы так долго готовились, началось для них совершенно неожиданно.

Весьма эффективно проводились в жизнь мероприятия по оперативной маскировке и при подготовке Ясско-Кишиневской операции. В частности, большое внимание уделялось созданию ложных группировок на кишиневском направлении. «Мы, - писал С. С. Бирюзов, - имитировали сосредоточение механизированного корпуса в районе Римаровки, стрелкового корпуса - в Карманово, артиллерийской дивизии - в районе Григориполь - Ташлык». С этой целью интенсивно функционировали железнодорожные станции, на которых якобы разгружались войска. Из районов реального сосредоточения наших войск по дорогам двигались машины, танки, стрелковые подразделения и части. Делалось это преимущественно перед наступлением вечерних сумерек, чтобы создавалась видимость сосредоточения войск в темное время. А ночью эти войска возвращались обратно.

О полководческом искусстве Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина

В ходе военных действий возникали такие ситуации, которые нельзя было предусмотреть заранее. И в этих условиях особенно важное значение имела способность командующего быстро ориентироваться в обстановке, вносить необходимые коррективы в ранее принятое решение, менять направление сосредоточения усилий, своевременно наращивать удары.

При ведении операций Ф. И. Толбухин нередко осуществлял смелые, решительные маневры подвижными войсками и резервами в интересах наращивания усилий и быстрого разгрома противника.

Особенно наглядно это видно на примере Донбасской операции (1943 год), проведенной Юго-Западным и Южным фронтами (рис. 1). 13 августа 1943 года в наступление перешли войска правого крыла Юго-Западного фронта, а 16 августа его главная группировка в центре. Бои приняли ожесточенный характер, и наступление развивалось довольно медленно.

18 августа начал боевые действия и Южный фронт под командованием Ф. И. Толбухина. После того как вражеская оборона на фронте Дмитриевка-Куйбышево была прорвана и соединения 5-й ударной армии углубились в расположение противника до 10 километров, перед командующим возникла проблема, как наращивать усилия. Неудачи в предшествующих боях предостерегали от преждевременного ввода в сражение резервов, но и промедление могло привести к затуханию наступления. Командующий отдал приказ ввести в прорыв 4-й гвардейский мехкорпус в полосе 5-й ударной армии. И это резко изменило обстановку. К концу второго дня он продвинулся на запад еще на 20 км, с ходу форсировал реку Крынка и захватил плацдарм на ее правом берегу.

Для того чтобы не дать противнику возможности отвести свои войска из района Таганрога, был предпринят смелый до дерзости маневр силами 4-го гвардейского кавалерийского корпуса. В ночь на 27 августа из района Донецко-Амвросиевка он нанес удар в южном направлении и к рассвету углубился на 40-50 км. Такое стремительное его продвижение создало реальную угрозу полного окружения таганрогской группировки.

События развивались очень быстро. 29 августа после неудачных попыток прорваться на запад противник стал отходить по побережью на юг, чтобы затем вдоль Миусского, залива ускользнуть на Мариуполь. Попытка не удалась. 30 августа войска 44-й армии атаковали врага с востока, а части 4-го гвардейского механизированного и 4-го гвардейского кавалерийского корпусов нанесли удар с тыла. Таганрогская группировка была разгромлена.

Наращивая темпы наступления, советские войска нанесли ряд новых сильных ударов и в западном направлении, продвинувшись на глубину 300 км.

В ряде операций Ф. И. Толбухин умело осуществлял перенос усилий с одного направления на другое в интересах развития наступления. Особенно наглядно это видно на примере Мелитопольской фронтовой операции. Войска Южного фронта к 21 сентября 1943 года вышли на реку Молочная, где были остановлены. Оборона немецко-фашистских войск представляла собой здесь один из наиболее укрепленных участков так называемого «Восточного вала».

Замыслом командования войск фронта предусматривалось нанесение двух охватывающих ударов: главного - силами 5-й ударной, 44-й, 2-й гвардейской и 51-й армий, 19-го и 11-го танковых и 4-го кавалерийского корпусов севернее Мелитополя в общем направлении на Михайловку, Веселое и вспомогательного - из района южнее Мелитополя в обход города с юго-запада силами 28-й армии.

Наступление началось 26 сентября. Бои сразу же приняли ожесточенный, затяжной, но малорезультативный характер. К тому же противник, видимо, разгадав замысел нашего командования, начал перебрасывать с юга на направление главного удара фронта дополнительные силы. Оценив обстановку, Ф. И. Толбухин решил перенести усилия войск на новое направление, для чего выдвинул 51 -ю армию, 19-й танковый и 4-й гвардейский кавалерийский корпуса в полосу 28-й армии (рис. 2).

Перегруппировка столь крупных сил была проведена так, что противник ее не обнаружил, поэтому ввод их в районе Мелитополя был для него неожиданным. В результате боевые действия приняли решительный характер. Мощная оборонительная полоса немцев на реке Молочная была прорвана. Развивая наступление, войска 4-го Украинского фронта передовыми частями в конце октября вышли к Перекопу, достигнув Турецкого вала, и к Сивашу, захватив плацдарм на его южном берегу.

Ф. И. Толбухин обладал мужеством открыто признать допущенные при подготовке операции просчеты. Речь идет о военных действиях Южного фронта на реке Миус. Известно, что Ставка планировала летом 1943 года нанести ряд сокрушительных ударов по наиболее крупным группировкам на орловском и белгородско-харьковском направлениях. Эта операция известна в истории как Курская битва.

Перед Южным фронтом ставилась задача активными действиями сковать как можно больше вражеских дивизий на реке Миус и не допустить их переброски в районы Орла и Белгорода. Войска начали готовиться к наступлению. Трудности состояли в том, что противник занимал глубоко эшелонированную оборону, насыщенную большим количеством огневых средств. К тому же фронт не располагал численным превосходством над ним.

О полководческом искусстве Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина

Операция готовилась в короткие сроки. 17 июля войска перешли в наступление. Однако ожидаемого развития оно не получило. Врагу удалось приостановить продвижение наших войск, вклинившихся в его оборону на глубину до 10-12 км. Даже ввод 2-й гвардейской армии (второго эшелона) в сражение, как потом выяснилось, преждевременный, не дал положительных результатов. Тяжелые бои на достигнутых рубежах продолжались до конца июля. Видя бесперспективность действий и во избежание неоправданных потерь Ф. И. Толбухин обратился в Ставку ВГК. с просьбой дать разрешение на отвод войск на ранее занимаемые позиции за Миус. Согласие было получено. Командующий остро переживал постигшую неудачу, хотя Ставка в целом положительно оценила результаты действий фронта. Дело в том, что противник, втянутый в ожесточенные бои на реке Миус, так и не смог перебросить в район Курска ни одной дивизии.

Надо было иметь мужество Ф. И. Толбухина и его полководческую мудрость, чтобы откровенно признать, что при подготовке операции не была обеспечена скрытность, поэтому достигнуть внезапности перехода войск в наступление не удалось, был допущен преждевременный ввод в сражение второго эшелона фронта - 2-й гвардейской армии, в ходе наступления не обеспечивалось поддержание превосходства над противником в силах на решающих направлениях. Все это стало хорошим уроком на будущее.

В течение всей войны Ф, И. Толбухина отличали постоянная забота о людях, стремление свести до минимума потери в личном составе, добиваться успеха малой кровью. На практике это проявлялось в самом тщательном анализе обстановки, глубоком, всестороннем продумывании решений, поиске самых оптимальных форм и способов подготовки и ведения боевых действий. Особое значение придавалось своевременному доведению до подчиненных и глубокому уяснению ими боевых задач. В этих целях он умело использовал возможности штабов, начальников родов войск, политорганов и самоотверженно, не жалея ни сил, ни времени, ни здоровья, трудился сам. При этом неизменно проявлял необыкновенную выдержку, самообладание, умение сохранить спокойную деловую обстановку в самых сложных ситуациях.

Вспоминая бои под Сталинградом, бывший командир 422-й стрелковой дивизии генерал-майор запаса И. К. Морозов писал: «С самого начала своих действий по прикрытию города с юга и до перехода в наступление 20 ноября 1942 года 57-я армия без шума, спешки, продуманно и организованно вела оборонительные и частные наступательные бои и операции. Мы называли ее армией порядка и организованности и любили ее командование за исключительно внимательное и бережливое отношение к людям, к воинам, в каком бы звании они ни были».

В своей многогранной деятельности командующий умело опирался на штаб и другие органы управления. «Первое время, - вспоминал С. С. Бирюзов, - командующий строго контролировал все мои действия. Это даже вызывало досаду. Но вскоре мне была предоставлена полная самостоятельность. Мы настолько сработались, что стали понимать друг друга с полуслова... Штаб можно сравнить с центральной нервной системой человека. И Федор Иванович Толбухин понимал это очень хорошо». Он всегда внимательно относился к мнению подчиненных, не боялся принять высказанные ими предложения, которые считал более обоснованными.

Под командованием Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина войска прошли большой боевой путь, провели ряд крупных операций, участвовали в освобождении Румынии, Болгарии, Венгрии и Австрии. В жестоких боях с врагом советские воины проявляли массовый героизм, высокое воинское мастерство, с честью выполняли поставленные задачи. В ряду выдающихся советских полководцев, которые вели их от победы к победе, стоит и его имя.

На завершающем этапе войны при освобождении Румынии, Болгарии, Югославии, Венгрии и Австрии от Ф. И. Толбухина потребовалось умение решать сложные политические, межгосударственные и административные вопросы. Он был председателем Союзной контрольной комиссии в Болгарии, Румынии и в своей многогранной работе показал незаурядные способности деятеля государственного масштаба.

Василевский А. М. Дело всей жизни.- М: Воениздат, 1984.-С. 306.

Дерр Г. Поход на Сталинград. - М: Воениздат, 1957. - С. 40.

Бирюзов С. С. Суровые годы.- М.: Наука, 1966.-С. 332.

Бирюзов С. С. Советский солдат на Балканах.- М.: Воениздат, 1963.- С. 80-81.

Операции Советских Вооруженных Сил в период решающих побед.- Т III - М.: Воениздат, 1958.-С. 193.

Бирюзов С. С. Суровые годы.- С. 354.

20 октября Южный фронт переименован в 4-й Украинский.

Битва за Волгу. - 2-е изд. - Волгоград. - 1962. - С. 109.

Бирюзов С. С. Суровые годы. - С. 154-155.


Для комментирования необходимо зарегистрироваться на сайте

  • <a href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX" data-mce-href="http://www.instaforex.com/ru/?x=NKX">InstaForex</a>
  • share4you сервис для новичков и профессионалов
  • Animation
  • На развитие сайта

    нам необходимо оплачивать отдельные сервера для хранения такого объема информации